ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Подземные корабли
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Черные крылья
Игра в ложь
Сочувствующий
Владыка. Новая жизнь
В каждом сердце – дверь
Поединок за ее сердце
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха

Механик глянул на Доктора. Тот открыл багажник машины и вытащил из него короткоствольный карабин. Механик знаками велел бросить ему оружие. Доктор отрицательно мотнул головой. Стараясь действовать бесшумно, он передернул затвор и прилег у заднего колеса «БМВ».

Одну за другой врач выпустил наугад пять пуль. Этого времени хватило, чтобы Механик в прыжке успел нажать кнопку, опускавшую металлические жалюзи позади ворот, и, рискуя быть подстреленным, упал рядом с Доктором.

— Кажется, получилось, — прошептал он, глядя на то, как медленно ползет вниз железная решетка.

Но радость оказалась преждевременной. Офицер полиции первым сообразил, что следует предпринять. Аккуратно прицелившись, он выстрелил прямо в направляющие, по которым скользили штыри планок. Жалюзи перекосило. Один конец заклинило, второй продолжал опускаться. Теперь под обстрел попадала только половина помещения, вторую не очень надежно прикрывали перекошенные планки.

— Что делать? — прошептал Доктор, перезаряжая карабин.

— В машину — и рвать когти как можно быстрее! — приказал Механик. — Протараним жалюзи, а там посмотрим.

Доктор с сожалением посмотрел на машины: два «Мерседеса» и один «БМВ». Если бы тут стоял джип!

Но выбирать не приходилось. Он приподнялся на локтях и свистнул. Из-за одного стеллажа высунулась взлохмаченная голова девушки.

— Сюда, в машину! — шепотом распорядился Доктор, распахивая переднюю дверцу «Мерседеса», между сиденьями которого на полу затаились Ксюха и Шурка.

Второй раз повторять не пришлось. Доктор, пригнувшись, нырнул в дверцу и оказался за рулем.

— А ты чего? — зашипел он на Механика. —

Залезай!

Тот покачал головой:

— Нет! Вы поедете за мной!

Он прыгнул за руль «БМВ» и, прежде чем Доктор успел крикнуть «нет», запустил двигатель. С места набирая бешеную скорость, машина рванулась вперед, аж стулья, стоявшие на дороге, разлетелись в разные стороны. Механик старался не смотреть на своих мертвых приятелей, которых тоже смел на пути. Уже будучи уверенным, что он идет точно в ворота, Механик пригнулся. И как раз вовремя.

Автоматные очереди прошили ветровое стекло. Одна из пуль угодила в переднее колесо, машина качнулась, ее занесло и со всей силы ударило о железную окантовку ворот. Механик был еще жив. Цепляясь за руль, он попытался подняться, и тут же, лишь только его голова показалась над приборной панелью, в лоб ему попала пуля. Парень рухнул на пол. Теперь вырваться из гаража было невозможно: искореженный «БМВ» загораживал единственный выезд.

Офицер полиции махнул рукой «факельщику» с ранцевым огнеметом на плечах. Тот, прижимаясь к стене, подобрался к самым воротам, отставил руку в сторону и сунул свое оружие в узкую щель между нижней планкой жалюзи и порогом. Доктор, лежа возле машины, старательно целился, пытаясь уловить малейшее движение там, на улице. Несколько раз он выстрелил, когда ему в разрезе прицела почудилась какая-то тень.

И вдруг прямо из-под жалюзи ударил сноп огня. Девушки пронзительно завизжали. Полицейский медленно поворачивал свой огнемет, и ярко-желтые языки пламени лизнули сперва потолок, затем стеллажи, прошлись по разломанным столам и с леденящим душу свистом коснулись второй стены. Краски, растворители, масла вспыхнули мгновенно. Доктор выронил карабин и катался по бетонному полу, прикрывая руками обожженное лицо. Последнее, что он увидел, прежде чем лопнули стекла очков, — это Ксюху. Охваченная пламенем, девушка пыталась сделать еще несколько шагов, затем пошатнулась и упала в пылающую лужу нитрокраски. «Факельщик» еще несколько раз нажал на спусковой крючок своего оружия и, пригибаясь, опрометью бросился подальше от ворот. Другие полицейские тоже пятились назад, опасаясь, что сейчас начнут рваться бензобаки, канистры и бочки.

А офицер с ужасом смотрел на метавшиеся в огне тени.

* * *

— Вот засранцы, за что только деньги берут! — выругался Хер-Голова, откладывая молчащий телефон. — Хотел в мастерскую позвонить, предупредить, что ты машину не сможешь погнать. Ну да ладно, черт с ними. Думаю, связь скоро восстановится.

Джип «Чероки» остановился возле подъезда того самого дома, где Хер-Голова оставил двух проституток на попечение арабов. Шофер, Феликс и Марина вышли вслед за Хер-Головой. Вновь ожило переговорное устройство.

— Время кончилось, — сказал шофер в зарешеченный микрофон.

— Сейчас откроем, — послышался голос с сильным акцентом.

Один из арабов-полицейских снял с перепуганной проститутки наручники и, глядя ей прямо в глаза, приказал:

— Ты откроешь дверь.

— Нет!

— Откроешь, — и он наставил на нее ствол короткого автомата.

Вторая проститутка сидела на кровати, пристегнутая наручниками к металлической спинке. Рот ей туго стягивало полотенце.

— Откроешь сама, и чтоб улыбалась! Девица наконец еле заметно кивнула.

— И без глупостей!

Второй араб чуть отодвинул занавеску и выглянул на улицу.

— Их как и тогда — трое парней и девушка, — доложил он и только после этого нажал кнопку, открывавшую электрический замок на входной двери.

Проститутка стояла, положив руку на замок. Свет в прихожей погасили. Полицейские заняли позиции в коридоре с оружием в руках.

Послышалось, как раздвигаются створки лифта, как выходят из него люди. Девица нервно обернулась, в глазах ее блестели слезы.

— Улыбка! — прошипел араб, направляя ствол автомата в ее сторону. — Улыбайся, кому говорят!

Девушка затравленно улыбнулась, как, наверное, усмехаются привидения, если они в хорошем расположении духа.

Шофер постучал в дверь. Ему тут же открыли.

— Где хозяева? — спросил он. Проститутка внезапно бросилась на водителя и пряталась за его спину. Только шофер успел выхватить из кармана пистолет, как в него ударила автоматная очередь. Но все-таки, уже почти ничего не видя, парень успел нажать на спусковой крючок. Полицейский схватился за рану и рухнул на пол.

Хер-Голова рванулся в сторону, пытаясь укрыться за дверным косяком. А в это время второй полицейский открыл огонь. Единственное, что успел сделать Феликс, так это оттолкнуть в сторону Марину и, пригнувшись, броситься вперед. Он схватил полицейского за ноги, дернул его на себя и повалил на пол. Последние пули вспороли потолок. Хер-Голова, пошатываясь, вошел в прихожую, несколько раз выстрелил из своего пистолета прямо в голову полицейскому, нагнулся и вырвал автомат из рук мертвеца.

— Суки! — глухо прохрипел он, приваливаясь плечом к стене. — Зацепило-таки…

Его ранило дважды. Одна пуля насквозь пробила левое плечо, вторая застряла чуть ниже. При виде медленно вытекающей крови Хер-Голова побледнел как полотно.

Феликс нагнулся, проверил пульс у шофера. Парень был мертв. Возле двери сидела на корточках проститутка. Трясясь от страха, она повторяла как заведенная:

— Они заставили… заставили…

Феликс взял пистолет шофера и осторожно заглянул в комнату. Убедившись, что вторая девушка там одна, он освободил ее рот от полотенца.

— Их было только двое, — сказала она. — Расстегни наручники.

Проститутка взглянула на журнальный столик, на котором лежала еще пара наручников и ключи. Феликс освободил девушку от оков и тут же бросился к Хер-Голове. Тот пока держался, сознание не терял.

— В машину! — прохрипел Хер-Голова. — Уходить надо…

Только на площадке Колчанов вспомнил о Марине. Та стояла не шелохнувшись и смотрела на него невидящим взглядом.

— Ну же, помоги! — крикнул Феликс. Он забросил правую руку Хер-Головы себе на шею. Марина нажала кнопку лифта. Створки тут не открылись.

— Выметайтесь отсюда! Уходите! — приказал

Колчанов проституткам. Лифт поехал вниз.

«Сейчас тут будет полиция, — подумал Феликс, — если только внизу уже нет засады».

Они вышли из подъезда. Феликс огляделся: вроде бы никого рядом не было. Но наверняка кто-нибудь из жителей дома вызвал полицию. Колчанов усадил Хер-Голову на заднее сиденье джипа и приказал Марине: — Перевяжи его!

36
{"b":"7351","o":1}