ЛитМир - Электронная Библиотека

— Знаешь, капитан…

Джек обернулся. Он забыл, что Фин стоит рядом.

— …если ты говоришь, что она тебе не нравится, то не смотри так на нее. У тебя вид как у больного.

Глаза Джека яростно сверкнули.

— Ничего подобного я не делаю.

Фин поскреб подбородок, закатил глаза в небо и пожал плечами.

— Я тебе сказал, нет! — Сразу несколько голов повернулись в их сторону, и даже та леди, о которой они говорили, снизошла до того, чтобы обратить на них внимание. Джек понизил голос. — Ты не знаешь, о чем ты говоришь. От этой женщины, кроме беспокойства и неприятностей, я ничего не жду.

— Не знаю, ― протянул Фин, — мне она нравится.

— Хорошо. Отлично. Прекрасно.

Каждое слово Джек говорил громче предыдущего. Он уперся руками в бока.

— Хоть все с ума тут посходите. Мне — наплевать. Сплю и вижу, как бы вернуть ее домой к папочке и разделаться с этим дурацким похищением.

— Мы поэтому с такой скоростью помчались в Чарлз-Таун, даже днище не дочистили?

— Нет, — неохотно ответил Джек. Он облокотился на поручни и смотрел на паруса, наполнявшиеся ветром. Вода стояла очень высоко, и они легко продвигались к выходу из бухты. Джек никому не объяснил причину внезапного отправления. Вздохнув, он признался своему рулевому:

— Де Сеговия вернулся в Сан-Августин. Фин сильно прищурился — одни зрачки были видны в щелочках между веками — и спросил:

— Откуда ты узнал?

— Я встретил в лесу Нафкиби. У него есть знакомое племя на дальнем юге, на земле испанцев. Они сказали ему, что де Сеговия вернулся в Сан-Августин. Он возглавляет теперь гарнизон крепости.

— А откуда Нафкиби узнал, где тебя найти?

— Роберт сказал ему.

— Твой дядя?

— Да, когда уходили из Чарлз-Тауна, я сказал дяде Роберту об этом «похищении», — Джек сделал гримасу, — и о том, что мы направляемся в Снибли-Крик, и, когда Нафкиби не нашел меня в Чарлз-Тауне, он пошел к Роберту, и тот сказал ему, где меня искать. Он прислал еще мне записку, чтобы мы немедленно возвращались.

Фин, казалось, пережевывает то, что услышал, наконец он покачал головой и сказал:

— Ах вот почему ты так странно ведешь себя.

— Какого дьявола ты болтаешь?

— Да, капитан. Когда мы встретили вас с ее милостью в лесу, ты был все равно как сумасшедший. Джек стиснул челюсти.

— Я хочу найти де Сеговию и узнать, где моя сестра.

— Знаю, капитан.

Выражение лица старого пирата было торжественным, и Джеку захотелось объяснить, что он беспокоится не только о том, чтобы разыскать де Сеговию. Это было бы нечестно по отношению к Миранде, и, кроме того, Джек не знал, что скажет Фин. Их обоих в каждом порту встречало по нескольку женщин, но Фин — это другое. Фин, по его собственным словам, был в восторге от Миранды, но, скорее, по-стариковски, как понимал его слова Джек. Он относился к их пленнице как к дочери и вряд ли бы одобрил, если кто-нибудь, даже его капитан, обидел ее.

— Боже, спаси меня от отцов, — пробормотал Джек.

— Что такое, капитан?

— Ничего. Нам просто необходимо попасть как можно скорее в Чарлз-Таун.

— А что скажет Чадвик?

— Что он может сказать? И говори потише. Джек посмотрел в сторону Миранды. Она о чем-то беседовала со Шрамом. Тот факт, что Шрам вообще может о чем-то увлеченно говорить, сам по себе уже был чудом.

— Она не услышит, капитан.

— Может и нет. Генри не поблагодарит нас, если его дочь узнает, насколько хорошо мы знакомы с ее отцом.

— А что же он скажет, когда мы приведем ее раньше чем обещали. Если сборщик подати еще не уехал?

— Это забота Генри, — сказал Джек, хотя и знал, что это и его головная боль. Он ослабил галстук и продолжил: — Неужели он не сможет попросить собственную дочь не говорить о нас никому несколько дней?

— Не знаю, — с сомнением протянул Фин, — она, видно, ждет не дождется как бы поскорее вернуться домой. Что они там, в Чарлз-Тауне, подумали о похищении, неизвестно. Вряд ли в ладоши захлопали.

— Ты прав. Фин.

Про себя Джек добавил: «Ты еще и половины не знаешь». Быть может, через какое-то время Миранда передумает и не захочет забыть то, что произошло в лесу? Джек посмотрел на нее. Она улыбалась Шраму. А что, если эта бесстрастная маска будет сорвана? Неизвестно, что еще может произойти. Трусливый голосочек в его душе подавал надежду, что он, Джек, уже уйдет в это время в Сан-Августин, а Генри пусть сам о себе позаботится. Правда, ему придется забыть после этого дорогу в Чарлз-Таун. Подумав об этом, Джек закрыл лицо руками.

— Что с тобой, капитан? Ты болен?

— Да нет, — выпрямился Джек. — Просто…

— Парус! — вдруг раздался крик дозорного из «вороньего гнезда».

Джек с недоумением посмотрел вверх. О чем он, черт побери? Они собирались выходить из бухты, о которой на всем белом свете знали несколько человек. Где он мог увидеть парус? Джек уже открыл рот, чтобы крикнуть, когда пират, находившийся на вантах, удивил его еще больше.

— Похож на испанца, капитан.

Глава 10

— Что такое? Что происходит?

Миранда с трудом протискивалась среди матросов, снующих по палубе. Некоторые опрометью бежали вниз, другие хватали мушкеты из длинного деревянного ящика, третьи занимались парусами. Казалось, все вдруг заспешили как на пожар и все как один перестали ее замечать. Подобрав юбки, Миранда поднялась по трапу на ют. Капитан пиратов стоял, широко расставив ноги, и осматривал горизонт в подзорную трубу. Он ее даже и не замечал, пока она не схватила его за руку. Выражение его лица было суровым, точеные черты бронзового лица сразу как-то обострились. Он ничуть не смягчился, когда увидел, кто перед ним. Наоборот, еще сильнее стиснул зубы.

— Какого дьявола ты тут делаешь?

Кровь Христова! Мало ему неприятностей, он еще должен с этой нянчиться. По правде говоря, он так был погружен в свои мысли об испанском корабле, что совершенно забыл о своей прекрасной пленнице.

Отшатнувшись от его холодных слов и взгляда, Миранда с трудом заставила себя расправить плечи и не показать испуг.

— Я хочу знать, почему все забегали взад и вперед. Что происходит?

Джек, также с трудом взяв себя в руки, усмирил свой гнев (так или иначе, не она была его причиной, а то положение, в котором они все очутились) и ответил просто:

— Они готовятся к бою.

— К бою?

— Да, или к отступлению, или к тому, что мы сможем сделать, чтобы удрать от испанцев.

У Миранды перехватило дыхание, но она прикрыла рукой глаза от солнца и посмотрела туда, куда он показывал. Она почти ничего не увидела сквозь листву перешейка, кроме самих парусов.

— Как вы узнали, что это испанский корабль? Может, это англичане, которые проходят мимо?

Джек не стал говорить ей, что для них английское судно, блокирующее им выход из устья, так же опасно, как и испанское. Он протянул ей подзорную трубу.

— Кстати, вы любите, чтобы предметы были больше самой жизни, госпожа Чадвик.

Миранде сразу бросился в глаза испанский стяг, и, опустив трубу, она увидела, что капитан выжидающе смотрит на нее.

— Мы не воюем с Испанией.

— Вы — нет, а я — да! — Джек отбросил со лба прядь волос. — И они со мной — тоже, я вас уверяю.

Тут внимание Миранды привлек шум, раздавшийся со стороны полубака. Там готовили орудия к бою. Она разглядела Фина, который кричал что-то полуобнаженным пиратам, которые тащили огромные черные пушки и укладывали ядра горками. Некоторые посыпали деревянную палубу песком. От тревоги у Миранды засосало под ложечкой.

— Вы будете сражаться с ними?

Она выглядела такой испуганной, а ее синие глаза округлились и стали как золотые монеты, что Джеку захотелось солгать ей и успокоить, но, зная Миранду, он не стал этого делать. Все равно, рано или поздно, она догадается. Кроме того, несмотря на свой вид, подбородок она держала, как всегда, высоко.

— Я буду сражаться, только если они меня вынудят к этому, — сказал Джек, затем честно признался: — Пока я не вижу другого выхода.

31
{"b":"7356","o":1}