ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я могу вам все объяснить, капитан Блэкстоун. Понимаете…

Она не смогла договорить, так как в это время он обхватил ее за талию своей железной рукой и приказал тоном, не допускающим никаких возражений:

— Держитесь за мою шею.

Миранда ухватилась за него. Ветер свистел вокруг, и запах его тела привел девушку в смятение, столь же сильное, как и его объятие. Миранда была во власти неясных ей ощущений.

Джек добрался до бакштага[14], и они заскользили вниз. Это, честно говоря, было даже не скольжение, а, скорее, головокружительный полет. Но он очень скоро закончился, когда ноги капитана уперлись в палубу. Не говоря ни слова, Джек чуть наклонился и перекинул Миранду через плечо. Кровь бросилась ей в лицо, но девушка не посмела сопротивляться. Отдавая на ходу приказы, он направился к люку.

Глава 7

— Негодяй! Мерзавец! Кретин!

Едва успев приземлиться, Миранда откинула свои черные волосы и бросилась на Джека. Она никогда еще себя не чувствовала столь униженной. Пожалуй, ее вообще никто никогда не унижал, во всяком случае, пока она не встретила этого отвратительного пирата.

Капитан Блэкстоун просто взял ее за руки, полностью избавив себя от ударов. Миранда попыталась пнуть его ногой, но, стукнув его по сапогу, скривилась от боли: она ведь сняла туфли, когда пошла на штурм мачты.

— Ох! — скривилась она, — посмотри, что ты сделал, — продолжала Миранда, пытаясь скакать на одной ноге, а другой бить его. Но капитан Блэкстоун держал ее словно в железных тисках.

— Что я сделал? Я? — Джеку хотелось сжать ее гладкую нежную шею руками и слегка придушить. Вместо этого он резко отпустил ее руки и отошел к кормовым окнам. Мирное спокойное море расстилалось перед его взором. Через минуту он обернулся и серьезно спросил:

— А как насчет того, что вы сделали?

Миранда, перестав приплясывать, повернулась и посмотрела на него:

— А я ничего не сделала.

— Ничего? — Джек в отчаянии взъерошил волосы и заметался по каюте. — Как тогда назвать прогулку по рее?

Миранда скрестила руки на груди, не обращая внимания на ушибленную ногу. Пока капитан нес ее на плече, заколка на волосах расстегнулась и сейчас свисала откуда-то сбоку, Миранда мотнула головой, чтобы отбросить ее, и заявила:

— Я хотела продемонстрировать закон свободного падения на земную поверхность.

— Вам для опыта потребовалось собственное тело?

—  — Я вовсе не собиралась падать с реи. Миранде очень хотелось, чтобы капитан успокоился хоть немного: он метался по тесной каюте как тигр в клетке. Она постаралась взять себя в руки и заговорила обычным своим тоном, протягивая ему маленькие кожаные мешочки, которые все еще сжимала в руке:

— Я собиралась бросить два груза. Вот здесь у меня галеты, здесь — дробь. Это был обыкновенный опыт. Он никому не принес бы вреда.

Джек склонился к ней так неожиданно и быстро, что они едва не столкнулись нос к носу.

— Никакого вреда? А что случилось бы, если бы кое-кто свалился вниз?

Джек еще как будто чувствовал обуявшую его панику, когда увидел ее на вантах.

— Но я не собиралась падать, — повторила она. Капитан хмыкнул и отошел, девушка поспешила за ним с объяснениями.

— Я очень хорошо лазаю по деревьям. В Англии я часто это делала потому, что собирала образцы для дедушкиных опытов.

Джек упрямо кивнул головой, и его бешеный взгляд впился в нее.

— Так, на моем судне я за вас отвечаю, и нигде, вы слышали, нигде и ничего вы собирать не будете. Это понятно?

Миранда вздернула подбородок.

— Гораздо большая опасность подстерегала меня, когда вы перекинули меня через плечо, как тюк с тряпьем.

— Это понятно, я спрашиваю? — повторил он. Она хотела продолжать спор и дальше, но капитан был к этому не расположен. Он стоял как скала, широко расставив ноги в сапогах и скрестив руки на груди, и ожидал ее ответа, до кончиков волос — воплощение безжалостного пирата. Неохотно Миранда кивнула:

— Я все поняла.

— Хорошо. — Казалось его лицо еще больше окаменело. — С сегодняшнего дня никаких разговоров с командой.

— Что? — закричала Миранда во весь голос и бросила свои мешочки, при этом не обратив никакого внимания на то, одновременно они упали на пол или нет. — Но это несправедливо.

— Я предупреждал.

— Вы сказали, что я не должна говорить о личинках и простейших. Я так и поступила.

— Да, но вы не можете усидеть на месте, когда они рядом. Вечно вы попадаете в беду.

— Во-первых, мне ничего не угрожало. А во-вторых, — Миранда опустила плечи, — они очень интересуются наукой.

— Они скорее всего интересуются женской анатомией. — Его взгляд упал на ее ноги, и Миранда покраснела. Она заметила, что глаза его зажглись от желания, и тут только девушка сообразила, что ее юбки подоткнуты и открывают ноги выше колен. Она поспешно расправила подол.

— Вы отвратительны.

— Не отрицаю, но я, по крайней мере, не делаю вид, что мне страшно интересно, как там дела у Юпитера и его лун, чтобы спокойно любоваться чьими-то большими голубыми глазами.

Большие голубые глаза Миранды распахнулись, казалось, еще шире. Она была потрясена.

— Они не из-за этого.

Кровь Христова! Может и так. Может статься, он один не может насмотреться на нее. Но, черт возьми, как она стояла там на рее: ее длинные стройные ноги были видны всей команде.

— Нет, не из-за этого, — настаивала тем временем Миранда, — Фин очень интересуется скоростью света. И Шрам, и Кинг, и Беспалый, и все остальные.

— Ну хорошо. Может быть. — Ну и настойчивая она. — К сожалению, придется им остаться неучами. Я отвечаю за вас и настаиваю на своем.

— Но я думаю…

И тут Джек закрыл ей рот поцелуем. Это, конечно, избавило его от дальнейших доводов, какими бы они ни были. Он, в сущности, не думал успокаивать ее таким способом, так уж получилось. Сначала он просто стоял с ней рядом и вдруг, притянув ее к себе, крепко прижался губами и погрузил руки в роскошные волосы. Она была такой нежной и мягкой, что сразу развеяла его дурное настроение. Он, пират, был напуган до смерти, когда она оказалась так высоко. Только прижав ее к себе, он смог немного расслабиться.

Миранда говорила себе, что должна остановить его, но когда она подняла руки, чтобы оттолкнуть пирата, то почему-то схватила его вместо этого за рубашку и сильнее прижалась к нему. Он был такого огромного роста и такой сильный, что одно это страшно возбуждало ее и восхищало. Разумеется, она должна позволить этот поцелуй — в качестве опыта, конечно. Но тут неожиданно его язык раздвинул ее губы, и Миранда забыла обо всем, и о научном исследовании в частности. Она тихонько застонала, поднялась на цыпочки и обхватила его за шею. Вдруг его губы оставили ее и обрушились на щеки, нос, дрожащие веки, шею. У Миранды опять появились те странные ощущения внизу живота, что и раньше. Голова ее откинулась назад, она попыталась вздохнуть, но не смогла, так как он нежно целовал ее где-то около уха. Она почувствовала дрожь в коленях и решила, что наверное упала бы, если бы ее не держали столь сильные руки. Затем вдруг он поднял ее в воздух, но совсем не так, как пять минут назад, а нежно прижав к груди. Его губы опять нашли ее рот и прижались к ее губам, страстно желая утолить свой голод. Джек положил ее на постель, прижав сверху своим телом. Она не отстранялась, а наоборот хотела еще более тесных объятий. Ее невинные движения и нежные стоны сводили его с ума. Он дотронулся до ее груди и вздохнул, когда сквозь шелк платья ощутил, что сосок напрягся под его рукой. Он еще погладил его немного большим пальцем и почувствовал, что она выгнулась под ним, еще теснее прижимаясь к нему.

Боже правый, он не должен этого делать. Мысль пришла из небытия, и Джек попытался оттолкнуть ее. Поддразнивая, он легонько покусывал ее губы и обрадовался, когда она раскрыла их, отвечая. Язык Джека встретился с языком Миранды, и они соединились в едином ритме, который сводил их с ума.

вернуться

14

Бакштаг — снасть (трос) для крепления судовых мачт, дымовых труб

22
{"b":"7356","o":1}