ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Диссонанс
История пчел
Служу Престолу и Отечеству
Дочь лучшего друга
Хоумтерапия. Как перезагрузить жизнь, не выходя из дома
Монах, который продал свой «феррари»
Форма воды
Пепел умерших звёзд
A
A

– Я этого никогда не забуду, – со вздохом произнесла Сара. – А те, которые предназначались твоей матери и мистеру Брэддоку, я отправила почтой.

– Что-что?

– Я их не читала, – поспешила заверить Эрику гувернантка, – но могу представить, о чем в них идет речь.

– Можешь?

– Ты хотела бы посоветоваться, что тебе делать теперь, когда вы с капитаном поссорились. Но ты не нуждаешься ни в чем, кроме советов собственного сердца, Эрика. Все ответы ты найдешь в нем, если пожелаешь к нему прислушаться.

Эрика с внутренним содроганием подумала о том, что Сара сейчас начнет безудержно восхвалять достоинства Джека. Гувернантка всегда верила в их брак и, увидев сегодня днем Эрику в слезах, разумеется, тут же невзлюбила капитана Дэниела Маккалема.

– Ты считаешь, что я должна дать Джеку еще один шанс?

– Мистеру Райерсону? – Сара побледнела. – Я говорила о твоем морском капитане. Я надеялась… О, все это так сложно, не правда ли?

Эрика наклонила голову. Ее по-прежнему тревожила странная, даже болезненная исповедь Сары. Пожалуй, ее собственные заботы стоит отложить на дальнейшее.

– Знаешь, что я думаю, Сара? Нам с тобой надо проводить побольше времени вместе и поговорить о тебе – для разнообразия. Мои проблемы себя более чем исчерпали, ты согласна?

– Ты и так уже сделала для меня невероятно много, – со вздохом возразила Сара. – Мне больно видеть тебя с красными от слез, опухшими глазами. А сейчас тебе необходимо выспаться. Уверяю тебя, завтра ты на все посмотришь иначе.

Эрика кивнула и, крепко обняв Сару, тотчас отпустила.

– Завтра мы поговорим о твоем будущем. У меня прямо-таки десяток идей на этот счет.

– Чудесно сказано. Доброй ночи, Эрика.

Уже от двери Эрика обернулась, намереваясь сказать подруге еще несколько утешительных слов, но та уже сидела за своим письменным столом, погруженная в письма Эрики, словно бы заворожившие ее.

Интересно, чем? Быть может, тем, что какой-то незнакомый Саре человек по-настоящему полюбил Эрику, и теперь надежда Сары на чудеса укрепилась? О, если бы это было правдой! Эрика со вздохом затворила за собой дверь и направилась в комнату для гостей лелеять свое разбитое сердце.

Дэниел начинал презирать пивную «Черная башня» скорее всего потому, что это заведение находилось в Салеме, всего в одном дне пути от того места, где обитал Райерсон, Однако по причинам, непостижимым для обозленного капитана, Шон Линч нарадоваться не мог на это заведение, а если говорить точнее, на краснощекую официантку Бетси.

Это казалось особенно неуместным в свете недавнего отказа Дэниела от матримониальных намерений. Разумеется, все происшедшее между ним и Эрикой, чем бы оно ни кончилось, могло подогревать Шона, ибо сама атмосфера на «Ночной звезде» все еще сохраняла отсветы их пламенной страсти.

– Капитан Маккалем?

Дэниел поднял взгляд и тотчас сдвинул брови, узнав своего соперника.

– Я Джек Райерсон, – представился вновь прибывший. – Из Бостона. Вы Маккалем?

Дэниел хотел было отмахнуться от этой чумы, но, вспомнив обидное замечание Эрики насчет того, что Джек ростом выше его, встал и выпрямился. Про себя он даже порадовался. Есть некоторая надежда, что Райерсон узнал о его успешном посягательстве на девственность Эрики и явился сюда, чтобы отомстить. Ничто не принесло бы Маккалему большего удовлетворения, чем возможность намять бока «долговязому».

– Вы чего-то хотите от меня, Райерсон? – мрачно спросил он.

– Отчаянно, – признался Райерсон. – Могу я присоединиться к вам?

Едва этот раздражающе-приятный джентльмен уселся напротив него, Дэниел нетерпеливо спросил:

– Вы пришли сюда выпить?

– Я закажу то же, что и вы.

– Подходяще, – буркнул Дэниел, но тут же выругал себя. Эрика заслуживала большего. – Чем могу быть полезен?

– Я хотел бы поблагодарить вас. За то, что вы так бережно доставили Эрику домой.

– Мне для этого даже не пришлось отклоняться от моего маршрута, – пожал плечами Дэниел, пристально вглядываясь в собеседника и пытаясь уловить, догадывается ли тот об интимных отношениях между ним и Эрикой.

– Хорошо, – улыбнулся Джек. – Но я хотел бы зафрахтовать вашу шхуну для другого, более длительного путешествия.

– Позвольте мне высказать предположение, – проговорил Дэниел. – Вы хотите провести таким образом медовый месяц? Полагаю, мисс Лейн еще не знает о таком романтическом сюрпризе? Послушайте меня, Райерсон. Она не будет чувствовать себя уютно на «Ночной звезде». Я могу вам порекомендовать…

– Подождите! – прервал его Джек, выкладывая на стол увесистую пачку банкнот. – Отвезите ее в Париж. Бывает время, когда девушке необходимо поговорить со своей матерью, и именно сейчас оно настало.

Дэниел, безмолвный и обозленный, уставился на приличное обеспечение. Он не хотел денег Райерсона, он хотел его женщину. Другое дело, что он не принял бы ее при сложившихся обстоятельствах, но, тем не менее, денег от этого человека он брать не хотел.

– Я не осуждаю вас, Маккалем, – продолжал Джек доверительно и серьезно. – Судя по тому, как Эрика говорит об этом, она сама проявила инициативу. Но вам следовало хотя бы из простой вежливости закончить это красиво. Не умерли бы вы, если бы поцеловали ее на прощание, сказав, что никогда ее не забудете или еще какую-нибудь чепуху вроде того. Это упростило бы мою жизнь, заверяю вас. Вместо этого я существую в полном слез и рыданий аду, сотворенном вами за какие-то пять дней.

– А вам бы следовало быть более наблюдательным, когда вы встречали нас в порту.

– Ах да, постыдный поцелуй, – протянул Джек. – Тот самый, который научил бы меня, как надо целовать мою следующую нареченную. Рад сообщить, что я его не видел, однако спасибо за старание. Во всяком случае, то не был прощальный поцелуй, то был задуманный Эрикой подарок мне. – Джек потер глаза и вздохнул. – Она просто сумасшедшая, согласны?

– Простите, что вы сказали? – встрепенулся Дэниел. – Что мы учили вас, как целовать вашу следующую нареченную?

– Эрика все это придумала, Маккалем. Даже после фиаско, которое она потерпела с вами, она по-прежнему считает, что весь мир должен вертеться вокруг романтики, и ничего более. – Понизив голос, Джек добавил: – Сказать по правде, при всей ее красоте и при том, сколько времени я отдал ей, меня всегда немного пугало это ее свойство, а сейчас она просто неудержима. Может, какой-нибудь мужчина в Париже и решится принять вызов, но я намерен уклониться, пока еще нахожусь в здравом уме. Я практически не знаю вас, но все же советую вам поступить точно так же. Некоторые женщины просто невыносимы со дня своего рождения. Полагаю, наша очаровательная Эрика одна из них.

– Думаю, вы правы, – негромко признал Дэниел. – Девушка не в своем уме. И невыносима.

Джек Райерсон явно испытал облегчение от этих слов Дэниела.

– Значит, мы поняли друг друга? – спросил он с осторожностью.

– Безусловно, – последовал ответ Дэниела.

Эрика хотела только одного: погрузиться в горестные переживания по поводу своей несчастной любви, однако совесть не позволяла ей этого. Стоило ей подумать о Саре, о жестоких испытаниях, выпавших на долю этой женщины с нежным сердцем, и Эрика призывала себя к терпению. В настроении Сары в эти дни ей чудилось нечто странное, почти зловещее. У нее то и дело наступали периоды меланхолии, во время которых она отказывалась разговаривать с Эрикой и которые прерывались внезапными вспышками восторженного состояния. Тогда она принималась высказывать загадочные замечания о «вторых шансах», «гении» Рассела Брэддока и о чудесах. У Эрики создавалось впечатление, что разум несчастной женщины распадается у нее на глазах. Мало того что глупые письма Эрики Сара называла «самыми большими сокровищами», она еще, оказывается, обдумывала планы самоубийства!

«Ты считаешь, что твое сердце разбито, Эрика Лейн, а представь себе, что вся твоя семья погибла, когда тебе еще не исполнилось пятнадцати лет! Джек был совершенно прав. Разум бедной женщины пострадал так же, как и ее сердце».

47
{"b":"7346","o":1}