ЛитМир - Электронная Библиотека

«Кто-то из клиенток забыл. Рассеянная дамочка, подошла к раковине помыть руки, сняла кольцо и… Есть же на свете женщины, которые могут позволить себе терять такие вот вещи!»

Бросив в корзину комок порванных колготок, кое-как заколов разорванную юбку тремя английскими булавками, что, по счастью, были у нее за отворотом пиджака, в последний раз глубоко вздохнув, Катя вышла из туалета. Черт, как шатается надломленный каблук! До дому не дойти, придется ехать на такси!

— Ой, мамочки! Да что это с тобой, Катька?! — распахнула ей навстречу Маринка огромные глаза.

— Так, у шефа на ковре побывала, — усмехнулась Катя нечаянному каламбуру. — Да не пялься ты на меня так, ерунда это все. Смотри лучше, что я нашла! Кто мог оставить, как ты думаешь? — И она кратко изложила историю находки, выложив кольцо поверх Маринкиной косметички.

— Ух ты! — Подружка завертела в руках перстень, поочередно вдевая в него пухленькие пальчики. — Маловато! Жалко… Ну-ка, а ты?

Кольцо легко прошло сквозь фаланги на безымянном Катином пальце. Девушка вытянула руку, любуясь слепящими на солнце искорками, которое выбрасывало драгоценное кружево с сапфировым сердечком посредине.

— Прелесть какая, Кать! Прямо как на тебя делалось! Это же ручная работа, сразу видно!

— Да какая разница, не себе же его оставлять, — кольцо было сдернуто с пальца, с легким стуком легло на стол между девушками. — Его кто-то из клиенток забыл. Надо выяснить кто, а то мало ли что, неприятностей потом не оберешься.

— Ну вот еще — неприятностей! Из-за какой-то разини! — фыркнула Маринка. — Но ты права вообще-то, надо бы хозяйку эту выяснить. А! — хлопнула она в ладоши. — Я, кажется, знаю, кто это, Кать! Пока тебя не было, приходила тут одна — такая вся! «Шанелью» от нее за версту разило, а разодета так, как будто через полчаса ей на прием надо идти к английской королеве! Зашла, спросила, кто, мол, тут у вас краткую консультацию может дать, раз сам Водорезов занят… Я ее к Волкову отправила. В соседний кабинет.

— Сходить к нему? — в раздумье остановилась Катюша.

— Дуй, — согласилась Маринка. — Чем черт не шутит, может, дамочка награду тебе какую-нибудь даст за такую услугу. Вещь-то старинная, это сразу видно!

О награде Катя вовсе не думала. И, кроме того, спохватилась она, я же не могу сейчас показаться кому бы то ни было на глаза в таком виде! И все же врожденная добросовестность не позволяла бросить дело на полдороге. Поколебавшись совсем немного, девушка притянула к себе телефонный аппарат.

— Дима? — спросила Катя, услышав в трубке бодрое алеканье. Дмитрий Волков, подающий надежду молодой юрист, работал в конторе у Водорезова в качестве консультанта по семейным вопросам и славился среди сотрудниц веселым нравом и отзывчивостью. — Дим, тут такое дело…

Понял, Кать! — Катюшину историю Волков перебил на полуслове. — Помню я эту мадаму, как не помнить, она только с четверть часа как ушла. Посидела всего с полчасика, но всю душу мне расспросами вымотала, ну до того оказалась подозрительная, просто допрос с пристрастием. И вопрос-то у нее был наиобыкновеннейший: что, мол, мне будет в смысле имущества, если я с мужем разведусь, причем по своей инициативе. Я, конечно, ответил, что то вам и будет, что половина от совместно нажитого имущества, раз брачного контракта нету. Тогда она, представляешь, Кать, давай меня расспрашивать про алименты. Я думал, из-за детей это все, а оказалось, что детей нет. Это она для себя! Для себя одной алименты хотела урвать! Дескать, я из неработающих женщин, домохозяйка по призванию! Тоже мне домохозяйка — да у нее ногти сантиметров пять, с такими когтями не то что по кухне крутиться — тряпку в руки не возьмешь! Из-за этих ногтей она сумочку свою, чтобы расплатиться, минуты три открыть не могла!

Димка добродушно захохотал — воспоминание о самонадеянной посетительнице, истинной тигрице в помаде, которую ему удалось от имени всех мужчин так ловко поставить на место, доставляло ему удовольствие.

— А телефон она тебе не оставила? — спросила Катя без особой надежды.

А как же! Оставила! На случай, если я в семейном кодексе покопаюсь и какую-нибудь там лазейку для нее отковыряю. Безнадежное это дело, между нами говоря. Мне только одно интересно: ну неужели ей половины, целой по-ло-ви-ны имущества мало? Если по ее внешнему виду судить, там такая половина вырисовывается — нам бы с тобой до конца жизни хватило!

— Продиктуй мне телефончик, Дим. Похоже, она тут у нас одну вещь забыла.

— Записывай. — Волков охотно отбарабанил семь цифр. — Светланой Витальевной ее зовут.

— Ага. Спасибо! — Катя нажала на рычаг, оборвав веселое Димкино стрекотание и набила продиктованный номер.

— Слушаю. Кто это? — голос на том конце провода был низкий, с красивыми хрипловатыми модуляциями. До Кати доносилась приглушенная музыка и еле слышное позвякивание — похоже, дамочка сидела в ресторане или кафе.

— Светлана Витальевна, здравствуйте, извините за беспокойство. Вас беспокоят из адвокатского бюро Игоря Водорезова. Вы у нас сегодня были.

— Да? Ну и что?

— Вы простите меня, если я ошибаюсь. Но после вашего ухода мы нашли в… дамской комнате золотое украшение. Ни у кого из наших работников такого нет, вот мы и подумали, не вы ли обронили. Старинное такое кольцо ручной работы, в центре — сапфировое сердечко…

— Ах, вот оно что! — в трубке зашелестело смехом. — Девушка, милая, пусть это вас не беспокоит. Я, конечно, ценю вашу порядочность, но вы совершенно напрасно мне звоните, какая ерунда, боже мой! Девочки, возьмите себе эту старомодную побрякушку. Кстати, она очень низкой пробы, да и камень там далеко не чистой воды, так что не обольщайтесь!

— Но все-таки, это же не копеечная вещь! Вы так легко отказываетесь, даже странно…

— Успокойте свою совесть, моя дорогая! У меня начинается новая жизнь, и все, что связано с этим кольцом, становится мне отныне безразлично. Отряхиваю прах, так сказать! К тому же я никогда не питала страсти к вышедшим из моды драгоценностям.

Из трубки полились короткие гудки — странная особа бросила трубку, не попрощавшись.

— Что? — блеснула любопытными глазами Маринка.

— Ненормальная какая-то… Сказала — берите себе.

— Ой, ну надо же, как повезло!

— Даже не знаю… — вертела Катюша в руках колечко. — Как-то неловко…

— Да ну! Это тебе прям компенсация с небес свалилась! За то, что обокрали сегодня утром! Бери, что тут думать! Да не будь ты такой щепетильной, Катя! Не выбрасывать же его!

Катя нерешительно надела перстенек и залюбовалась исходящими от него золочеными брызгами. Действительно, не выбрасывать же.

С такси ничего не получилось: операторы обещали прислать машину не раньше чем через час. Заняв у Маринки денег на попутку, Катя натянула плащ — слава богу, что он достаточно длинный! — осторожно, будто тяжелобольная, ступая на каблук, который держался на одном честном слове, вышла из офиса.

Дождь до сих пор не перестал, шелестел серебром, изредка кидаясь холодными каплями. Машины проносились мимо, с шуршанием прорезая стеклянные лужи. Ни одна из них не спешила останавливаться.

И вдруг екнуло сердце — из-за угла выехал темно-синий автомобиль. Конечно, это был не тот «Вольво» цвета кобальта, что шесть лет назад привез в Катину жизнь единственного человека, который до сих пор снился ей по ночам. Автомобиль был другой, но цвет у него оставался прежним. Синий-синий. Цвета птицы счастья…

Машина остановилась. Затемненное стекло плавно поехало вниз.

— Мы с вами уже сегодня виделись, но все равно здравствуйте. — Знакомое по ночным грезам лицо с лучиками морщинок вокруг смеющихся глаз было так близко! — Вас подвезти? У меня не так много времени, но раз уж я был свидетелем вашей маленькой беды, то, как говорят французы, положение обязывает. Далеко вам?

— На Гагарина, двадцать семь… Это в сторону Ленинского проспекта, — пролепетала Катюша. Лоб, щеки, уши — все мгновенно опалило румянцем, голова закружилась. Боже мой, какой же дурой я ему кажусь!

15
{"b":"7353","o":1}