ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скрывшись ненадолго из виду, он появился снова, но уже верхом на высоком гнедом коне, который до того шел на привязи позади кареты, и весело попрощался по-французски:

– Au revoir, mademoiselles![4]

И ускакал в облаке пыли, вынудив Эрику гадать, не слишком ли резко она его оттолкнула.

– Тебе не показалось, что он обиделся, Полли? – спросила она.

– Папа ненавидит экипажи, – объяснила девочка. – Но он говорит, что леди они нужны из-за их нарядных платьев. – Голос у Полли сделался мечтательным, когда она сказала: – Я люблю лошадей. А ты?

– Я их обожаю. Надо было нам настоять, чтобы мы все отправились в Салем верхом. Но ничего, зато в дороге нам с тобой удастся вдоволь поговорить. К тому же у тебя очень нарядное платье, и было бы жаль его испортить. У тебя есть костюм для верховой езды?

– Не для девочек.

– Постараемся подобрать для тебя что-нибудь элегантное и удобное. И вообще тебе нужно обзавестись новым гардеробом. Хорошо, что у тебя есть нарядное платье, в котором ты появишься на свадьбе у дяди Шона. Ты знакома с Бетси?

Полли кивнула.

– Она долго была подружкой дяди Шона. И приходила в гости в бабушкин дом, когда мы были здесь.

– Она хорошенькая?

Девочка снова кивнула.

– И милая. Я думала, ты ее знаешь. Дядя Шон говорил, что это ты их сосватала.

– Он так говорит? Это хорошо. – Эрика заметила, что глаза у девочки слипаются, и ласково обняла ее за плечи. – Ты не хочешь немного поспать, детка?

– Только одну минутку. – Полли зевнула и уютно устроилась рядом с Эрикой. – Я так скучала без тебя. Боялась, что ты не поедешь с нами, но папа сказал, что уговорит тебя. И уговорил. Это очень хорошо.

– Сейчас все хорошо, Полли, а потом, когда пройдет эта неделя, мы найдем способы видеться почаще.

– Папа говорит, что женится на тебе и ты уедешь с нами на остров навсегда, – бормотала Полли все тише, и голова ее сонно склонялась на плечо.

– Он так сказал? – встрепенулась Эрика, но девочка уже спала.

Прикусив нижнюю губу, Эрика мысленно пыталась разобраться, о чем же все-таки думает Дэниел. То он груб с ней, то хочет на ней жениться…

«Ты должна быть с ним очень строгой, – наставляла она себя. – Не забывай, как он ругал тебя тогда на палубе. Прими его извинения, потому что в глубине души он вовсе не такое несносное животное, каким прикидывается. И будь благодарна ему за то, что он позволил тебе побыть с Полли, пока «Ночная звезда» не уплывет отсюда».

Прижав к себе спящую девочку, Эрика старалась не грезить об их любви, которая, как она понимала, не могла быть простой, не могла быть спокойной и потому вообще вряд ли могла считаться любовью…

Глава 11

Дедушка и бабушка Майкла О'Рурка и впрямь оказались добрыми и гостеприимными хозяевами. Они тотчас предоставили Эрике комнату, а затем накормили до отвала и вкусной едой, и занимательными историями о своем семействе. Однако особенно много ей довелось услышать о щедрости и душевном благородстве капитана Маккалема, так что Эрика даже засомневалась в своем решении навсегда исключить Дэниела из своей жизни. По словам Патрика О'Рурка, Абигайль Линдстром осталась совершенно нищей, когда ее супруг попросту сбежал со всем их скромным достоянием в Калифорнию после смерти Лили. Только благодаря Дэниелу дом не был продан с торгов. Капитан уплатил все оставшиеся после Мартина Линдстрома долги и нанял О'Рурков присматривать за домом, в котором он останавливался во время своих посещений Салема.

– А у нас теперь есть и жилье, и достойная работа, что было бы непросто получить после несчастного случая со мной, – закончил Патрик, показывая на свою ногу, по колено отхваченную зубами голодной акулы пять лет назад. – Дэнни мог бы заколотить окна и двери досками, ведь он очень мало времени проводит в Салеме, но он понимал, что нам нужен кров, а сердце у него доброе, вот мы и живем здесь.

– Вы преуменьшаете свои заслуги, – с улыбкой заверила его Эрика. – Я нигде не видела таких красивых садиков, такого чистого, уютного дома. Для Дэниела это отличное место отдыха после таких плаваний, какое мы только что совершили. Вся команда работала так много и так тяжело, почти без отдыха и сна. Вы бы гордились Майклом, если бы видели, какой он замечательный моряк.

– Точно так же говорит Дэнни, – с гордостью произнес дедушка. – А Майкл рассказал нам, что мы могли бы его потерять, если бы не Дэнни.

– Вы не убедите ни себя, ни меня в том, что Дэнни Маккалем не святой человек, – добавила Мэри О'Рурк, положив Эрике на тарелку огромный кусок яблочного пирога. – Вы заполучили чудесного муженька, мисс Эрика.

Эрика слегка поморщилась, но возражать не стала, понимая, что ничего хорошего из этого не выйдет. Очевидно, Дэниел заверил всех, что они помолвлены, как и Шон с Бетси. Эрика решила, что у капитана еще будет время убедить их в обратном, после того как она поговорит с ним наедине. А теперь ей оставалось только радоваться, что ее так ублажают и что ей удалось повидаться с Полли. И дожидаться появления «святого» Дэниела.

О его появлении Эрика узнала не только по донесшимся до нее звукам его голоса, но и по мгновенно воцарившемуся в комнате молчанию и по тому, как Мэри и Патрик вытянули шеи в сторону двери, а Полли втянула голову в плечи с видом заговорщицы. Эрика подавила желание обернуться и посмотреть в синие глаза и спокойно поднесла ко рту салфетку в ожидании, когда Дэниел сам заявит о себе.

Он и заявил: подошел к ней, сгреб ее в ласковые, но крепкие объятия и поднял со стула.

– Я уж подумал, как бы ты не велела повернуть экипаж и не уехала обратно к Райерсону, – хрипловатым голосом сказал он ей с явным облегчением.

Эрика облизнула вмиг пересохшие губы и постаралась небрежно улыбнуться, надеясь, что глаза у нее не сияют такой же радостью, как глаза Дэниела.

– Джек дал понять, что хотел бы на время избавиться от меня, а О'Рурки приняли меня так гостеприимно, что я, разумеется, останусь на свадьбу, если все согласны.

– Ну вот, Дэнни! Видишь? – просиял Патрик. – Она вовсе не сердится на тебя.

– Она ни за что не показала бы этого в вашем присутствии, даже если бы сердилась. Это одно из ее замечательных качеств. Верно? – обратился Дэниел к Эрике. – Мы можем поговорить наедине?

– В этом нет нужды, – ответила она, высвобождаясь из его рук. – Я полностью забыла о маленьком недоразумении, которое произошло между нами на шхуне. – В доказательство она приподнялась на цыпочки и быстро поцеловала Дэниела в губы. – Вот видишь? Все прощено.

– Она сердится больше, чем я думал. – Дэниел улыбнулся О'Руркам. – Но поскольку тушеное мясо пахнет так чудесно, мы немножко поиграем в ее игру. – Усевшись на стул, который раньше занимала Эрика, он мягко привлек ее к себе на колени и спросил: – Ну что? О чем вы тут толковали, когда я вошел? О шквале?

Мэри поставила перед ним дымящуюся тарелку, протянула ломоть мягкого, теплого хлеба.

– Мы говорили о том, как ты спас жизнь нашему внуку. И уже не в первый раз.

– И еще о том, что ты настоящий святой, – сухо добавила Эрика. – Мне бы, разумеется, можно было и не говорить об этом.

– Видали? – усмехнулся Дэниел. – Она просто в ярости. Эрика нахмурилась и попробовала ускользнуть от него, но Дэниел легко удержал ее одной рукой.

– Я не намерен дать тебе улизнуть, а поэтому даже не пытайся. Сядь и съешь чего-нибудь.

– Я наелась по меньшей мере на неделю. – Помолчав, Эрика слегка прижалась к его груди, виновато радуясь этому ощущению после одиноких ночей в доме Райерсона. – Но если ты не прочь отведать пирога, я готова поделиться с тобой.

Дэниел, казалось, удивился и был благодарен ей за такой жест примирения.

– Мы съедим наш пирог, а потом поговорим. Шон и Бетси придут попозже. Бетси очень хочет познакомиться с тобой как можно скорее, ведь это ты убедила Шона сделать ее своей нареченной.

вернуться

4

До свидания, барышни! (фр.)

50
{"b":"7346","o":1}