ЛитМир - Электронная Библиотека

Разомлевший капитан обнимал за плечо Феликса и, заглядывая ему в глаза своими заплывшими жиром глазенками, то и дело повторял:

— Ноу проблем, гутен морген! Все что хочешь! Все что надо на территории этой сраной части может стать твоим. Только плати. А я тебе скажу, кому платить и сколько мне отстегивать.

— Понял, — отвечал Феликс Колчанов, подливая в рюмку кристально прозрачной жидкости с божественным запахом смородины.

— Надо будет малость полковнику сунуть и одному капитану, — инструктировал отставник.

— Тебе? — хлопнув по плечу Сапунова, поинтересовался Феликс.

— Ну и мне, конечно, тоже. Послушай, — капитан подался вперед и буквально вцепился в плечо Феликса, — есть классный способ заработать денежки. И немалые!

— И что же это за способ? — осведомился Феликс.

— Способ очень простой. Знаешь, когда немцы отступали, ну, когда их взяли в «котел» в конце июня сорок четвертого, вот примерно в эти же дни… Операция «Багратион», слыхал? Немцы сюда стянули столько войск, а наши их бомбили и бомбили… Так что фашистам пришлось хоронить своих прямо на территории крепости.

— Ну и? Что-то я не врубаюсь.

— А очень просто, — трезвея буквально на глазах, пробормотал капитан Сапунов, — очень даже просто. Надо будет всего лишь выкопать останки немцев, а затем продать их в Германию. Ведь они своих выкупят.

— Ну ты и даешь, капитан! — заулыбался Феликс. — На кой черт немцам кости, черепа?

— Как это на «кой черт»? — буквально разъярился капитан Сапунов. — Да я вижу, ты ничего в этом деле не смыслишь!

— Может быть, и не смыслю. Поясни. Капитан взял рюмку с водкой, залпом осушил ее, закусил балыком, вытер салфеткой рот и быстро заговорил:

— Так вот, немцы за каждый череп, за каждый медальон с номером и фамилией убитого отвалят хорошие бабки.

— Хорошие — это сколько?

— Ну, марок пятьсот за каждого. А их там тысячи, представляешь? Вот если бы ты, Феликс, смог организовать дело там, в Германии или в своей Австрии, то мы с тобой стали бы миллионерами. А вообще, что тебя, собственно, интересует на территории крепости?

— Знаешь, капитан, меня интересует сама крепость. Моя страсть — архитектура. Я изучаю всевозможные ходы, подземные коммуникации, ну и все такое прочее. Пишу книгу о крепостях, построенных на территории Европы.

— Ишь ты! И что, за это хорошо платят?

— Нет, платят за это не очень хорошо, мне просто интересно.

— Вот чудак человек! Хотя, если хочешь, я принесу тебе планы Бобруйской крепости, они есть в нашем инженерном отделе. Там же указана вся сантехника, проводка, короче, все, что тебя интересует. Обойдется тебе это… сам понимаешь, документы секретные, но секреты прошлого века.

— Нет, меня интересуют подвалы.

— Там и подвалы, — хлопнув себя кулаком по колену, пробормотал капитан Сапунов.

— Вот они меня и интересуют. Я, в общем-то, хотел бы их осмотреть.

— Как это осмотреть? — спросил заплетающимся языком вконец захмелевший офицер. — Как осмотреть?

— Как все смотрят. Пройтись по ним, сделать замеры, нанести на карту. Все, как у нас, археологов, положено, чтобы у меня были точные чертежи.

— А зачем мерить? Давай две сотни баксов, и завтра все планы коммуникаций будут у тебя.

— Что ж, договорились, — небрежно кивнул Феликс, понимая, что этот за деньги продаст родную мать, не то что какие-то планы не нужной теперь никому крепости.

Застолье затянулось за полночь, и все было бы ничего, если бы не стал капитан по всей солдафонской программе приставать к Марине, которая ужинала вместе с ними. Вначале ей это даже нравилось, но вскоре ее лицо стало покрываться красными пятнами.

— Капитан, послушай, не трогай эту девушку! — наконец решил унять наглеца Феликс. — Она моя невеста.

— Ну и что? — нахально ответил Сапунов. — Это сегодня она твоя, а завтра или послезавтра, может, будет моей.

— Слушай, капитан, я дам тебе сто баксов, только отвяжись от Марины.

— Да ты что, думаешь, меня можно купить? Меня — капитана Сапунова? Да никогда в жизни!

— Ладно, успокойся, — Феликс взял доблестного офицера за локоть и так крепко сжал его руку, что капитан от неожиданности побледнел.

— Ух, ну и силен же ты, зверь! — уважительно протянул он. — Как тисками сдавил. У нас прапорщик есть, хочешь познакомлю? Вот с ним потягайся. Он, знаешь, палец от танка, ну, которым траки крепят, сгибает, почти в узел завязывает. Во силища! А ты смог бы так сделать?

— Нет, что ты, конечно же, не смог бы, — засмеялся Колчанов.

— Тогда ты слабак. Ладно, ладно, отпусти руку. Феликс отпустил локоть отставного капитана, и тот вновь потянулся к бутылке, где, несмотря на все его усилия, еще было достаточно водки.

И действительно, капитан Сапунов не обманул. На следующий день, трезвый как стеклышко, с планшеткой у пояса, он пришел к Феликсу часов в одиннадцать утра, когда тот вышел из душа и стоял у окна.

— Во, Феликс, здравствуй! — поприветствовал капитан своего нового друга. — Я тут пивка принес. Мы вчера хорошо посидели.

Попив пива, мужчины закурили. И после небольшой паузы Сапунов хитро посмотрел на Колчанова.

— А ты хоть помнишь, о чем мы с тобой вчера базарили? — спросил он, лукаво подмигнув.

— Конечно же, помню, капитан.

— Так вот я принес тебе то, что обещал.

— Да? — Еще не веря в удачу, Феликс вскинул брови и тряхнул своими длинными волосами. — Покажи.

— Нет, вначале деньги, как говорится, а потом стулья.

— Ну что ж, вот деньги, — Феликс достал портмоне и вынул из него две стодолларовые банкноты.

Волшебный хруст зеленых бумажек прямо-таки заворожил бравого офицера.

— Бери, бери, — подбодрил его Феликс. Капитан взял купюры, быстро ощупал их, затем взглянул на просвет.

— Настоящие, не переживай, — успокоил его Колчанов. — Хочешь, могу обменять на марки?

— Нет-нет, лучше доллары.

Капитан спрятал заработанное во внутренний карман кителя и только после этого раскрыл планшетку и извлек из нее сложенный во много раз большой лист бумаги.

— Смотри, какой план, здесь есть все, — с гордостью сказал он. — А вот второй лист, и третий.

— Ну что ж, хорошо.

Феликс развернул планы. Действительно, на них были обозначены те подвалы, о которых рассказывал гауптштурмфюрер СС Вильгельм Моргенштерн.

— Послушай, капитан, а тебе приходилось бывать в этих самых подвалах? — спросил Колчанов.

— А что там делать? Крыс ловить?

— Интересно же и просто посмотреть.

— Да ни хрена там нету. Битый кирпич и всякая ерунда — железо, поломанные моторы и ящики. В общем, самый настоящий хлам. И крыс там! До фига. А еще могу тебе сказать по секрету: половина этих подвалов затоплена — не пройти.

— А вот в этой башне? — Феликс указал пальцем на башню у восточного бастиона.

— Башня? Эта, что ли? — засуетился Сапунов.

— Здесь тоже затоплено?

— Нет, тут, видимо, повыше будет. Здесь сухо, но, по-моему, туда не пробиться. Там часть стен рухнула и проходов почти не осталось. Планы-то сразу после войны снимали.

— Капитан, мы сможем туда попасть?

— Конечно, сможем! Я же тебе говорил вчера: плати полковнику и делай в крепости все, что хочешь. Он даже мне позволил раскапывать ров, где немцы похоронены.

— Ты уже раскапываешь его?

— Да, с двумя солдатами. Есть у меня сержант да ефрейтор, они костей не боятся.

— Все понятно. Сколько это удовольствие будет стоить?

— Какое удовольствие? — не понял капитан Сапунов.

— Полазить по заброшенным подвалам, посмотреть…

Капитан задумался. Его в обычное время не особо обремененный работой мыслительный аппарат трудился над сложной задачей: сколько можно содрать с этого странного русско-австрийского ученого, больше похожего на рок-звезду.

— Думаю, баксов за… Баксов за пятьсот наш полковник разрешит тебе поползать по подвалам, но только, конечно же, со мной.

— Дорого, очень дорого. Мне мой институт таких денег не даст.

56
{"b":"7351","o":1}