ЛитМир - Электронная Библиотека

— Будешь сидеть здесь, — слова Феликса прозвучали почти как приказ.

Марина, казалось, готова была вот-вот расплакаться.

— Так будет лучше, пойми. Жди меня здесь. Из машины ни шагу. Я часа через два вернусь, ясно?

— Будет исполнено, ваше благородие! — сердито буркнула Марина.

— Включи музыку, слушай, кури, можешь даже поспать на заднем сиденье.

— Да не хочу я спать, не смогу уснуть! Я буду за тебя волноваться.

— Не нужно, все будет хорошо.

Феликс выбрался из машины. В руках у него был короткий лом, а также сумка, в которой лежал фонарь и еще всякие нужные вещи. Внушительных размеров нож Феликс повесил на ремень своих джинсов.

— Ну что ж, я пошел, — проговорил он и посмотрел на часы. Было начало первого. — Жди меня, и я вернусь.

— А если не вернешься?

— Ну, тогда упрекнуть меня будет не в чем. Колчанов забросил сумку на плечо и через несколько секунд скрылся в густой темноте.

«Только бы никто сегодня не попался! — повторял Феликс, как молитву. — Только бы не встретиться с любвеобильными солдатами!»

Он проник в лаз и, пригибаясь, почти на четвереньках двигался до того места, где появлялась каменная кладка и начинался тоннель. Здесь идти было полегче. Феликс светил фонариком, перебираясь через груды мусора и битого кирпича. Последнее очень удивляло: ведь стены тоннеля были целыми. На запах Феликс старался не обращать внимания. Он пробирался медленно, чтобы, не приведи Бог, не свернуть в сторону и потом не возвращаться.

Наконец он добрался до того места, которое ему указал бывший эсэсовец.

В подземелье царила гулкая тишина.

— Интересно, что там? — спросил себя Феликс и сам же ответил: — Там золото. Если, конечно, все это не бредни выжившего из ума старика.

Он повернул в руке тяжелый лом, положил фонарь так, чтобы свет падал на стену, и нанес первый удар. Лом зазвенел о каленый красный кирпич, но тот не поддался.

Феликс продолжал методично стучать по стене.

Наконец кирпич поддался, образовав небольшую дыру. Еще удар, еще, еще… Вскоре дыра стала такой, что туда можно было просунуть голову, что и сделал кладоискатель, светя перед собой фонариком.

В небольшом пространстве под толстым слоем пыли и битого кирпича виднелись четыре ящика. Как ни странно, при виде их Феликс не ощутил никакого волнения. Он был спокоен, уверен, каждое его движение было точным, словно еще много лет назад в его трудовой книжке кадровик записал: «искатель сокровищ».

— Так, так, так, — только и сказал обладатель столь редкой профессии и, потянувшись, достал верхний ящик. Он оказался весьма тяжелым.

— Неужели и в самом деле золото? — все еще не веря и готовя себя к разочарованию, пробормотал Феликс.

А затем своим ножом с крепким лезвием он принялся срывать крышку. Она поддалась на удивление легко, а может, просто усилие было слишком велико, и Феликс даже не почувствовал, как взвизгнули медные гвозди, выходящие из своих отверстий. Колчанов посветил фонариком. Внутри деревянного ящика был еще один, цинковый.

«Как гробы», — мелькнула невеселая мысль.

Цинковый ящик был запечатан тремя пломбами. Феликс перерубил их ножом и приподнял крышку цинкового ящика.

— Да, золото, — абсолютно спокойно сказал он, вынув тяжелый, тускло поблескивающий слиток.

«Ну вот, господин Колчанов, ты богат, — усмехнулся про себя Феликс. — Может быть, богаче всех в мире. Интересно, сколько все это может стоить?»

Но тут же он отбросил эту мысль, понимая, что подсчетами можно будет заняться потом. Сейчас все это надо извлечь на поверхность, погрузить в машину и уносить ноги из Бобруйска.

— Да, да, скорее, скорее! — прошептал Феликс, вытаскивая один за другим ящики через пролом в кирпичной стене.

«Интересно, почему саперы, которые скорее всего после войны рыскали здесь, не обнаружили эти чертовы ящики? — подумал он. — Да за эти деньги можно было здесь новый город построить. Скорее всего никому не было до этого дела. Да, наверное, и в голову никому не приходило то, что здесь может храниться золото».

Рукояткой ножа Феликс забил гвозди на деревянной крышке, а затем осмотрелся по сторонам. В казематах царила тишина. Вдруг показались какие-то странные огоньки.

— Что это? — пробормотал он, покрываясь ледяным потом, но тут же усмехнулся: — А, это же дети подземелья, серые крысы! Ну что ж, вы хорошо охраняли сокровище, спасибо вам.

Феликс принялся выбираться наружу. Это оказалось гораздо сложнее, чем попасть сюда: все-таки ящики весили почти по пятьдесят килограммов каждый. Управившись с первым ящиком, Феликс понял, что дьявольски устал. Все мышцы ныли, а еще надо было трижды войти в казематы и трижды выбраться наружу, да не налегке, а с тяжелой ношей.

Когда он наконец выволок все четыре ящика, уже светало. Небо затянули низкие красноватые облака. Через них пробивались лучи восходящего солнца.

Феликс понял, что надо поторапливаться. Он взял в руки по ящику, пошатываясь, двинулся к машине. Удивительное дело, но Марина спала. Феликс попытался открыть дверь «Лендровера», но она не поддалась. Пришлось негромко постучать в стекло.

Марина туг же вскочила и открыла дверцу своему чумазому до неузнаваемости спутнику.

— Ну что? — коротко выдохнула она. Феликс кивком показал на два ящика.

— Это что, золото? — прошептала девушка.

— Да, оно самое.

— Не может быть!

— Потом посмотришь.

— Я хочу сейчас.

— Сейчас некогда, Марина, будь здесь.

Колчанов загрузил два ящика в машину, прикрыл их куском брезента и почти бегом двинулся к выходу из подземелья. И тут силы оставили Феликса. Он сел на землю, привалившись спиной к колесу машины.

— Прикури и дай мне сигарету, — попросил он девушку.

Марина тут же исполнила его просьбу. Жадно затягиваясь, Феликс смотрел на уже не ночное небо и медленно покачивал головой.

— Ты такой грязный, давай умойся, — сказала девушка. — У нас же целая канистра воды.

— Да, сейчас, — сглатывая вязкую слюну, пробормотал Феликс.

Марина вытащила из машины канистру, и Феликс быстро умылся.

— Надень чистую куртку, а то тебя точно остановят гаишники, подумают, что… — Марина замолчала, очевидно, размышляя над возможными вариантами.

— Да пусть думают что угодно, — отмахнулся Колчанов.

— Но лучше на глаза им не попадаться, — рассудительно заметила девушка.

Они забрались в машину. Феликс запустил двигатель, «Лендровер» въехал на невысокую насыпь, развернулся и помчался через весь город.

На выезде из Бобруйска случилось то, чего они никак не ожидали. На обочине стояли два автомобиля с включенными мигалками. Гаишники в бронежилетах и с автоматами останавливали и досматривали все машины подряд. Феликс хотел притормозить, затем развернуться, но было уже поздно. Сзади за ними шли две большегрузные ФУРЫ.

— Вот влипли, бляха-муха! — чертыхнулся Феликс.

Сержант ГАИ взмахнул жезлом, указывая вишневому «Лендроверу», чтобы тот съехал на обочину и остановился. Феликсу пришлось подчиниться.

Иностранные документы на сержанта произвели должное впечатление. Но, увидев Марину, милиционер решил покрасоваться перед ней, показать себя большим начальником.

— Что везете? — спросил он у Феликса. Тот пожал плечами.

— Я спрашиваю, — повторил вопрос сержант ГАИ.

— Золото, сержант, — не мудрствуя лукаво ответил Феликс.

Сержант широко заулыбался, показав два зуба из этого желтого металла.

— А можно взглянуть на ваше золото? — поинтересовался он.

— Конечно, если вам хочется.

Сержанту действительно захотелось. И тут Феликс понял, что это конец.

— Ладно, сержант, что там смотреть? Мы вообще опаздываем, — пробормотал он.

— Да-да, — подтвердила Марина, — спешим. Моя мама плохо себя чувствует.

— А откуда едете?

— Из города, — ответила Марина.

— Давайте я осмотрю машину и езжайте к своей маме.

Сержант направился к багажной двери джипа. Феликс мгновенно сообразил: надо уносить ноги, иначе все пропало.

69
{"b":"7351","o":1}