ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы что, думаете, мне нравится питаться чем попало? Нет. Но в море нет выбора. Вам приходится или есть, или умирать от голода. — Голос его смягчился. — Мне совершенно не хочется, чтобы мои люди пали жертвой науки.

Миранда молчала, она не знала, что сказать. Покраснев вся, до кончиков ушей, девушка смотрела на него. Как он красив! Кожа была загорелой, с бронзовым отливом, великолепные волосы казались почти золотыми. Мускулистое тело было напряжено — ей, совершенно не вовремя, захотелось нарисовать его. В лице его было что-то высокомерное, какой-то дерзкий огонек горел в зеленых глазах. Но когда капитан пиратов заговорил о своих людях, он показался ей совсем другим, больше походил на обыкновенного человека и не был таким уж невежественным.

Он указал ей на то, о чем она совершенно не подумала. Миранда была достаточно умна, чтобы понимать, что на свете существует много такого, о чем она и не подозревает. Она очень страдала от того, что больше никогда не услышит объяснений дедушки или какого-либо другого члена Королевского общества. Однако ей и в голову не приходило, что она кое-что сможет почерпнуть и у капитана пиратов.

Он был прав. Она не учла последствий демонстрации личинок или простейших команде корабля.

Она-то сама знала все это с детства, привыкла к этому знанию, и сведения такого рода ее нисколько не беспокоили. Но эти люди… Очевидно, что она слишком безответственно обрушила на их головы совершенно ненужные им сведения об их еде и воде.

— Мне очень жаль.

Джек резко обернулся:

— Что вы сказали?

— Извините меня за то, что я причинила вам эти неприятности. Я не хотела, чтобы ваши люди стали по-другому относиться к еде.

Миранда опустила глаза и смотрела в пол и поэтому не видела удивленного выражения на красивом лице капитана пиратов. Он не ожидал, что девушка способна извиниться и вести себя так разумно. Джек также не подозревал, как она будет убита своей оплошностью. Плечи и голова ее были опущены. Пират еле удержался, чтобы не подойти и не обнять ее, откинув с лица пряди блестящих черных волос.

Джек сжал кулаки и пошел к двери, в душе признавая, однако, что, несмотря на то, что Миранда хотела, чтобы его повесили, она неплохой человек, и поэтому, поколебавшись минуту, повернулся к ней лицом и сказал:

— Я уверен, скоро они перестанут беспокоиться и начнут есть как прежде.

Миранда подняла голову и взглянула на него:

— Я так на это надеюсь.

Джек смотрел, как она закинула прядки волос за свое хорошенькое ушко, затем взялся за щеколду.

— Капитан Блэкстоун…

— Да? — Джек с удивлением отметил, что она знает его имя.

— Я подумала…

Тут Миранда остановилась в нерешительности, и Джек кивнул, чтобы подбодрить ее.

— Вы сказали, что никто из команды не должен здесь появляться, — она чуть наклонила голову набок. — Кто же будет приносить мне еду?

На какое-то мгновение Джек онемел. Жаль, тут нет переборки, чтобы стукнуть по ней кулаком! Он не учел это, когда распорядился, чтобы его люди держались от каюты подальше. А она подумала, и гордость Джека была уязвлена. Ему надо было или изменить свой приказ, или… Сжав зубы, он процедил:

— Я позабочусь о том, чтобы вас кормили. Теперь он должен будет сам присматривать за этим.

— Спасибо, капитан. И… — Джек уже был около самой двери, но внезапно остановился и повернулся к ней лицом. Теперь его глаза были совершенно другими, холодными и отчужденными.

Миранда съежилась, но все-таки договорила до конца:

— Мне можно будет выходить на палубу?

— Я подумаю и об этом, — отрезал Джек, с ужасом представив, что придется и на палубу ее сопровождать. Кровь Христова! Он с неудовольствием отметил про себя, что его слишком беспокоит все это.

— Я не буду ни с кем разговаривать, — предложила она, увидев, что он ужасно разозлился.

— Разговаривайте, сколько хотите, но…

— Только не о личинках.

— И не о том, что там плавает в воде.

— Клянусь, ни за что на свете не упоминать простейших.

— Договорились?

— О да, вполне, — Миранда улыбнулась, и Джек вывалился из каюты, почти сорвав дверь с петель.

Едва выбравшись в коридор. Джентльмен Джек сразу что было силы ударил кулаком по переборке.

Глава 6

Они изменили направление.

Еще когда Миранде разрешили гулять по палубе, она заметила, что «Морской ястреб» идет на север. Сегодня, когда она поднималась из люка, то обратила внимание на то, что солнце светит ей в спину, а это значит, что они теперь идут на восток.

Она подала руку капитану, и он помог ей выбраться из люка. Вот уже два дня между ними царило перемирие. Он разрешал ей свободно передвигаться по судну, а она не произносила ни одного слова ни о личинках, ни о простейших.

Капитан Блэкстоун может, оказывается, при желании быть очаровательным. Хотя Миранде и не хотелось в этом признаваться, но это было правдой. Фин проговорился, что у капитана есть прозвище — Джентльмен Джек, которое объясняется именно его прекрасными манерами. Да, Миранда могла в это поверить. Он ей улыбался, и она вынуждена была все время напоминать себе, что он, во-первых, пират и что, во-вторых, он похитил ее.

— Мы идем к берегу, капитан?

Джек обернулся. Он только что устроил ее недалеко от грот-мачты. Ему нужно было многое сделать, и он всегда мог быть уверен в том, что она найдет себе занятие. Она вечно была чем-нибудь занята. Рисовала или болтала с командой.

О чем она могла с ними толковать? Джек даже не догадывался. Но у него больше не было проблем с едой и питьем. Люди снова ели солонину и пили воду. Очевидно, он принял правильное решение, когда не позволил им больше приходить к ней в каюту, а разрешил свободно беседовать с ней на палубе во время прогулки.

— Да, мы направляемся к берегу и должны быть там до заката, — ответил он на ее вопрос, не спрашивая, как она это узнала.

— Это город?

— Нет, это маленькая укромная бухта, которую я отыскал несколько лет назад, — Джек решил последовать совету Генри и приготовить судно к очистке киля от наросшей на нем дряни. Он заставит команду заняться делом, пока они будут дожидаться условленного времени, чтобы вернуть пленницу в Чарлз-Таун. Люди будут скрести борта и избавляться от ракушек, и, таким образом, он не потеряет драгоценного времени.

— Мы идем туда за выкупом? — прервала Миранда его размышления.

— Что? Ах да, за выкупом! — Черт, он чуть было не забыл о второй части плана Генри. Он же похитил ее из-за выкупа! — Да, Чадвик доставит туда деньги.

— Я смогу его увидеть? И поехать с ним домой?

— Нет. Он пришлет кого-нибудь. — Она задает чертову прорву вопросов!

— Я могу с этим гонцом уехать?

— Нет, черт побери! — Джек чувствовал, что совершает промах за промахом, но не знал, как выкрутиться.

— Но я не понимаю почему? Разве вы не будете счастливы избавиться от меня, получив деньги?

С этим трудно спорить. Хорошо еще ей неизвестно, что никаких денег он и не ждет! От этого плана у него одни неприятности.

Джек практически не спал с тех пор, как они вышли из Чарлз-Тауна. Джек не мог уже обвинять в этом свой гамак или храп экипажа. Он не спал из-за того, что ему снились эротические сны, он просыпался от собственных стонов, весь в поту. Все они были о Миранде Чадвик, и это было самое странное. Не то чтобы она не была привлекательной. По-своему она была очень хороша. Но ведь ему обычно нравились женщины с более выразительными формами и, уж разумеется, не те, которые задавали ему тысячи вопросов. Как бы это ни объяснялось, каждую ночь он бредил своей пленницей, обнимал ее во сне, целовал, проделывал всякие дикие штучки, от которых она наяву, наверное, только молчала бы и краснела.

Джек пытался избавиться от своих снов. Сначала он избегал ее — это не помогало. Вчера он решил не обращать внимания на ее странности и вести себя с ней так, как с любой другой женщиной. Может быть, он был не прав, и то, что он держался на расстоянии, и разжигало его интерес. Было слишком рано гадать, поможет ли ему это или нет, но уже сейчас он мог сказать, что отвечать на ее бесчисленные вопросы, мягко говоря, нелегко.

18
{"b":"7356","o":1}