ЛитМир - Электронная Библиотека

Но ни Феликс, ни Марина его желаний не разделяли. И Сапунов разозлился:

— Да что вы за люди такие! Даже выпить со мной не хотите!

— Федор, завтра тяжелый день, — глядя в глаза отставному капитану, спокойно произнес Феликс, — и мы должны быть в форме. У меня мало времени, и долго находиться в этом Бобруйске я не собираюсь. Осмотрим все, что надо, и я уеду.

— Естественно. Дурак ты, что ли, чтобы торчать в этой дыре!

— Давай мы тебя посадим на такси. Ты поезжай домой, отоспись, а завтра утром, часов в десять, встречай нас у ворот крепости.

— В десять так в десять, — с досадой в голосе пробурчал Сапунов. — А на такси я не поеду, пойду пешком.

— Ну, как знаешь. Только смотри, не лезь на рожон.

— Да никуда я не полезу. Вот только жаль, что вы выпить не хотите.

Марина взяла Феликса под руку и направилась к гостинице.

На улицах было по-провинциальному малолюдно. Изредка навстречу попадались парочки. То и дело по тротуару в поисках пропитания пробегали бездомные собаки.

— Я так испугалась, — прошептала девушка, пытаясь заглянуть в глаза Феликсу. — Я вообще не люблю всякие драки, не люблю милицию. Вернее, даже ненавижу милицию. От одного их вида меня начинает тошнить.

— Забудь ты о них, не вспоминай.

— Если бы это было так просто, Феликс, я бы не вспоминала. Но иногда как накатит, как найдет — хоть в петлю лезь!

— Ладно, ладно, спокойнее, красавица ты наша, — Феликс обнял Марину за плечи, прижал к себе и только сейчас почувствовал, что девушка дрожит. — Тебе холодно?

— Нет, не холодно. Просто столько всего навалилось…

Феликс остановился, развернул Марину лицом к себе и поцеловал в губы. Она в ответ обняла его.

— Еще… еще… — шептала Марина, отвечая на его поцелуи. — Сильнее… Вот так.

Феликс прижал ее к себе.

— Пойдем скорее, Феликс, пойдем! Давай побежим.

Марина вырвалась из объятий и бросилась к гостинице. Феликс побежал за ней. Он легко ее догнал, схватил горячую руку, и они буквально влетели на крыльцо гостиницы, затем в холл и уже через минуту оказались в своем большом номере. Марина бросилась на Феликса, словно изнывающий от жажды в пустыне к вожделенному источнику. Она буквально впилась в него. Джинсовая куртка и майка полетели на пол. Руки Марины судорожно расстегивали ремень брюк.

А Феликс стоял, полуприкрыв глаза, и его ладони время от времени прикасались к плечам Марины, затем сползали, соскальзывали на упругую вздымающуюся грудь.

— Феликс, Феликс… Я люблю тебя! Люблю! — шептала девушка. — А их всех ненавижу! Презираю!

— Успокойся, успокойся, — повторял Феликс, гладя ее по голове.

Он подхватил Марину, как пушинку, и на руках понес в спальню. Может быть, впервые за все время знакомства они были близки по-настоящему, не только физически, но и душевно.

Глава двадцать первая

Утром Феликс и Марина, обутые в резиновые сапоги, уже были у ворот военной части. Часовой на КПП со штык-ножом на ремне с удивлением смотрел на странную парочку. Высокий широкоплечий мужчина со странным хвостиком на затылке и красивая девушка стояли, переминаясь с ноги на ногу. Капитана Сапунова все еще не было.

— Может, он забыл? — предположила Марина. Феликс поправил тяжелую сумку на плече и покачал головой.

— Все может быть. Военные — народ непредсказуемый.

Бритоголовый солдат, явно «салага» первого года службы, первым решился нарушить молчание.

— У вас закурить не будет? — извиняющимся тоном спросил он.

Феликс вытащил пачку «Мальборо» и протянул солдату. Тот грязными пальцами с заскорузлыми ногтями принялся вытряхивать сигарету.

— Да бери несколько штук сразу, — барственным тоном разрешил Феликс.

Солдат явно не ожидал такой щедрости. Он широко улыбнулся, обнажив неровные зубы.

— А вы кого ждете? — спросил он у Феликса. — Капитана Сапунова. Знаешь такого?

— Конечно, кто же его не знает. Известный человек.

— А он уже пришел?

— Да пока не было. А может, я не видел, может, он ночевал в части или зашел с другой стороны, через другие ворота.

— А что, и другие ворота открыты?

— Открыты, но не для всех.

Увидев трех офицеров, солдат мгновенно погасил сигарету и напустил на лицо серьезное выражение. Сигарету он не выбросил, а спрятал в карман.

И тут послышался голос капитана Сапунова.

— Здорово, орлы! Привет от старых штиблет! На часах было ровно десять, ни минутой больше, ни минутой меньше.

— Точность — вежливость королей и офицеров, — уважительно заметил Феликс.

Мужчины обменялись рукопожатием. Отставной капитан взглянул на Марину.

— Что, и ты, Марина, полезешь в подвал? — удивился он. — Там же грязно, крыс полно, вонь.

— Ничего, я не боюсь крыс, я хулиганов боюсь, Федор.

— Да, испортили нам вчера вечер. Но ты, конечно, молодец! — с почтением посмотрел на Феликса отставной капитан. — Послушай, может, расскажешь, где ты научился так лихо махать кулаками?

— Было время, был я молод, — заулыбался Феликс, — вот и пришлось научиться. Ты же знаешь, в жизни это никогда не помешает.

— Еще бы. Я вижу, ты усвоил эту науку лучше, чем пономарь «Отче наш».

— Вроде того. Я считаю, что уж если что-нибудь делать, то по-настоящему, или не делать вообще, — Феликс заулыбался.

— Знаешь, Феликс, а у меня грудь болит, будто кувалдой ударили, и синяк на весь живот.

— Это ничего, пройдет. Надо было руками прикрыться.

— Да я и прикрылся бы, может, но все произошло так быстро, что я и воздуха набрать не успел.

— Да, я помню. Ну что, пошли? — задал сакраментальный вопрос Феликс.

— Да, идем. Вот ключи, — и капитан извлек из кармана тяжелую связку внушительного вида ключей.

Часовой на КПП даже не спросил пропуск или какой-нибудь документ. Он почтительно пропустил Феликса и, облизнувшись, посмотрел на Марину, вернее, на ее длинные ноги и туго обтянутые джинсами бедра.

— Классная баба, — прошептал он и, прикрыв глаза, сладко вздохнул.

— А что у тебя в сумке? — поинтересовался отставной капитан.

— Как это что? Рулетка, планшетка, фотоаппарат, фонарь. Ну и все такое прочее.

— Да на хрен все это тебе, Феликс?

— Надо, Федя, надо.

— Надо так надо. Знаешь, еле уговорил командира части, чтобы он разрешил пошляться по подвалам. В склады, конечно, мы не пойдем, туда заходить посторонним не разрешается.

— Вот это плохо, — в замешательстве протянул Феликс. Такого он явно не ожидал.

Капитан все понял, стряхнул с плеча невидимую пылинку и пробурчал под нос:

— Но, как говорится, если нельзя, но очень хочется, то можно.

— Тонкий намек на толстые обстоятельства? — усмехнулся Колчанов.

— Солдат с собой возьмем? — поинтересовался капитан, когда они подошли к низкой железной двери.

— Солдат? — Феликс задумался. — А зачем они нам?

— Ну, подержать, посветить… Мало ли еще зачем? Может, оттащить какие ящики, доски.

Отставной капитан долго возился, подбирая ключи к насквозь проржавевшему амбарному замку.

— Федор, — глядя на то, как капитан возится с неподатливым замком, спросил Феликс, — наверное, в эти подвалы уже лет десять нога не ступала?

— Почему? Каждый год ходят крыс травить. Наконец замок заскрипел и затем щелкнул.

Только после этого отставной капитан, навалившись всем телом на железную дверь, смог ее сдвинуть. Дверь с надрывным скрипом подалась внутрь, образовав узкую щель.

— Ух, заржавели! — разозлился капитан. — Суки! — последнее замечание относилось, видимо, к привидениям.

— Давай я помогу, — предложил Феликс.

Мужчины уперлись ногами в маленькие ступеньки, навалились грудью и плечами на дверь, и та, издавая «плач малютки-привидения», сантиметр за сантиметром начала отходить в сторону. За ней уходили в темноту широкие каменные ступени.

— Ну что, пойдем? — сказал Феликс.

— Пошли, раз уж пришли, — не стал протестовать Сапунов.

Все трое стали медленно спускаться вниз, погружаясь в зловонную тьму.

65
{"b":"7351","o":1}