ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, должны! Сидят в моем ресторане.

— Да какой он, на хрен, твой?!

— Ну, не мой, так наш. Директор-то платит нам бабки!

— Верно, блин, — поддержали черноволосого верзилу его товарищи.

По всему было видно, что он если и не главный, то, во всяком случае, и не последний человек в кругу себе подобных. Коля, а именно так звали черноволосого, расстегнул еще одну пуговицу на груди своей шелковой рубахи.

— Блин, сходи пригласи эту проститутку, — обратился он через стол к парню кавказской внешности.

— Зачем, слушай! — возразил тот. — Мне блондинки нравятся.

— Я кому сказал! — рявкнул Коля.

Кавказец поднялся, поправил рубаху и двинулся между столиками в тот угол, где сидели отставной капитан и его гости.

— Слушай, девушка, можно вас пригласить на танец? — сказал он.

— Я не хочу танцевать, — тряхнула головой Марина. — Вы уж извините меня, ребята, мне не хочется танцевать.

— Но со мной, один танец?

— Ни танец, ни полтанца. Не буду.

— Ты что, не понял? Она не будет танцевать, — спокойно сказал Феликс, понимая, что назревает драка и что изрядно подвыпивший Сапунов ему не помощник.

— Иди отсюда, вали, пока не вызвали милицию! — фальцетом взвизгнул капитан. — А то потом пожалеешь!

— А ты сиди, мудак! — бросил капитану кавказец и снова тронул Марину за плечо. — Пошли потанцуем, а то пожалеешь.

— Да иди ты… козел! — вскипела Марина и уже собиралась дать назойливому кавалеру по морде, но Феликс перехватил ее руку.

— Сядь, Марина, успокойся. А ты иди себе с Богом, дорогой, и оставь нас в покое. Скажи своим приятелям, пусть угомонятся и не нарываются на неприятности.

— А ты что, пугать задумал?

— Я тебя не пугаю, а пока еще предупреждаю, понял? — Феликс сдвинул брови к переносице, но понял, что его слова не произвели на парня буквально никакого впечатления.

Кавказец развернулся на нетвердых ногах и с мерзкой улыбочкой на смуглой физиономии направился к своим приятелям несолоно хлебавши.

После этого настроение у Марины окончательно испортилось. Она нервничала и бросала виноватые взгляды то на Феликса, то на Сапунова. Правда, отставной капитан делал хорошую мину при плохой игре.

— Да ну их к черту! — хорохорился он. — Они не полезут, меня здесь все знают. В этом сраном ресторане бояться нечего.

— А я и не боюсь, — спокойно сказал Феликс Колчанов.

Капитан без устали наполнял рюмки и опрокидывал их себе в рот. Он давно усвоил один простой способ избежать всяких инцидентов: просто надо напиться до поросячьего визга, до состояния невменяемости. А пьяному на все плевать. Вот он и преследовал эту цель, понимая, что, если останется трезвым, конфликта не избежать.

А Феликс вообще не пил водку. Он изредка наливал в свой бокал минералку и пил ее маленькими глотками. Марина потягивала вино и почти ничего не ела. После столкновения с теми типами ей кусок не лез в горло.

— Послушай, Феликс, может, уйдем отсюда? — наконец предложила она.

— Да никуда ходить не надо. Я сейчас позову милицию, — замахал руками отставной капитан.

— И что же ты ей скажешь? — иронически спросил Феликс.

— Кому это ей? — рявкнул капитан.

— Ну, своей милиции.

— Скажу, чтобы они арестовали тех за столиком.

— И что, ты думаешь, их арестуют?

— Конечно, арестуют! Ведь меня здесь все знают, я козырный.

«Не козырная ты карта, а битая!» — подумал Феликс, глотнув минералки.

Наконец Марина положила свою руку на ладонь Феликса.

— Послушай, а почему бы тебе не пригласить меня на танец? — спросила она.

— Я бы пригласил, — сказал Феликс, — но думал, тебе не хочется.

— Почему же, очень даже хочется… С тобой.

— Тогда я тебя приглашаю.

Как раз в это время ансамбль заиграл медленный танец. Коля и компания, грязно матерясь, смотрели то на Феликса, то на его столик, за которым капитан Сапунов раскачивался в такт музыке, словно буддийский монах на молитве.

— Иди поговори с этим козлом, — обратился черноволосый Коля к парню с кавказской внешностью. — Узнай, что это за птица. Я его никогда здесь раньше не видел.

— И я не видел, — поддержал Колю еще один амбал с «форменной» для такой публики толстой золотой цепью на шее.

Прихватив початую бутылку водки, кавказец направился к столику капитана Сапунова.

— Послушай, капитан, — обратился он к Федору, — что это за птица, этот мужик с хвостом, как у бабы?

— О, это мой друг. Вы его не трогайте, лучше будет.

— Кому будет лучше?

— Тебе будет лучше, кацо, понял?

— Да я-то все понял, капитан, только ты не понимаешь, кто хозяин в этом ресторане.

Марина нежно прижималась в танце к Феликсу, положив голову ему на плечо. Колчанов чувствовал, как трепещет тело девушки, когда соприкасается с его телом. И ему до боли захотелось покрепче обнять Марину и поцеловать в губы. Несколько мгновений он медлил, затем своими сильными руками прижал Марину к себе, и их губы слились в долгом поцелуе.

— Ой, как хорошо, — выдохнула Марина, — спасибо тебе. Просто от сердца отлегло.

— И у меня тоже, — сказал Феликс. — Пойдем отсюда. Надо хорошенько выспаться, ведь завтра предстоит тяжелый день, — прошептал он девушке на ухо.

— Да-да, я согласна, — шепотом ответила Марина

— Но вначале, наверное, надо забрать нашего бравого вояку, а то как бы эти орлы не разбили ему нос.

— А может, уйдем тихо, ни с кем не прощаясь?

— Нет, это будет некрасиво, — отрезал Феликс. Они подошли к столику, где Федор Сапунов что-то упорно пытался объяснить кавказцу. Когда Феликс и Марина приблизились, сын Востока яростно сверкнул темными глазами и быстро зашагал к своим приятелям.

— Чего он хотел? — осведомился Феликс.

— Да пугал меня, ишак долбаный.

— Зачем ты так, Федор? — укоризненно сказала Марина. Ей всегда была неприятна грязная ругань.

— А пошли они все, бандиты хреновы! — провозгласил капитан так, что на него стали оборачиваться.

— Пойдем, Федор. Возьмем такси, ты поедешь к себе.

— Да, пойдем, — Сапунов принялся размахивать руками, подзывая официанта.

— Я сам расплачусь, — сказал Феликс, когда официант подошел и уже готовился подать счет.

Колчанов вынул из кармана своей джинсовой куртки стодолларовую банкноту и сунул ее официанту.

— Надеюсь, этого хватит? — спросил он.

— Да-да, конечно! Спасибо, большое спасибо. Приятной вам ночи, заходите еще.

— Зайдем, — пообещал Феликс.

Марина взяла его под руку и, заглянув в глаза, спросила:

— Зачем ты ему дал так много денег?

— А он бы еще начал сейчас с Федором разбираться.

А бравый вояка не унимался:

— Это я, я, капитан Сапунов, пригласил вас в ресторан, а вы тут расплачиваетесь. По какому праву? Я офицер или кто?

— Конечно, офицер, — успокоил его Феликс. — В следующий раз ты расплатишься, договорились?

Петляя между столиками, все трое медленно двинулись к выходу. И, возможно, все закончилось бы вполне пристойно, но на улице Феликса и Федора уже ждали пятеро рэкетиров. Феликс увидел их сразу. Они стояли кучкой, бросая на выходящих из ресторана недовольные взгляды.

— Погоди, Марина. — Феликс освободился от руки девушки и быстро застегнул пуговицы на своей джинсовой куртке. — Держись за мной, — прошептал он. — А ты, Федор, будь справа.

— Понял, понял, — немного протрезвев от свежего воздуха, пробормотал отставной капитан. Но по нему было видно, что он изрядно трусит и скорее всего панически боится драки.

— Держись справа, понял?

— Да, да, — дрожащим голосом ответил капитан.

Когда до группы рэкетиров оставалось шагов пять или шесть, от нее отделился высокий сухощавый парень с кавказской внешностью.

— Ну, что теперь будем делать? — прошептал он с каким-то странным присвистом.

— А что ты предлагаешь? — спокойно спросил Колчанов, вытаскивая руки из карманов куртки и прикрывая собой Марину.

— Ты обидел моего лучшего друга.

63
{"b":"7351","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Закончи то, что начал. Как доводить дела до конца
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
Шантарам
Иномирье. Otherworld
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами