ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– У них там было множество новобранцев, – объяснял Дэниел Майклу, – и ни один из них не умел обращаться со снастями. Поэтому мы согласились брать к себе в команду по нескольку новичков и обучать их морскому делу.

– Ты хочешь сказать, что постоянным членам команды не надо было вступать в ряды таможенной службы? – спросила Эрика.

– Таможенная служба была признательна нам за помощь независимо от этого.

– Но капитану пришлось поступить на службу, – вмешался в разговор всегда готовый прийти на помощь Шон. – В противном случае таможенная служба имела бы право назначить на «Ночную звезду» своего офицера, а Дэнни не мог такого позволить.

– Так ты поступил на таможенную службу? – не отставала Эрика. – Я этого не знала. И ты носил форму?

– Разумеется. Должен признаться, это самая неудобная штуковина, с которой мне пришлось иметь дело.

– Вот как? – Уголки губ Эрики опустились. – Значит, ты ее выбросил? Или вернул на склад?

Дэниел наклонил голову набок, заинтригованный столь живой реакцией Эрики.

– Она и до сих пор у меня.

– На острове?

Дэниел едва не расхохотался – от полной уверенности в том, что прочитал ее греховные мысли.

– Она висит в шкафу в моей каюте на «Ночной звезде». Ты хочешь на нее полюбоваться? Уверен, что Майкл охотно согласится доставить нас на шхуну.

Эрика сглотнула и молча наклонила голову в знак согласия. Щеки у нее вспыхнули.

– Если это не слишком хлопотно, – спохватившись, сказала она и объяснила Шону: – Нам все равно скоро пора уходить, Полли будет беспокоиться.

– Значит, решено, – произнес Дэниел, снимая Эрику с колен и торопливо пожимая руку старшему помощнику, – он спешил, боясь, чтобы Эрика не утратила боевого духа. В конце концов, он должен сделать ей предложение по всей форме, и самое подходящее время сделать его теперь, когда Эрика находится в таком приподнятом настроении.

Эрика обняла Бетси, потом Шона и, подойдя к Дэниелу, шепнула:

– Я так соскучилась по твоей шхуне, капитан.

– Ты не разочаруешься, – также шепотом ответил он. Когда Эрика подняла на него сияющие глаза, Дэниелу стоило немалого труда удержаться от того, чтобы не схватить ее в объятия и не овладеть ею прямо здесь. Вместо этого он быстро увлек ее следом за Майклом О'Рурком, и они втроем направились к шлюпке.

Эрика сидела на краешке капитанской койки и напряженно смотрела на дверь. Терпение ее иссякало, но жаловаться ей следовало только на себя: ведь это она настаивала на торжественном появлении Дэниела, достойном героя войны.

Когда дверь распахнулась и Дэниел появился на пороге, облаченный в облегающую синюю форму, с кортиком у пояса, Эрика онемела от восторга, но тотчас овладела собой, обмахнулась веером и спросила с детской наивностью в голосе:

– Я могу вам помочь, капитан?

Дэниел изобразил горестную улыбку.

– Я так одинок!

Эрика сдержала рвущийся из груди смех и проговорила все тем же наивно-доверчивым голоском:

– Ах, если бы я могла хоть чем-то помочь вам! Но я всего лишь слабая женщина, а вы такой большой, суровый и сильный.

Дэниел усмехнулся.

– Помогите мне избавиться от надетой на меня хитрой штуки, и я постараюсь придумать, чем вы можете облегчить мои страдания.

Принявшись расстегивать медные пуговицы мундира, Эрика спросила:

– А вы, капитан, в свою очередь, облегчите мои муки?

Ответом была бурная атака; Дэниел поднял подол ее юбки, Эрика вскрикнула в неистовом восторге, но Дэниел закрыл ей рот поцелуем. Его руки ласкали ее тело, а Эрика задыхалась, чувствуя, что утратит рассудок, если Дэниел не войдет в нее как можно скорее. Однако ее воин-любовник вдруг замедлил движения – он гладил Эрике бедра, прижавшись лицом к ее шее, и она взмолилась:

– Я хочу тебя, капитан. Ты можешь взять меня сию минуту? Я больше не в силах терпеть.

– Ты скажешь, что хочешь выйти за меня замуж?

Эрика застонала в полном смятении от этого неожиданного ультиматума.

– Дэниел, не надо! Не сейчас!

– Я хочу услышать твои условия, шалая девчонка, и поторопись с этим. У мужчины есть предел терпению.

– И у женщины тоже, – проговорила она, возбуждая его изощренными ласками. – Ты обещаешь быть безрассудным? Проплыть вокруг мыса Горн на клипере, заходить в неведомые гавани? А когда не будешь брать своих детей с собой, оставлять их на попечении бабушки?

– Абби? – Он поднял голову и взглянул на нее в изумлении. – А где же будешь ты?

– С тобой, капитан. Всегда с тобой.

– Проклятие, – прошептал Дэниел, ощущая свое поражение. – Я принимаю твои условия. Я должен был предвидеть, что меньшим ты не ограничишься.

Занимался рассвет, когда Майкл О'Рурк высадил изнуренных любовников на серый, ничем не примечательный пляж неподалеку от пристани. Усталая, но бесконечно счастливая, Эрика попросила причалить в этом пустынном месте, чтобы избежать любопытных глаз. На этот раз, впрочем, не было необходимости доводить шлюпку до самого берега. Как только они добрались до мелководья, Дэниел выпрыгнул из нее и протянул руки к своей нареченной, более чем готовый терпеть ледяной холод воды в бухте Салема ради того, чтобы доставить любимую в безопасное место, а если она захочет, то и отнести ее на руках до самого дома Линдстромов в пяти кварталах отсюда.

Они сердечно помахали Майклу, потом Дэниел поставил Эрику на серый песок.

– Не скажешь, что это рай, верно? – произнес он.

– Для меня рай везде, где ты, капитан, – возразила она, приподнимаясь на цыпочки и целуя его.

– Поосторожнее, не то я овладею тобой прямо здесь, не слишком далеко таверны, – пригрозил он, привлекая Эрику к себе и целуя ее ушко.

Эрика рассмеялась и отбежала от него.

– Не забывайтесь, капитан Маккалем. Помните, что в доме мы должны вести себя пристойно, ради Полли. – Она вдруг заметила на песке свернутое розовое кружево и пристально вгляделась в него. – Взгляни-ка. Это похоже на новое платье Полли, тебе не кажется? Как хорошо, что ты купил ей это платье. После мальчишеских штанишек, которые она носила столько лет, для нее, я верю, стало истинным открытием то, что ты сам относишься к ней как к красивой маленькой леди.

– Что это? – спросил Дэниел, приближаясь и трогая ткань носком сапога.

Его красивые брови сдвинулись, и Эрика с тревогой наблюдала за тем, как он наклоняется, поднимает изящное платьице и подносит к глазам с таким видом, словно не хочет узнавать его.

Горло у Эрики перехватило от тяжелого предчувствия, она почти простонала:

– Дэниел, нет. О, пожалуйста, нет…

– Она, должно быть, узнала, что мы там.

Он умолк и со страхом в глазах уставился на «Ночную звезду», такую же безмятежную и грациозную, как в гавани Ла-Кресента. Потом, без всякого предупреждения, приставил ко рту сложенные рупором ладони – и неистовый крик пронесся над пустынными водами:

– Полли! Полли Маккалем!

Пораженный шоком и болью разум Эрики лихорадочно воссоздавал недавние события. Полли, уплывающая на шхуну, когда ей заблагорассудится. Полли, оправдывающая свои поступки с веселой улыбкой и обещающая Эрике больше так не делать. Полли в гостиной у Джека, превратившаяся в изящную маленькую леди в прелестном розовом кружевном платье. Полли, увлеченно играющая с кукольным домиком и соглашающаяся подождать возвращения Дэниела и Эрики. Но ведь она по-прежнему любит море, шхуну и свободу броситься в воду когда захочет…

Но здесь-то вода холодная как лед, беспощадная к юной браваде… Эрика тоже начала кричать; голос ее выдавал неуверенность и страх:

– Полли! Полли, ты слышишь нас? Мы здесь, на пляже! Твой папа и я! Полли Маккалем!

Дэниел обхватил Эрику за плечи и заговорил резко, твердым голосом:

– Она не может нас услышать. Она либо на шхуне, либо очень далеко. – Он сделал глубокий, до боли, вдох и продолжал: – Иди и найди Шона в таверне. Скажи, что мне нужен он и остальные мужчины. Скажи ему, чтобы захватил одеяла. Она очень замерзнет… – Казалось, что он начал давиться словами, но справился с собой и повторил настойчиво: – Первым долгом найди Шона. Потом пойди и приведи врача. Ты слышишь меня, Эрика?

54
{"b":"7346","o":1}