ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И Эсме действительно вела себя так, как и рассчитывал лорд. Сначала ей стало жаль лорда, который был обречен на страдания до конца своей жизни, а потом жалость превратилась в любовь. Ее ввела в заблуждение его нежность. Он обращался с ней так, словно она была самая прекрасная женщина на свете. А потом он открыл ей мир чувственной любви и этим окончательно покорил Эсме.

Это был хорошо продуманный план, который лорд мастерски воплотил в жизнь. Но, даже понимая, какие цели он преследовал, Эсме не переставала любить его. Ничто не могло поколебать ее глубокое чувство.

– И что теперь будет со мной? – вздохнув, спросила она.

– Что ты имеешь в виду?

– Я больше не нужна ему. Теперь он может выбрать себе любую женщину.

– Этот вопрос ты должна задать ему самому. Сейчас он занят. Он бегает по всему замку и показывает людям свое красивое лицо. Лорд похож на ребенка, который носится со своей новой игрушкой. – Мейбл фыркнула. – Меня беспокоит такой поворот событий. К чему все это приведет? Боюсь, что он в конце концов превратится в подобие своего отца.

Слова Мейбл озадачили Эсме. Но, охваченная своими сомнениями, она не стала долго размышлять. Эсме решила, что ей нужно покинуть замок, и подошла к сундуку, в котором хранилась одежда.

– Есть здесь какое-нибудь прочное, практичное платье, которое я могла бы надеть, выходя на улицу? – спросила девушка. – И еще мне нужна прочная обувь.

Мейбл удивленно приподняла бровь.

– Ты уходишь из замка?

Эсме кивнула, чувствуя, как у нее ноет сердце.

Глава 6

– Так вот ты где! – воскликнул Александр, ворвавшись в комнату, расположенную на верхнем ярусе башни. – Я тебя повсюду ищу, Мейбл.

Однако старая служанка даже не взглянула на него, продолжая рыться в сундуке с одеждой.

– Посмотри на меня, – нетерпеливо сказал Александр. – Ты единственный человек в замке, который еще не видел мое лицо. Заклятие снято. Это невероятно, правда?

Мейбл медленно повернулась и пристально посмотрела на него. Ее лицо оставалось непроницаемым.

– Да, заклятие снято, – бесцветным голосом сказала она.

– Ты рада за меня? Мейбл пожала плечами.

– Посмотрим, принесет ли вам пользу красота, – проворчала она.

Александр бросил на нее удивленный взгляд, а потом осмотрелся вокруг.

– А где Эсме? – спросил он.

– Ушла.

– Ушла? Куда?

Радостная улыбка исчезла с лица Александра. Он почувствовал себя виноватым перед Эсме, о которой забыл на время.

– Наверное, домой.

– Но почему она покинула меня?

– Она решила, что больше не нужна вам. Ведь вы с ее помощью добились того, чего хотели.

Александр приблизился к Мейбл.

– Что ты наговорила ей? – с угрозой в голосе спросил он.

– Я рассказала ей о заклятии и том способе, с помощью которого его можно было снять.

– Но дело не только в заклятии! – воскликнул Александр. – Я люблю ее. И она любит меня. Иначе заклятие не было бы снято!

Мейбл как-то странно посмотрела на него.

– Вы уверены в том, что говорите?

– Конечно! Ведь заклятие могло утратить власть надо мной только в одном случае: если бы меня полюбила женщина.

– Гм, – пробормотала Мейбл. – Дело в том, что это я придумала эту легенду и пустила слух о ней. На самом же деле заклятие может снять только наложившая его колдунья.

Александр был озадачен ее словами. Он не понимал, почему Мейбл заговорила на эту тему. Ведь главное, что заклятие было снято.

– Колдунья, которая наложила на меня заклятие, была моей матерью, – холодно сказал он. – Она давно умерла.

– А вы уверены, что это действительно так?

– Конечно. Она умерла при родах. Все это знают.

– И кто же вырастил вас? Кто кормил вас и заботился о вас в детстве?

– Ты. Но к чему эти странные вопросы?

– А вам не приходила в голову мысль о том, что я, возможно, и есть ваша мать?

Глаза Александра стали круглыми от изумления. Старая карга, наверное, совсем выжила из ума.

– Ты не можешь быть моей матерью. Все знают, что моя мать была красавицей.

– А я уродка?

Александр не понимал, куда она клонит.

– Я этого не говорил, – возразил он. – Я никогда не называл тебя уродкой.

– Но ты так думал, несмотря на то что сам был безобразен. – Мейбл тяжело вздохнула. – Неужели ты так ничему и не научился за эти годы? Неужели ты так и остался эгоистичным, высокомерным мальчишкой, похожим на своего отца?

– Нет, я не похож на него!

– Это я наложила на тебя заклятие, – продолжала Мейбл. – И сняла его, когда убедилась в том, что ты полюбил другого человека и стал с нежностью и осторожностью обходиться с ним.

– Ты моя мать?! Но это невозможно!

– Ты хочешь, чтобы я это доказала? Ну что ж, смотри!

Мейбл на секунду прикрыла лицо ладонями, а когда убрала их, Александр увидел, как преобразился ее облик. Она стала высокой и стройной пожилой женщиной с царственной осанкой. Ее лицо изменилось. И хотя волосы оставались все такими же седыми, черты лица стали тонкими и изящными. Теперь на Александра смотрели два ярко-зеленых выразительных глаза.

– Этого… этого не может быть… – пробормотал он.

– Все в округе знали, что я колдунья. Твой отец хотел доказать всем, что не боится моих чар. Он изнасиловал меня, но я прокляла его, превратив его жизнь в настоящую муку.

– Но проклятие тяготело надо мной, – сердито сказал Александр. – Ты заставила страдать меня, а не его!

– Ты ошибаешься, твой отец тоже страдал. И он сильно изменился. После того как я прокляла его, он перестал быть безжалостным и жестоким по отношению к людям. Он прекратил насиловать беспомощных женщин и измываться над слугами и сельскими жителями. В душе он оставался эгоистичным и злым человеком, но внешне стал другим.

– Но как ты могла так жестоко поступить со мной? – с горечью спросил Александр. – Все эти годы я ужасно страдал!

Ему хотелось задушить эту женщину, обрекшую его на муки.

– Разве ты не понял, что я обрекла себя на те же страдания? Сразу после твоего рождения я приняла облик уродливой старой карги. Все испытывали отвращение ко мне. Но в отличие от тебя я не прятала под маской свое омерзительное лицо. Я вела жизнь не только изгоя, но и прислуги. В отличие от тебя, владельца замка. Я пошла на это для того, чтобы всегда быть рядом со своим сыном, чтобы помогать ему и направлять его по правильному пути. Я хотела, чтобы ты вырос скромным, мягким и сострадательным человеком. Мне казалось, что все средства хороши для того, чтобы достичь этой цели. Но теперь, видя твою ненависть и ярость, я думаю о том, что, быть может, зря пожертвовала своей красотой и страдала все эти годы. Неужели ты столь же зол и безжалостен, как твой отец?

Когда смысл ее слов дошел до сознания Александра, ему стало стыдно. Мейбл страдала не меньше, чем он. Она пожертвовала своей красотой и юностью для того, чтобы помочь ему.

– Прости, – сказал он. – Я обвинил тебя, не подумав. Но поверь мне, я вовсе не похож на своего отца. Я способен к любви и состраданию.

– Я рада этому, – сказала Мейбл, и на ее красивом лице заиграла улыбка.

Александр проникся к ней сыновними чувствами и крепко обнял свою мать. Она любила его и старалась направить его на путь истинный.

– Но как же Эсме? – спросил Александр, выпуская мать из объятий. – Выходит, что она не любит меня?

– Кто знает? Мне кажется, что ты сам должен спросить ее об этом.

– Но она ушла из замка.

Мейбл бросила на него насмешливый взгляд.

– Но ведь ты здоровый мужчина и можешь найти ее. Или тебе мешает гордость броситься на ее поиски?

Мейбл осталась язвительной и колючей, несмотря на то что ее внешний облик изменился. Александр рассмеялся. Он не желал походить на своего высокомерного, эгоистичного отца. Мать воспитала его совсем другим человеком.

Эсме сидела на своей любимой лесной поляне. Большинство цветов увяло, трава пожелтела. Ранняя осень окрасила деревья в багрянец и золото. В лесу было много спелых ягод. Приближались холода. Но не это было причиной подавленного настроения Эсме. Ей не давали покоя воспоминания. Стоило ей закрыть глаза, как перед ее мысленным взором сразу же возникал Александр и она как будто ощущала его ласковые прикосновения.

15
{"b":"7347","o":1}