ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Морщась от жары и яркого солнца, Итальянец выбрался из «Мерседеса» и зашагал по направлению к злополучному бензовозу.

* * *

Руслан тоже полез наружу, когда Кокушкин заявил, что это самый удобный случай вывести изображение на мониторы и отрегулировать все должным образом.

– Сначала общий план дай, а потом картинку покрупнее, – распорядился он, устраиваясь за пультом в наушниках.

– Ага! – откликнулся Руслан, беря камеру наперевес.

Проведя объективом вдоль сгрудившихся на просёлке машин, он поймал в видеоискатель бензовоз и сделал максимальное увеличение кадра. Прямо на него, внимательно и холодно, смотрели глаза водителя. Мужчина сидел на фоне неба, обесцвеченного зноем почти добела Но его глаза выделялись ещё более светлыми мазками. Руслан никогда не видел таких.

– В чем дело? – донеслось до его ушей.

Это вмешался в события сам глава областной администрации Руднев. За ним увязались было плечистые молодцы с крепкими затылками, но он остановил их властным движением руки. Когда водитель повторил свою историю про владельца джипа, обязанного оплатить ремонт, Руднев жестом фокусника выудил из нагрудного кармана две купюры и протянул их собеседнику:

– Здесь двести долларов. Хватит тебе, чтобы поменять заднюю фару на твоём вонючем драндулете? «

– Вот если бы ещё сигаретку…

Руслану вдруг показалось, что водитель паясничает, подделываясь под простачка. Суровое выражение его глаз совершенно не соответствовало ёрничающему тону.

Макушка Руднева, пойманная в видеоискатель, неодобрительно качнулась, но сигаретная пачка все же была извлечена и протянута водителю.

– «Мальборо-лайтс». Устроит?

– Вообще-то я к другим привыкший. – Ухмылка держалась на губах мужчины как приклеенная, но глаза его постепенно раскалялись добела.

Вот тут-то Руслан окончательно понял, что перед ним разыгрывается сцена, от которой скоро будет не отвести ни глаза, ни объектива камеры. Трансляция ещё наверняка не началась, но Руслан нащупал на камере нужный рычажок и включил запись. Закрутились катушки кассеты. С одной на другую перематывалась отснятая плёнка – виток за витком. Неумолимо, как ход разворачивающихся на дороге событий.

– Господи, – прошептала за его спиной выглянувшая из автобуса Людмила. – А я ведь знаю этого человека.

– Откуда? – машинально спросил Руслан, регулируя резкость.

– Его фамилия Громов. Он спас Эллочку от этого ужасного чёрного зверя. Помнишь, я тебе рассказывала?

– Это ротвейлер, а не зверь, – возразил Руслан, изучив пса с помощью видеоискателя.

– Не знаю, – с сомнением произнесла Людмила. – И вообще вся эта история добром не кончится.

Вот увидишь.

* * *

Громов принял из руки Итальянца сигарету, а протянутые доллары проигнорировал.

– Спрячьте свои бумажки, – произнёс он небрежно. – Если я захочу, то завтра у меня целая куча таких будет.

– Что ты сказал? – вырвалось у Итальянца.

– Вы такое когда-нибудь видели? – продолжал играть свою роль Громов, доставая из кармана золотую стрекозу на порванной цепочке. – Высшая проба. – Он щёлкнул языком.

Брови Итальянца вскинулись вверх:

– Откуда у тебя эта цацка?

– Ха, цацка! Она в десять раз дороже «мерса» вашего стоит, – похвастался Громов, поднося кулон к носу собеседника. – Как думаете, на сколько этот брюлик потянет?

– А ну-ка!..

Перехватив протянутую руку, Громов молниеносно защёлкнул на ней один браслет наручников, а второй прикрепил к скобе на цистерне. Не давая Итальянцу опомниться, он чиркнул зажигалкой, прикурил, а потом, не гася пламя, осторожно установил её на кромку открытого люка.

– Теперь начинается самое интересное, Руднев А. С., – предупредил он.

– Ты охуел, мужик? – В голосе Итальянца пока что не было ни гнева, ни ярости. Он ещё только недоумевал. – Что за дела?

– Дела неважные, Руднев А. С., – сказал Громов. – У вас. Я вижу, ваши мальчики в меня целятся, а я при падении непременно зажигалку в цистерну уроню. – Прищурившись, он добавил:

– Кажется, сейчас так оно и произойдёт.

* * *

За спиной Итальянца прозвучал хлопок выстрела.

Судя по визгу пули, она отрикошетила от откинутой крышки люка. Незнакомец, устроившийся с ней рядом, даже бровью не повёл.

– Не стрелять! – заорал Итальянец так громко, что едва не сорвал голосовые связки. Его шейным позвонкам тоже пришлось несладко, когда он обернулся к своим бойцам, держащим на изготовку пистолеты и укороченные автоматы. – Опустили стволы, живо!

– Не опустили, а бросили, – невозмутимо поправил его незнакомец. Глаза у него были серебристые, очень холодные на вид, резко контрастируя с горячим язычком жёлтого пламени, пляшущего на бортике цистерны.

Оценив взглядом эту картину, Итальянец досадливо махнул свободной рукой:

– Бросайте оружие!.. Мы сейчас с этим мужиком договоримся, он отомкнёт наручники, и мы забудем все, что здесь произошло… Верно я говорю, мужик?

– Зовите меня лучше Громовым, – предложил незнакомец. – Если вы хорошенько покопаетесь в своей памяти, то обязательно выудите там эту фамилию.

– А, «контора»! – вспомнил Итальянец. – Но тебя же вроде в Москву перевели.

– Сработал принцип бумеранга, – усмехнулся Громов.

– Слушай, кончай мне тут загадки загадывать! – Морщась, Итальянец подёргал прикованную к бензовозу руку и потребовал:

– Отстёгивай!

– Ключа нет.

Итальянец неестественно засмеялся и произнёс:

– А ты мужик рисковый – с огнём играешь… Или цистерна пустая?

– Полная, – невозмутимо возразил Громов.

В хвосте колонны завёлся автомобиль. Это разворачивались турецкие партнёры, решившие, что им больше здесь делать нечего.

– Доволен? – злобно спросил Итальянец. – Из-за тебя сорвалась сделка на десятки миллионов долларов.

Громов пропустил его слова мимо ушей. Обведя взглядом застывшую вокруг итальянскую свиту и остановив выбор на самом молоденьком охраннике, он велел принести «что-нибудь простенькое», как он выразился, «девятимиллиметровое, автоматическое».

– Ты когда-нибудь держал дохлую крысу за хвост? – спросил незнакомец у парня. – Вот Примерно так и пистолет бери, двумя пальчиками… Пристрелян? – поинтересовался он, когда ствол «ТТ» оказался у него на ладони. – Не знаешь? Ладно, сейчас проверим…

Выстрел прозвучал не правдоподобно громко. Итальянец решил, что «тэтэшник» разнесло в руке незнакомца, но тут позади раздался сдавленный крик, и он понял, что это были сразу два выстрела, слившиеся в один. Обернувшись, он увидел падающего телохранителя с помповым ружьём в руках. Парню явно был присущ героизм, но не меткость и быстрота реакции.

Жаль. Попрактиковаться в стрельбе ему уже было не суждено. Красная метка, образовавшаяся на его переносице, свидетельствовала о том, что отныне он принадлежит к неприкасаемой касте покойников.

– Беспокойный какой народ у вас подобрался, Руднев А. С., – укорил Громов пленника.

– Вуф! – важно поддакнул чёрный пёс, устроившийся в тени бензовоза.

– Что тебе нужно? – выдавил из себя Итальянец.

– Что мне нужно? – Мужчина в джинсах на мгновение задумался, а потом принял решение. – Пусть ваши охранники отъедут к шоссе. Телевизионщики остаются.

– Ты не понял. От меня тебе что нужно?

– От вас? – удивился незнакомец. – Разве не ясно? Я хочу, чтобы вы донесли моё пожелание до своего воинства. Зычным командирским голосом.

– Пусть тогда и телевизионщики уезжают, – предложил Итальянец, мучаясь от унижения. – Нечего им тут делать!

– Как же так: нечего? Вы, Руднев А.С., сейчас выступать будете. В прямом эфире, как и было обещано.

– Болт тебе! – ощерился Итальянец. В запале он даже попытался сделать красноречивый жест, однако наручники сковали свободу его движений.

– Будет так, как я сказал. Или вообще никак не будет.

Произнося эти слова, проклятый камикадзе держал руку возле зажигалки, показывая, что в любой момент может отправить её внутрь бензовоза. Одним щелчком.

81
{"b":"7349","o":1}