ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конец Смуты
Школа спящего дракона
П. Ш.
Лошадь, которая потеряла очки
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Дочь лучшего друга
Правила магии
Академия невест
Запах Cумрака

— О Боже, нет! — воскликнула Хилари и всхлипнула. — Жильберу всего пятнадцать. Я не переживу, если потеряю его. Нет!

— Вот и я чувствую то же самое, — промолвила Николь со вздохом. — Я пойду на все ради того, чтобы защитить Саймона. На все.

— Вы отлично со всем справляетесь, — заметил Фокс. — Однако отсутствие второго колодца меня по-прежнему тревожит. — Он подошел к краю крепостной стены и посмотрел вниз. — В случае осады… — Голос Фокса осекся.

— Вы ожидаете нашествия? — осведомился Фитцер. — Не сочтите за дерзость, но я не совсем понимаю, почему вас до такой степени беспокоят укрепления Марбо. Насколько мне известно, замок в последний раз штурмовали во времена конфликта между Мод и Стивеном.

Фокс обвел взглядом богатые угодья, окружавшие крепость. С приближением осени зеленое буйство красок плавно сменялось на золотое.

— Может, все дело в том, что я много лет провел на войне и мне за каждым холмом и пригорком мерещится враг. — Он встряхнул головой. — Но меня не покидает чувство беспокойства, и я ничего не могу с собой поделать. В любом случае привести крепость в боевую готовность нам не помешает.

Фитцер кивнул.

— Не смею с вами спорить, милорд. У меня нет к вам ни жалоб, ни претензий. Просто я хотел знать, грозит ли нам реальная опасность и нужно ли мне быть начеку.

Фокс повернулся к кастеляну — смотрителю замка и улыбнулся ему ободряющей улыбкой, пытаясь избавиться от дурных предчувствий.

— У вас все отлично получается, Фитцер. Я знаю, что могу на вас положиться и в случае чего вы удержите Марбо до моего прибытия с подкреплением.

Расположившись в просторном зале замка Марбо, они наслаждались великолепным угощением, состоявшим из жареных уток, маринованных яиц, тушеного огуречника и бланманже со сливовым соусом, поданным на десерт. Николь сидела рядом с Фоксом. Место справа от нее занимал Фитцер. По левую руку Фокса находилась леди Хилари, рядом с ней ее муж, Жильбер де Весси, бывший смотритель замка. Фокс внимательно следил за леди Хилари. Она действительно казалась бледной и несколько взволнованной. Возможно, она и в самом деле ждала ребенка. В своем расследовании он далеко не продвинулся. Ему лишь удалось узнать, что леди Николь регулярно наведывалась в Марбо и проводила время в гостиной леди Хилари. Визиты Николь продолжались в течение двух лет, вероятно, с тех самых пор, как она сумела запугать Мортимера до такой степени, что он перестал держать ее взаперти и позволил беспрепятственно покидать пределы Вэлмара.

~ Фокс также наблюдал и за женой. Она держалась, как всегда, невозмутимо и с достоинством. Его поразила одна вещь: к их столу то и дело подходили разные люди, чтобы поздороваться и перемолвиться с ней парой слов. Прислуга, солдаты, ремесленники и даже кухарки — все стремились выразить Николь свое почтение. Они говорили, что рады снова видеть ее в Марбо, вспоминали времена, когда она была маленькой девочкой и росла у них на глазах. В Вэлмаре его жену чтили и уважали. Здесь, в Марбо, ее любили. Очевидная привязанность людей к Николь вызывала у Фокса неясное чувство тревоги. Если им придется выбирать между ним и ею, он сомневался, что выбор будет в его пользу.

Когда Николь пригласили взглянуть на новорожденного ребенка, спавшего в люльке возле очага, она, отпросившись у Фокса, поднялась. Воспользовавшись ее отлучкой, он поделился с леди Хилари своим наблюдением относительно популярности своей жены среди обитателей замка.

— Она здесь выросла, — уточнила леди Хилари. — Естественно, мы считаем ее своей. — Едва она закончила фразу, как яркий румянец залил ее бледное лицо. — Простите, милорд… мы вас тоже уважаем и относимся к вам с любовью, но…

— Вы можете быть откровенны со мной, мадам, — заверил собеседницу Фокс. — Я понимаю, что я здесь чужак, человек, вызывающий недоверие и подозрения. Трудно ожидать чего-либо другого, особенно после всего, что вы натерпелись от Мортимера. Но я обещаю вам, что постараюсь быть справедливым, не пренебрегать своими обязанностями лорда и должным образом оберегать Марбо от всех врагов.

Леди Хилари обратила к нему взгляд, исполненный отчаяния. Фокса охватил новый приступ тревоги, и по его спине побежали холодные мурашки. Женщина внезапно вскочила на ноги.

— Мне что-то стало нехорошо, — пробормотала она. — Вероятно, я съела что-то не то.

Она торопливо направилась к выходу. Фокс повернулся к Жильберу де Весси.

— Когда малыш должен появиться на свет?

— К весне, я полагаю.

Фокс в задумчивости сложил губы. Почему муж не знал наверняка, когда должен родиться его ребенок?

Николь с беспокойством взирала на высокую кровать с пологом в спальне. Существовала стародавняя традиция уступать господину, наведавшемуся в замок с визитом, лучшую опочивальню. Николь бесконечно сожалела, что при данных обстоятельствах Жильбер и Хилари не нашли подходящего предлога отказать гостям в предоставлении своей комнаты. В то время как Саймон спал в комнате рядом, она не хотела делить одну постель с человеком, который мог оказаться врагом ее сына. По отношению к Саймону ей казалось такое соседство предательством. Хотя в Вэлмаре подобный вопрос не вознисал, здесь, в непосредственной близости от ее дорогого сына, Фокс был для нее воплощением опасности. Такая мысль сводила Николь с ума.

Еще меньше хотелось ей ночью заниматься с Фоксом любовью, страстно и необузданно. Но как могла она объявить ему о своих пожеланиях, не возбудив его подозрений? Он и без того подозревал во всех смертных грехах. Весь вечер он не спускал с нее глаз подобно хищной птице, да еще сказал что-то бедняжке Хилари, что та от него та обратилась в бегство, как перепуганный кролик.

Николь вздохнула. Она подумает, возможно, ей удастся найти какой-нибудь благовидный предлог.

Фокс простился с Фитцером и поднялся по ступеням лестницы, ведущей в жилые покои семейства де Весси. Николь уже должна находиться там, и он с нетерпением ждал момента остаться с ней наедине. Его стремление обладать ее телом, похоже, было неугасимо. Он испытал немалое облегчение, когда не обнаружил со стороны своей жены никаких признаков измены или злого умысла. Возможно, скрытность и осмотрительность — врожденные качества ее характера. Да и тяжелые годы жизни с Мортимером отложили на ней неизгладимый отпечаток, приучив лгать на каждом шагу. Он не сомневался, что со временем, если он будет обращаться с ней с добротой и любовью, Николь проникнется к нему доверием и расскажет правду.

Он прошел через гостиную, где сидела леди Хилари, занятая шитьем. Она проворно поднялась на ноги и присела в книксене, затем указала на дверь.

— Отведенная вам опочивальня находится там.

— Вы чувствуете себя лучше? — справился Фокс.

— Да, милорд.

Пересекая комнату, он заметил двух маленьких детей, спавших на тюфяке. Он на минуту остановился, чтобы взглянуть на них. У девочки были рыжеватые косички, а у мальчика — золотые кудри.

— Ваши? — поинтересовался Фокс.

— Мои, — ответила женщина. — Девочку зовут Джоанн, а мальчика — Саймон. — Леди Хилари подошла к тюфяку и поправила на детишках одеяло.

Фокса пронзила острая боль утраты. Его сыну, если бы он не умер, было бы сейчас примерно столько же лет. Отогнав мрачную мысль прочь, он решительно направился в комнату, отведенную им хозяевами. Войдя, он обнаружил, что Николь уже в постели. Он разделся и скользнул под одеяло. Она не пошевелилась, и Фокс подумал, что Николь спит. Он простер к ней руку и притянул к себе. На ней он ощутил сорочку, что немало его удивило. После всего, что они пережили вместе, странно, что она испытала потребность лечь в постель одетой.

Он взялся за подол ее рубашки и начал поднимать, с восторгом представляя, как ощутит прикосновение ее прохладной, шелковистой кожи. Но Николь от него отстранилась.

— Не сегодня, Фокс. Я, по-видимому, что-то не то съела. У меня болит живот.

Он замер, по-прежнему сжимая в ладони тонкое полотно ее облачения. Похоже, окружающее место было каким-то заразным, потому что все подряд страдали от желудочных недомоганий, хотя сам он на угощение не жаловался. Его подмывало пренебречь просьбой Николь, но после непродолжительных размышлений он заключил, что, если Николь не хочет ему отдаваться, насиловать ее он не станет. Раньше она ни разу не отказывала ему и не проявляла нежелания. Либо она на самом деле плохо себя чувствовала, либо что-то в Марбо заставляло ее отвернуться от него. Но что? Какого фрагмента загадки ему не хватало для ее решения? Он повернулся на спину и, устремив взгляд в темноту, задумался над ситуацией.

50
{"b":"7348","o":1}