ЛитМир - Электронная Библиотека

Николь окинула местность взглядом. До сих пор все шло по плану. В деревне она встретила пожилую вдову Олдит и Эдгара, одного из вилланов. Но они ее даже не заметили. Олдит выметала из дома старый камыш и от своего занятия не оторвалась. Веник в ее руках продолжал совершать медленные, размеренные движения. Эдгар следовал в лес. Судя по топору, закинутому на плечо, он, вероятно, намеревался нарубить лозы или собрать хвороста для очага. В ее сторону он даже не взглянул. Можно подумать, что мужчина и женщина приняли ее за призрак и решили, что будет лучше сделать вид, что им померещилось.

Николь приближалась к замку. Туман — дыхание дракона, как назвала его Гленнит, — начал подниматься. Ступая по раскисшей дороге, Николь смотрела под ноги, боясь сбиться с пути и случайно забрести в расположение армии противника. Сквозь туман до нее доносились зловеще близкие звуки вражеского бивака. Она слышала голоса и гулкие удары молотков, свидетельствовавшие о том, что в лагере вовсю кипела работа: ремонтировались доспехи и строились осадные сооружения. Время от времени ржали и фыркали лошади.

Гленнит сказала, что Фитцрандольф до сих пор не делал попытки взять Вэлмар приступом. Чего, интересно, он ждал? Уж не смерти ли Фокса? Возможно, он рассчитывал, что, оставшись без господина, вэлмарский гарнизон с легкостью сдастся. Николь ускорила шаги.

Дорога пошла под уклон, и Николь поняла, что замок уже близко. Вскоре она разглядела в молочной пелене мост через ров и поблагодарила святых. На ее счастье, он был опущен. Ей оставалось только заставить стражников поднять ворота.

Она остановилась на мосту и посмотрела на крепостную стену. Туман редел, и Николь отчетливо видела сторожевую башню. Нужно как-то привлечь внимание охраны. Кричать Николь не хотелось, она боялась, что ее могут первыми заметить люди Фитцера. И тут из-за зубцов башни высунулась голова в шлеме. Николь откинула капюшон плаща, который дала ей Гленнит, и в ожидании затаила дыхание. Не узнать ее они не могли. Теперь они либо впустят ее внутрь, либо поднимут тревогу.

Она услышала тихие голоса. Стражники о чем-то переговаривались. Она стояла, выпрямившись и гордо расправив плечи.

— Я ваша госпожа, — крикнула Николь, не выдержав. — Дайте мне войти!

Часовые снова о чем-то посовещались, потом раздался скрежет лебедки, поднимающей ворота. Когда ворота поднялись над ее головой, Николь прошла. После чего стражники отпустили стопорный механизм, и металлические ворота за ее спиной с оглушительным лязгом стукнулись оземь.

Она прошла через двор, удивляясь, что все прошло легко и гладко. Потом Николь услышала за собой шаги и обернулась.

— Леди? — Генри де Бренн стащил с головы шлем и удивленно смотрел на госпожу. — Что вы здесь делаете? Откуда вы? — Он подошел к ней ближе. — Кровь Господня, и в самом деле вы. Нам сначала показалось, — он нервно рассмеялся, — что мы увидели призрак.

— Отведи меня к Фоксу, — заговорила Николь нетерпеливо, сделав шаг ему навстречу.

— Конечно. — Генри зашагал рядом с ней. — Но должен вас предупредить, что Фитцеру ваш визит не понравится. Он обвиняет во всем вас.

Пока они двигались в направлении замка, Николь встревоженно озиралась по сторонам, ожидая с минуты на минуту появления Фитцера. Она боялась, что он прикажет бросить ее в темницу.

— Все, что вы слышали о моем предательстве, неправда, — сообщила она Генри. — Фитцрандольф удерживал меня силой. Я ничего не знала о его замысле убить Фокса.

— Клянусь распятием, иначе как убийством это и не назовешь! — Генри в сердцах ударил кулаком себя в ладонь. — Арбалет — самое страшное оружие из всех. Его стрела способна пробить любые доспехи и, если арбалетчик искусный, даже с большого расстояния попадает точно в цель. — Он презрительно фыркнул: — Фитцрандольф утверждает, что он здесь ни при чем, что пустила стрелу рука убийцы, но кто, кроме него самого, заинтересован в смерти Фокса? Вероломный, трусливый ублюдок! У него не хватило мужества встретиться с Фоксом в честном поединке, так он подстроил так, чтобы в Фокса стреляли во время переговоров. Клянусь, если Фокс умрет, а Фитцрандольф возьмет Вэлмар, я не стану служить под его началом. Я скорее предпочел бы поцеловать ядовитую гадюку!

Николь едва его слушала. При словах «если Фокс умрет» она пустилась бежать.

Вдруг позади она услышала крики:

— Остановите ее! Остановите эту женщину!

На пол дороге к заднему входу в замок, откуда заносят в зал еду, ее схватили со спины сильные руки. Она развернулась и оказалась лицом к лицу с Энгелардом.

— Миледи? — удивился он, потом отпустил ее и отступил назад. — Я не знал, что нужно задержать вас.

— Не дайте ей скрыться! — закричал кто-то. — Она пришла, чтобы покончить с де Кресси!

Первым желанием Николь было попытаться убежать, пока у нее имелась такая возможность. Но она тут же отмела ее как несостоятельную, подумав, что вряд ли успеет достичь верхних покоев замка, прежде чем ее схватит кто-нибудь, кто страшится Фитцера больше, нежели свою госпожу. К тому же ее разъярила столь откровенная ложь.

Ни коль, повернулась к Фитцеру и смерила его взглядом, полным холодного презрения.

— Я пришла не для того, чтобы убить своего мужа, но чтобы позаботиться о должном уходе за ним. Если бы вас действительно волновало его состояние, то вы давно пригласили бы к нему целительницу Гленнит. Если он умрет, то виноваты будете вы, а не я!

— Она лжет! — закричал Фитцер и обвел глазами толпу, собравшуюся во дворе крепости. Казалось, привлеченные шумом, вышли все обитатели замка, включая посудомоек и кухарок, пажей и горничных, ткачей и ремесленников. — Она организовала заговор, чтобы выдать мужа в руки врага, — сказал Фитцер, указывая на Николь. — Потом вместе с ними она замыслила его убийство. Не важно, что она владелица Вэлмара, ее вероломство нельзя оставить безнаказанным. — Он подал знак рыцарям, стоявшим подле него. — Схватите ее и поместите в темницу к Рейнару.

Рыцари тронулись в ее сторону. Только тут Николь поняла, что преданные ей люди не имели оружия и не могли защитить ее от вооруженных воинов. Тогда она бросила умоляющий взгляд на Энгеларда.

— Пожалуйста, помоги мне.

В его темных глазах промелькнула боль.

— Леди, я…

Но как могла она убедить его? Что могла она ему сказать, чтобы он ей поверил?

— Я люблю своего мужа, — произнесла она пылко. — Я бы с радостью умерла за него. Но сейчас для него важно другое. Ему нужен целитель. Обещай мне, что, если Фитцер посадит меня под замок, ты доставишь из деревни Гленнит. Никто, кроме нее, не сможет спасти Фоксу жизнь.

— Да, миледи. Я сделаю все, о чем вы меня просите. — Энгелард нервно кивнул головой.

— Держите ее, — крикнул Фитцер. — Не дайте ей сбежать! Энгелард к ней не прикоснулся, но и не уступил дорогу.

Николь с упавшим сердцем наблюдала за приближением Фитцера. Она лихорадочно пыталась придумать какой-нибудь план.

Когда их с Фитцером разделяло всего несколько шагов, вперед вышел и загородил коменданту путь оружейных дел мастер Вейланд. К нему тут же присоединился дородный повар саксонских кровей по имени Агельвулф. Не успела она и глазом моргнуть, как еще с десяток людей последовали их примеру.

Николь заметила, что у Фитцера от гнева на скулах заиграли желваки. Он смерил ее ненавидящим взглядом и изменился в лице, став мрачнее тучи. Она обернулась и увидела, что из замка выходили другие слуги: женщины и пажи. Они выглядели встревоженными, но исполненными решимости.

Фитцер в растерянности всплеснул руками.

— Опомнитесь! Что вы делаете? Ну и что, что она ваша госпожа? Она лживая и коварная! Замок Вэлмар из-за нее может пасть!

Никто не пошевелился. В рядах рыцарей, окружавших Фитцера, возникло замешательство. Безусловно, у них имелось оружие, но они не желали пускать его в ход против толпы людей, вставших на ее защиту.

— Внемлите рассудку! — продолжал Фитцер сердито взывать к присутствующим. — Она уже погубила одного мужа, а теперь добивается смерти второго! Как вы можете выступать на стороне такого чудовища? Она не женщина, а злобное исчадие ада!

63
{"b":"7348","o":1}