ЛитМир - Электронная Библиотека

Джек поднял руку, но медлил — он спиной чувствовал испытующий взгляд Фина. Сомнения шевелились в его душе, и от этого лицо его еще больше посуровело. В конце концов, кто он такой, «совестливый пират»? Джек готов был иронически рассмеяться. Ну и что, что корабль английский, но если есть хоть маленькая надежда, что на нем окажется дон Диего де Сеговия, если есть шанс, что, наконец, удастся его найти, то он им воспользуется.

И тут из глубины памяти явились непрошеные воспоминания, панические вопли, жалобные стоны. Джек невольно проглотил слюну, зажмурился, попытавшись прогнать уже скрытые за дымкой времени образы. Когда он снова открыл свои зеленые глаза, взгляд их был холоден и решителен. Броситься вперед очертя голову было просто, так же просто, как много лет назад, когда ему было всего четырнадцать.

Рука Джека рубанула насыщенный ожиданием атаки воздух, и его слова гулко прозвучали над посыпанной песком палубой.

— Огонь!

―Итак, Ньютон[2] доказывает таким образом, что…

Миранда Чадвик пожевала немного кончик своего пера, затем снова взглянула в «Начала». Книга лежала перед ней на грубо отесанном столе. Дон Луис де Мансера сидел перед ней как птица на насесте, на краю какой-то корзины, в тесной, загроможденной вещами каюте. Выражение его морщинистого лица заставило ее улыбнуться. Как он похож на дедушку!

Вернее, совсем не похож, если иметь в виду только внешность, на человека, который ее воспитал. Дедушка был высокого роста и сухощавого телосложения. Его жидкие седые волосы торчали во все стороны под самыми немыслимыми углами. Скромная одежда без всякой отделки и кружев болталась на нем как на вешалке.

Дон Луис же, напротив, был ростом ниже пяти футов и почти таким же в ширину. Его длинный, тщательно завитый парик обрамлял румяное лицо, а одет он был скорее как придворный, нежели как ученый с большой буквы, каким он на самом деле являлся. Вместе дон Луис и дедушка составляли весьма любопытное зрелище и были странной с виду парой. Но, несмотря на внешность и разные национальности, они были самыми лучшими друзьями — собратьями по духу.

— Великолепно, Миранда! — Дон Луис даже прищелкнул своими пухлыми пальцами, кружевные манжеты при этом заколыхались — они были столь длинными, что почти закрывали кисти рук. — Твое понимание теории Ньютона выше всяких похвал. Дедушка бы тобой гордился.

Слезы навернулись Миранде на глаза, но она поспешила вновь склониться над книгой и пальцем нашла место, на котором остановилась при чтении. Дедушка умер пять месяцев назад, и разум твердил ей, что пора перестать скорбеть о его смерти. Он сам все ей объяснил в строго научных выражениях.

Она все понимала. Понимала, что тело просто состоит из мускулов, костей и крови. Что кровь изменяет свой цвет, обогатившись воздухом в легких. Она читала Галлея и его «Таблицы» и понимала, что порог смерти связан с возрастом. Дедушке было уже 83, когда он умер от воспаления легких. «Все и всегда можно объяснить с научной точки зрения», — часто повторял он. За долгие годы, проведенные около дедушки (Миранда всегда следовала за ним по пятам) в его лаборатории в Лондоне, она привыкла воспринимать его слова как истину, лежащую в основе мироздания. Но теперь ничто не могло развеять ее печаль.

Миранда вздохнула и попыталась отвлечься от запаха трюмной воды и дегтя, который просачивался в каюту откуда-то снизу. Под неровным мерцающим светом фонаря она переводила дону Луису труды Ньютона с латинского на испанский. Истинный гений в математике, дон Луис из всех языков мира знал только родной. Заглянув в текст, Миранда спросила:

— Как вы полагаете, мысль Ньютона о…

В этот момент неожиданно раздался взрыв. Темные глаза Миранды широко распахнулись, а вопрос замер на устах. Каюта и все, что в ней было, каким-то образом накренилось. Миранда успела только поймать бесценный том, когда он стал съезжать со стола на пол.

— Что это было?

Дон Луис вместо ответа бросился к двери и открыл ее. Проход был забит матросами, которые спешили к люку. Шум и суматоха ворвались и в каюту. Дон Луис тут же захлопнул дверь и навалился на нее. Он тяжело дышал.

— Что там такое, дон Луис? С вами все в порядке? — Миранда все еще прижимала к груди «Начала» Ньютона. Тут раздался еще один взрыв, и она упала на скамейку.

— На нас напали, — испанец достал надушенный платок и вытер со лба пот.

— Напали? Кто мог это сделать?

— Пираты! — Дон Луис с трудом отошел от двери. — Как ни плохо я понимаю английский, это слово я знаю.

— Пираты? — почти прошептала Миранда. Да конечно, она знала о подобных вещах. Но они были так далеки от ее размеренной, заполненной наукой жизни, что ей даже в голову не приходило, что она может с этим столкнуться. Что должен делать человек при встрече с пиратами?

— Я не должен был везти тебя сюда, — печально проговорил дон Луис.

— Это было мое решение, — напомнила Миранда. Она напряженно ждала еще одного залпа, но было тихо, и она промолвила: — Может они передумали?

Но тут судно еще раз накренилось, и Миранда поняла, как наивно прозвучали ее слова.

— Я думаю, что они берут нас на абордаж, — глаза дона Луиса метнулись к Миранде. — Ты должна спрятаться.

Точно. Спрятаться. Вот оно решение. Девушка повернулась, ее тяжелые юбки взметнулись от резкого движения.

— Куда?

Каюта дона Луиса была такой маленькой! Кроме того, она была набита доверху ящиками с книгами и оборудованием. Не было никакой возможности протиснуться между ними и переборкой.

В этот момент их внимание было привлечено эхом громких шагов, быстро приближающихся к каюте. Дон Луис, высоко взмахнув рукой, вытащил саблю из ножен, висевших на его необъятной талии.

— Я поклялся твоему дедушке защищать тебя, пока жив, — провозгласил он, и тут дверь распахнулась настежь.

Миранда приготовилась было звать на помощь, но крик замер на ее устах. Удивление ее было так велико, что даже страх рассеялся. Кровь отхлынула от ее лица, а ногти вонзились в кожаный переплет «Начал».

Пират был таким огромным! Он почти согнулся пополам, когда входил в каюту. Теперь он стоял у двери, широко расставив ноги в больших сапожищах. Его короткие черные штаны облегали мощные ноги. Широкую грудь обтягивал короткий кожаный жилет, а сильные мускулистые руки были обнажены. Легкие волосы разметал ветер, а взгляд был тяжелым и страшным. Миранда еще никогда в жизни не видела такого большого и грозного человека, она даже не могла представить, что такие существуют. Пират, похоже, ее даже не заметил. Его внимание было целиком обращено на дона Луиса. Миранда поняла, что рост и размеры пирата тоже произвели впечатление на испанца. Дон Луис непроизвольно сглотнул слюну, его подбородок дрожал, когда он поднял свою саблю. Это движение сразу заставило девушку прийти в себя, и крик, который она подавила, теперь вырвался истошным, пронзительным воплем. Звук привлек внимание пирата, казалось, он только сейчас ее заметил. Пират посмотрел на нее таким тяжелым взглядом, что она замолчала.

Он пристально смотрел на Миранду, и ей ничего не оставалось делать, как тоже уставиться на него. Девушке показалось, что прошло несколько минут, но тут она обернулась, скорее почувствовав, чем услышав, какое-то движение рядом с собой. Сначала она не могла поверить в то, что случилось через несколько секунд. Ни один человек будучи в здравом уме не решился бы воевать с этим пиратом. Никто, кроме того, который обещал защищать ее, пока жив.

Дон Луис сделал выпад, пытаясь воспроизвести когда-то грозные приемы далекой теперь молодости. Но годы и сладкое взяли свое, и атака не получилась. Хотя испанец метил в сердце, ему удалось слегка задеть руку пирата. Тоненькая красная царапина появилась на загорелой коже.

— Ух черт! — Джек сделал ложный выпад в сторону, но наскочил на женщину. Он едва оправился от разочарования, что этот коротышка-испанец не де Сеговия. А этот дурачок вздумал атаковать! Теперь все чего он хотел, это выбраться отсюда. Но маленький испанец что-то кричал, и, хотя Джек пытался забыть испанский, который он выучил в плену, он все-таки понял такие слова, как «убить» и «ублюдок». Джек попытался взмахнуть руками, но практически от боли не смог этого сделать. Опустив глаза, он увидел, как кровь струйкой бежит по предплечью. Джек опять чертыхнулся и отпрянул назад: старик снова бросился вперед со своей саблей. На этот раз он избежал стали, но ударился головой о низкую переборку. Боже, как он ненавидел этих испанцев! Джек с трудом поборол себя, чтобы не выхватить пистолет из-за пояса, но вместо этого снова слегка отступил назад и, сосредоточившись, обрушил на этого зануду мощь своего кулака. Сабля с глухим стуком упала, за ней осел на пол и ее владелец.

вернуться

2

Ньютон Исаак (1643—1727) — английский математик, механик, астроном и физик, фундаментальные труды: «Математические начала натуральной философии» (1687) и «Оптика» (1704). Сформулировал основные законы классической механики. Открыл закон всемирного тяготения, дал теорию движения небесных тел. Пространство и время считал абсолютными.

2
{"b":"7356","o":1}