ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Феликс проснулся, услышав, как кто-то вставляет ключ в замок входной двери. Человек, находившийся за ней, делал это осторожно, стараясь не шуметь. Феликс моментально сбросил с себя сон, выскользнул из-под одеяла и побежал в гостиную. Он успел стать, прижавшись спиной к простенку, совсем рядом с дверью. Замок тихо хрустнул, дверь распахнулась.

Пока Феликс не мог видеть, кто за ней находится. Свет фонарей заливал большую комнату, но не ровно, а полосами, идущими от окон. За дверью кто-то шелохнулся, и в проеме показался темный силуэт. Феликс отступил немного назад и приготовился нанести удар. Лишь в последний момент он застыл с уже занесенной рукой. Незнакомец шагнул в полосу света и блеснул двумя золотыми коронками во рту.

— Стой, Хер-Голова, — шепотом сказал Феликс.

Его приятель остановился, медленно повернул голову, затем вздохнул с облегчением.

— Однако ты и нервный, Колчан!

— Будешь тут нервным.

— Спал, что ли? — Хер-Голова присел на диван и глянул на Феликса.

— А если бы я спохватился чуть пораньше?

— Да что я, тебя не знаю? Ты никогда не будешь стрелять наобум. Девчонка где? — спросил бандит.

— Спит.

— Собирайся, пора ехать.

— Пойду разбужу.

Феликс прошел в спальню. Марина уже проснулась и сидела на кровати.

— Поднимайся, у нас гость, — сказал Колчанов.

— Выйди, я оденусь.

И тут девушка посмотрела на смятые простыни и поняла, что Феликс спал с ней в одной постели.

— Выйди, — повторила она с раздражением.

— Я думал, мы с тобой друзья, — укоризненно заметил Колчанов.

— Были.

Феликс прихватил одежду и вернулся в гостиную. Хер-Голова разговаривал по мобильному телефону:

— Две девочки? Вот как? Так говоришь, там арабы? Хорошо. Передай, что наши скоро будут.

Марина стояла перед зеркалом в спальне и пыталась сменить прическу «Я упала с самосвала, тормозила головой» на более элегантную. Она хорошо отдохнула и теперь была готова к новым приключениям. Волосы никак не хотели слушаться. В конце концов получилось что-то вроде африканских «стрел независимости». Отчаявшись привести шевелюру в божеский вид, девушка оделась и вышла в гостиную.

Хер-Голова хищно усмехнулся.

— Не знаю, зачем это понадобилось Колчану, но он попросил покатать тебя по городу. Так что мы прямо сейчас и едем. Я, Марина, даже дела свои отложил, чтобы с вами проехаться.

— Тронута, — съязвила девушка.

— Ты не хами, братишке твоему пожалуюсь, что сестру плохо воспитывает.

— Ну, положим, кто кого воспитывает — это еще вопрос.

Выпив по небольшой чашечке кофе, чтобы приободриться, все трое вышли на улицу.

— Моя машина за углом, — остановил Феликса Хер-Голова, когда тот хотел сесть в свой «Лендровер». — А ты, Марина, дорогу запоминай, чтобы не пришлось на улице ночевать, потому что завтра для Колчана дело есть, на которое тебя взять ну никак нельзя.

На стоянке возле небольшого книжного магазина их поджидал другой джип, «Чероки» с затемненными стеклами.

— Твоя тачка тоже ничего, — усмехнулся Феликс.

— Не очень-то она мне нравится, — Хер-Голова галантно распахнул перед Мариной дверцу, — но в ней одно хорошо: когда имеешь такую машину, не нужно никому доказывать, что ты богатый человек. Посмотрят — и сразу станет ясно.

— И что для тебя немаловажно — вместительный.

Забравшись в недра «крутой тачки», Марина обнаружила, что там уже сидят две девушки. О роде их занятий гадать не приходилось: слишком много было на них черных шмоток, блестящих побрякушек, аляповатой «боевой раскраски», а уж юбки до середины бедер вполне заменяли плакат на груди с надписью: «Я — шлюха!».

«Такое может нравиться разве что неграм да туркам с арабами», — подумала Марина.

Она даже не успела с ними заговорить, как Хер-Голова и Феликс уже сели рядом с ней. Затем Марина поняла, что чуть было не дала маху. С этими двумя проститутками разговаривать не полагалось, как не полагалось разговаривать и им самим. На них смотрели как на товар, который нужно доставить по требуемому адресу, не более того.

Парень, сидевший за рулем очень прямо, словно аршин проглотил, нажал на газ, и машина мягко тронулась с места.

— Что нового? — спросил Хер-Голова у своего водителя.

— Херня, босс, получается, оборвалась вся связь. Накрылась медным тазом, — образно выразился тот.

— Да ты что, быть такого не может! Здесь же не совок все-таки.

— Точно. Я уже звонил на станцию, сказали, что какая-то авария с ретрансляторами. Вся пейджинговая и радиотелефонная связь будет молчать до утра, можно пользоваться только обычными телефонами.

— Вот же черт! — проворчал Хер-Голова, но затем немного повеселел. — Ничего, большую часть заказов мы уже приняли. Случись это на пару часов раньше — вечер и ночь потеряли бы.

— Далеко едем? — поинтересовался Феликс.

— Да нет, тут довольно близко, минут через пятнадцать будем. Вот с этого, с простых заказов, — Хер-Голова покрутил головой и глянул на Марину, — здесь все и начинают. Сперва на обслуживании турок и арабов — это для тех, кто языка совсем не знает. Конечно, если бабенка смазливая, то можно и более серьезных клиентов подыскать, но все равно, расчеты с ними идут только через моих людей. Сами они денег не получают.

— А чаевые? — спросил Колчанов.

— Это от черножопых-то! — захохотал Хер-Голова.

Машина свернула в боковую улицу. Тут тоже было довольно чисто, но уже чувствовалось, что район значительно беднее, чем центральный. Шофер вышел, проверил, тот ли номер дома.

— Сюда, на четвертый этаж, — сказал он.

Все выбрались из машины, шофер набрал код переговорного устройства. Почти тут же отозвался мужской голос с таким сильным восточным акцентом, что Феликсу даже показалось, говоривший нарочно утрирует его.

— Звонили? —Да.

— Заказ с нами.

— Входите.

Дверь открылась. Лифт вознес всех на четвертый этаж. Дверь в квартиру уже была открыта. На пороге стояли двое крепко сложенных черноволосых мужчин с томными глазами потомков сластолюбивых калифов. Они тут же насторожились, увидев сразу троих сопровождающих и еще одну девушку «сверх заказа».

Когда проститутки были уже в прихожей, один из арабов попытался остановить шофера. Но тот тут же перехватил его руку и грозно произнес:

— Сперва мы квартиру осмотрим, ясно?

Хозяева квартиры переглянулись. Вновь прибывшие имели, как в хоккее, численное преимущество, да и требование шофера выглядело вполне здравым.

— Если договаривались, что две девочки на двоих клиентов, то следует проверить, — объяснил Хер-Голова. — А то знаем мы вас, приведете весь свой кагал и затрахаете до смерти.

— Пошли, — Феликс взял Марину за руку, и они оказались в квартире.

Шофер и Хер-Голова действовали быстро. Они открывали шкафы, заглядывали в ванную, в туалет, не поленились даже залезть под кровати. Все обошлось, арабов и впрямь было только двое. Напоследок Хер-Голова выглянул на балкон и произнес:

— Порядок. Значит, так, — уже стоя на площадке и придерживая дверь ногой, обратился он к арабам, — девушек мы вам оставляем ровно на час. И если они пожалуются нам, что с ними обходились плохо, вам, парни, придется еще хуже. Вас самих трахнут.

— Что значит плохо? — сощурившись, поинтересовался один из арабов.

— В зад и в рот не трахать, потому что за это другие расценки, — золотые коронки во рту Хер-Головы сверкали вполне убедительно. — Час времени и ни минутой больше. — Затем после небольшой паузы мафиози потребовал: — Деньги покажи.

Араб вынул из кармана несколько купюр.

— Нормально, можете развлекаться. Дверь закрылась.

— Поехали, отдохнем немного, — сказал Хер-Голова, вызывая лифт.

— Думаешь, тут все нормально? — засомневался Феликс.

— Все нормально бывает только в гробу, — мрачно пошутил его приятель.

Они проехали совсем немного и остановились возле моста. Хер-Голова откинул столик, положил на него новенькую колоду карт.

32
{"b":"7351","o":1}