ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да.

— А судно? Вы не успеете закончить ваши работы.

— Да, но меня это больше не волнует, — Джек повернулся и направился к берегу. Почему интересно, когда он оказывается так близко от нее, ему становится на все наплевать и он думает только о том, чтобы привлечь ее к себе и поцеловать? Особенно сейчас. А ведь сейчас ему, мягко говоря, есть над чем подумать.

— Почему?

— Что почему?

Она опять остановилась.

— Почему мы возвращаемся так быстро? Гонец принес деньги?

Черт возьми, вечно она обо всем спрашивает. Джек вздохнул.

— Нет, выкупа пока нет. — Он поднял руку, чтобы остановить возможный град вопросов. — У меня изменились планы. Я везу вас домой, вот и все.

После того, что сказал ему Нафкиби, он не собирается сидеть здесь еще неделю. Генри пускай сам стережет свою дочь и следит, чтобы она не увиделась с королевским сборщиком податей.

— Мы уходим в море, потому что я ушла с берега?

— Нет, это никакого отношения к нашему отходу не имеет.

Джек взъерошил волосы и решил схитрить:

— Послушайте, я думал, вы хотите вернуться в Чарлз-Таун.

— Да. Просто…

— Тогда никаких вопросов, — повысил голос Джек.

Миранда опустила глаза и тихо сказала:

— Я просто не понимаю.

— Кровь Христова! Женщина, совсем не обязательно, чтобы вы все понимали.

Кровь отхлынула от ее лица, Миранда молча смотрела на него своими глубокими синими глазами. Джек чертыхнулся про себя. Как он ни был зол на нее, из-за того, что она устроила, ему не хотелось огорчать ее.

— Нам лучше вернуться из-за этого, — сказал он неопределенно и помахал в воздухе рукой.

— Чего? — растерялась Миранда. Сейчас он не был похож на высокомерного пирата.

— Ну этого, — сказал Джек увереннее. — Того, что существует между нами. Влечения. Только не говори мне, что я один это чувствую.

Миранда в задумчивости укусила свой палец, затем кивнула.

— Нет, этого я утверждать не могу. Джек удовлетворенно улыбнулся.

— Я даже не знаю, лучше мне от этого или хуже. Опустив глаза, Миранда сказала куда-то в сторону:

— Я этого не понимаю.

Джек засмеялся. Такая уж она, эта Миранда Чадвик, чтобы всему искать объяснения.

— Не так уж это и сложно. Я — мужчина, а ты — женщина.

Миранда нахмурилась, сосредоточенно раздумывая над его словами.

—И все?

Джек пожал плечами.

— Более или менее. — Он попытался найти еще какие-то слова. — Это вожделение, я думаю.

— Совокупление?

Джек от неожиданности чуть не покраснел.

— Можно и так сказать. — Когда она перестанет удивлять его?

— Я знаю, люди нуждаются в продолжении рода. Этот инстинкт подобен сношениям животных.

— Кровь Христова! Женщина! При чем тут продолжение рода? Вот уж чего я совсем не хочу.

— А ты чувствуешь подобное в отношении всех женщин?

— Что подобное?

Он уже почти отчаялся что-либо объяснить и что-либо понять, затем почесал в затылке и продолжил:

— Ну да. То есть нет. Не ко всем. — Помолчав, признался: — Ну, ко многим.

— Понятно.

— Пират я или кто?

— Да-да, разумеется.

Господи, он что, извиняется за то, что его тянет к другим женщинам? Похоже, ей это не очень понравилось. А чего она ожидала? Если уж быть совершенно откровенным, то следовало признаться самому себе, что к ней он, и правда, испытывал особенное притяжение. По всей видимости, потому, что она была вне его досягаемости. Чем еще это можно объяснить? Ведь Миранда совсем не походила на других. Женщины обычно понимают малейший намек на чувства, вожделеют его столь же откровенно, как он их, и сами идут ему навстречу.

— Я понимаю, — протянула Миранда скорее как бы про себя. Она не могла сдержать себя, но совершенно вразрез с доводами логики и рациональным мышлением, ей была очень неприятна сама мысль о других женщинах рядом с ним. Абсолютно точно, что она никогда не испытывала ничего подобного к другим мужчинам. Может быть, потому, что все они были гораздо старше ее. Миранда раньше всегда восхищалась мужским умом, а не тем, как блестит на солнце бронзовая от загара кожа. Ни у кого прежде она не видела золотой серьги в ухе, которая была бы совершенно одного цвета с волосами. Миранда опустила голову и стала рассматривать землю, но Джек взял ее за подбородок и посмотрел прямо в глаза.

— Что ты понимаешь?

— Насчет воспроизведения, продолжения рода и сово…

— Откуда ты это знаешь? — поспешил он перебить ее.

До того, как они затеяли этот глупейший разговор, он готов был поспорить на всю свою долю добычи, что она вообще наивна и тем более невинна. Но сейчас…

Глаза ее вдруг широко распахнулись.

— А как же?Я читала об этом. Не говоря уже о великом открытии Левенгука!

Джек застонал и процедил сквозь зубы:

— Ничего не хочу об этом слышать.

— Напрасно, это крайне любопытно.

— Уверен, что очень интересно.

У Джека никогда ни с кем не было еще такой странной беседы. Он едва мог поверить, что они стоят посреди леса и говорят о любви такими странными сухими словами. Но желание мучило его с еще большей силой.

— Нам нужно возвращаться на «Морской ястреб».

— Полагаю, да.

— Да. Мы должны это сделать.

Он произносил эти слова, но, Боже спаси, ноги не сдвинулись ни на йоту.

— Теперь, когда мы все так хорошо понимаем, нам будет совсем просто находиться рядом.

Миранда подумала, что, кажется, она перестает его понимать, потому что Джек машинально стал ласково касаться уже не подбородка, а плеча и шеи. У девушки перехватило дыхание. Она подумала, что то, что она считала заботой о продолжении рода, даже отдаленно не походило на то, что она сейчас испытывала.

— Не смотри на меня так, — вырвалось у Джека. Она смотрела на него своим пристальным, изучающим взглядом, и ему очень хотелось забыть обо всем, что их разделяет, и сжать ее в объятиях.

— Я просто думала…

— О чем?

Она слегка качнулась вперед, и Джек схватил ее за плечи, чтобы заглянуть в синие глаза.

— Теперь, когда все так ясно, может быть, мы могли бы… я хочу сказать, не мог бы ты поцеловать меня так, как тогда? Просто ради эксперимента, — последние слова Миранда добавила, чтобы не выглядеть так вызывающе.

— Один поцелуй не повредит, — Джек нагнулся к ней.

— Да, — серьезно поддержала его Миранда, — он не может повредить.

Губы их встретились. Первые две секунды Миранда еще собиралась запоминать этот эксперимент шаг за шагом, но вскоре она уже вообще не могла ни о чем думать. Все ее существо растворилось в незнакомых волнах чувства. Весь мир вокруг вдруг сосредоточился в Джеке. Его мужской запах вытеснил все остальные. Вкус его поцелуя ошеломил ее, властно заставив желать его повторения еще и еще. Она чувствовала все его тело, огромное и горячее, так близко, а он сжимал ее все сильнее, и все теснее она прижималась к нему.

Наконец она смогла дотронуться до его мускулистых плеч и запустить пальцы в золото его волос. Поцелуй углубился, Джек, казалось, хотел растворить ее в себе, сначала проникая языком глубоко, затем поддразнивая и уводя за собой, но двигаясь в одном ритме с кровью, стучавшей в висках.

Вдруг его губы покинули ее, Миранда не успела вздохнуть от разочарования, как Джек стал целовать ее шею так мягко и нежно, что она вся задрожала. Небольшая щетина на его подбородке слегка царапала ее кожу, но Миранда от этого только больше хотела его поцелуев, сразу смягчавших огонь. Все ее тело давно горело и жаждало нежных объятий. Джек взял ее руками за талию, одновременно целуя все ниже и ниже. Он задел верх ее платья, и Миранде сразу захотелось избавиться от этой обременительной преграды, разделяющей их. Но ни ткань платья, ни сорочка не остановили Джека, его алчущие губы пробирались все ниже, дошли до ложбинки между грудей, сосредоточились на одном соске, затем на другом. Голова Миранды откинулась назад, Джек слегка покусывал ее соски, и чувственный стон сорвался с ее губ, немало ее удивив.

27
{"b":"7356","o":1}