ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не думаю, что смогу упечь свою жену в монастырь. Она владелица Вэлмара и имеет полное право здесь жить.

— Что ж, если ты так рассуждаешь, значит, ты влип по уши. Тогда хотя бы подумай о возможности немного поразвлечься с какой-нибудь другой бабенкой. Может, нам попадется какая-нибудь, похожая на госпожу Николь, и ты представишь, что это она.

Фокс посмотрел на приятеля с сомнением.

— Ей подобных нет на всем белом свете.

— Ну как же? А та танцовщица? — напомнил Рейнар и весело подмигнул.

— Ха! Но ты добился от нее больше, чем я!

— Ты прав, — самодовольно ухмыльнулся капитан. — Но ты не можешь упрекать меня. Я же не виноват, что ты сох по женщине, находившейся на другом конце христианского мира.

Фокс вздохнул. Порой, особенно последнее время, он сожалел, что не переспал с хорошенькой сирийкой. В то же время он знал, что она принесла бы ему одни разочарования.

— Она вызывала у меня опасения. Я ничего не мог с собой поделать, — промолвил он. — Женщина вроде нее, которая выставляет напоказ свои прелести любому мужику с тугой мошной… — Он брезгливо покачал головой. — Знаешь, мне всегда хотелось задать тебе один вопрос. Скажи, что ты делал с кольцом у нее между ног? Оно мешало?

— Оно доставляло дополнительное удовольствие, когда щекотало в паху. А ты догадывался, что это место было у нее проколото по-настоящему? Золотое кольцо проходило аккурат через маленькую шишечку.

— Ты имеешь в виду орган, какой позволяет женщине испытать блаженство? — спросил изумленно Фокс.

Рейнар утвердительно мотнул головой.

— Матерь Божья! Должно быть, ужасно больно! Представь, если бы тебе в головку вонзили иглу.

Рейнар пожал плечами.

— Она не произвела на меня впечатление женщины, озабоченной исключительно желанием добиться собственного удовлетворения. Ее цель, по-моему, состояла в том, чтобы распалить в мужчине желание, довести до безумия и. выцедить из него все деньги до последнего пенса. Но не пойми меня превратно, женщина того стоила. Я вспоминаю, каким я был тогда неуклюжим теленком, грубым и неопытным. Тогда я почти ничего не знал о женщинах и не имел представления, как с ними обращаться. Она не только научила меня многим премудростям, но и подарила мне самую восхитительную в моей жизни скачку. Знаешь, я до сих пор храню ее костюм.

Фокс рывком повернулся к приятелю и вытаращил на него вопросительно глаза.

— Ты что?

— Неужели ты не помнишь тот кусок тонкой, почти невидимой материи, что был на ней тогда? Я купил его у нее.

— Зачем?

Рейнар развел руками.

— Бог его знает. Может, в один прекрасный день я встречу девушку, которой он подойдет. Тогда мы могли ли бы хорошо с ней позабавиться. Вообрази, в какую восхитительную любовную игру могут вылиться наши отношения, да еще с благопристойной женщиной.

Фокс представил Николь, облаченную в соблазнительный наряд, едва прикрывающий интимные части тела. Такая мысль оказалась провокационной. Она пробудила его чувственность и налила чресла кровью.

— Послушай, Фокс, у меня есть идея, — перебил Рейнар его сластолюбивые мечты. — Почему бы тебе не попытаться хотя бы на сегодня забыть о Николь? Представь, что мы вернулись в старые добрые времена, когда мы с тобой наведывались в деревеньку. Нам всегда удавалось подхватить какую-нибудь юную прелестницу. По крайней мере тебе. Мне в те дни везло гораздо меньше. Но я не вешал носа. Я наблюдал за другими мужчинами и учился уму-разуму. Сегодня, могу поклясться, мне не составит труда иметь в своей постели каждую ночь новую бабенку, начиная со дня праздника урожая и кончая июлем.

— Неужели тебе не надоедает волочиться за юбками?

— Нет. Все женщины разные. К тому же существует не один десяток способов, чтобы унять любовный зуд.

Фокс снова задумался о своей глубокой страсти к Николь.

— Неужели любовь для тебя всего лишь зуд?

— Ну, что-то вроде того. — Рейнар расплылся в широкой улыбке.

— Надеюсь, что однажды ты влюбишься в одну из них и изведаешь муки обреченного на проклятие, — проворчал Фокс.

— Неплохо бы, — согласился Рейнар. — Давай хотя бы на сегодня поменяемся шкурами. Я попробую по уши влюбиться и навеки потерять сердце. А ты постарайся забыть о своем воплощении совершенства, расслабься и получи удовольствие от бездумного и бессмысленного совокупления.

Фокс наградил приятеля скептическим взглядом. Он сомневался, что способен забыть Николь хотя бы на один день.

Де Кресси сидел за столом под деревьями и держал господский суд, с трудом борясь с зевотой, пока мельник Этельберт без остановки жаловался на всех подряд крестьян, не сумевших расплатиться с ним в полную меру за помол зерна. Мужчина время от времени дергал себя за рыжую бороду и нервно озирался по сторонам. Его темные глазки с беспокойством перебегали с одного лица на другое.

Хитрый, алчный человек, равнодушно охарактеризовал его про себя Фокс. Он ничуть не сомневался, что мельник при каждом удобном случае надувал своих односельчан, а те в отместку не спешили с ним рассчитываться.

— …и Годвит пообещал мне два окорока и дюжину капустных кочанов, — проскулил мельник. — Я отказываюсь молоть его зерно до тех пор, пока он не принесет мне все, что задолжал.

Фокс поднял руку.

— Но ведь еще не время для засола свинины, да и капуста на грядках еще не созрела. Разве он не может рассчитаться с тобой медом, яйцами или другими продуктами?

— Нет, ведь мы договорились об окороках и капусте, — упрямо ответил мельник.

Фокс с силой стукнул кулаком по столу.

— Но суд — не место для столь мелочных разбирательств. Решите свою проблему между собой сами.

Мельник бросил на него мрачный взгляд и отошел в сторону. Фокс повернулся к сидевшему подле него Озберту.

— Неужели леди Николь и в самом деле занималась подобной чепухой?

Управляющий кивнул.

— Она бы внимательно выслушала его, а затем предложила бы какое-нибудь компромиссное решение. Что, собственно, вы и сделали.

— Господи, у нее, должно быть, больше терпения, чем у меня.

— Большинство женщин действительно терпеливы, — подчеркнул Озберт. — Их жизнь состоит из сплошных ожиданий. Сначала они ждут мужчин, без которых их жизнь лишена порядка и смысла, потом ждут появления на свет детей, потом ждут своих мужей с войны. — Он развел руками.

— Но характер у леди Николь отнюдь не столь миролюбивый и безмятежный, как вы описали, — возразил Фокс. У него чесался язык спросить у управляющего, не видел ли он госпожу в деревне, но де Кресси сдержался. Ему не хотелось, чтобы его вассал подумал, что он не способен уследить за своей женой.

Настал черед следующего жалобщика. Фокс остановил на нем взгляд. Тонкий как тростинка малый с косыми глазами голубого цвета и румяным лицом переминался с ноги на ногу.

— Я пришел пожаловаться, милорд. Эта ведьма Гленнит навела на меня порчу. Она сделала так, чтобы мое мужское достояние скукожилось и перестало работать. Я едва способен мочиться, не говоря уже о том, чтобы охаживать мою жену. — Фокс вытаращил на него глаза. — Вы должны с ней что-то сделать, — продолжал мужчина. — Она сеет вокруг себя зло и повсюду сует свой нос. Я не первый человек, которого она испортила, милорд.

— Боюсь, что на нее и раньше поступали жалобы, — прошептал Озберт на ухо де Кресси. — Многие селяне утверждают, что она не всегда с благими намерениями использует свои познания о лекарственных травах и сборах. Рассказывают даже, что кое на кого она напустила хворобу, а кое-кого свела в могилу, — добавил он мрачно.

— А откуда тебе знать, что в твоих недугах виновата Гленнит? — осведомился Фокс у виллана.

— Однажды я пришел домой и застал ее со своей женой. Они о чем-то перешептывались. Перед уходом Гленнит наградила меня дурным глазом. Вскоре я заметил, что больше не могу… делать то, что положено мужику.

— Что такое «дурной глаз»? — полюбопытствовал Фокс. — Она что-то тебе сказала? Произнесла какое-нибудь заклинание?

31
{"b":"7348","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Взлет и падение ДОДО
Последней главы не будет
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Разбуди в себе исполина
Записки учительницы
Раз и навсегда
В игре. Партизан