ЛитМир - Электронная Библиотека

Отхлебнув вина — оно было из партии мадеры, которую он привез, когда был последний раз в Чарлз-Тауне, — Джек нахмурился.

— Ты, кажется, все знаешь лучше меня, может, меня просветишь?

— Разразился скандал: молодая девушка влюбилась в моего красавца-племянника и последовала за ним в море — вот, что рассказала мне пять минут назад миссис Депли, которая навестила меня до тебя.

— А миссис Депли! — Джек поднял свой бокал и насмешливо поклонился. — Проклятые сплетницы опять ошибаются.

— Я и сам сомневался.

Джек опять откинулся на подушки.

— Я рассказывал тебе о том, что Генри попросил меня похитить его дочь?

— Твоя свадьба — это результат того, что ты проиграл? Если помнишь, я был против.

— Мне надо было непременно тебя послушаться. — Тут он остановился, сам не зная почему. Джеку стало как-то не по себе. Если быть откровенным, то он испытывал неловкость и смущение из-за того, что нечестно ведет себя по отношению к своей невесте. Странное чувство, ведь этот брак навязан ему, но он не мог от него отделаться. Джек встал и, погруженный в свои мысли, начал машинально водить пальцем по мраморной, украшенной резьбой, каминной полке, затем тихо добавил:

— Это не такая уж плохая партия. Миранда Чадвик — красивая девушка.

— Да, мне это тоже говорили, но я надеюсь и сам с ней познакомиться. — Роберт разглядывал Джека поверх своего бокала. — Кажется, она тебе очень нравится.

Нравится? Неужели? Джек и сам не мог точно сказать. Он считал, что она и интересная, и очень привлекательная, но пока, впрочем, она была только обузой. Джек пожал плечами и, помолчав, повернулся к дяде:

— Меня нашел Нафкиби. Думаю, он рассказал тебе о де Сеговии.

— Естественно, поэтому я так и изумлен, что ты вдруг собрался жениться.

— Мои планы нисколько от этого не изменятся, на рассвете я отплываю в Сан-Августин. — Заметив недоверие на лице Роберта, Джек изумился: — Ты что, сомневаешься в моих словах?

— Я верю, что ты собираешься это сделать, однако…

Роберт замолчал и отошел к окну.

— Чего-то ты не договариваешь! — Джек очень хорошо знал своего дядю. Обычно тот прямо выражал свои мысли.

— Да ничего особенного. — Рука в кружевах поднялась и бессильно опустилась. Тут настроение его снова переменилось, и он договорил: — Просто я не совсем понимаю, насколько серьезно ты хочешь найти де Сеговию и наказать его.

— Ты еще спрашиваешь? С какой стати ты сомневаешься, что я отомщу за свою семью? Ради этого я пожертвовал всем.

— Да, это правда. ― Роберт задумчиво провел пальцем по носу. — Однако ты женишься сегодня.

— Я уже сказал тебе, что это никак не скажется на выполнении моего долга.

— О, — Роберт воздел руки к небу, — ведь это только легко сказать сейчас, когда кровь твоя холодна, но ночью, в объятиях молодой жены, все переменится или может перемениться. Женщины могут добиться всего, чего захотят. Твоя мать, например…

— Сразу после церемонии «Морской ястреб» покидает гавань, — решительно произнес Джек.

— Великолепно.

Улыбка Роберта выдавала затаенную злобу и ненависть. Джек подумал про себя, что его дядя одержим местью, так же как и он сам. У них в жизни одна цель. Но все-таки Джек был рад, что не позволил ему ничего сказать про свою мать. Роберт когда-то любил ее. Джек узнал об этом не так давно, год назад, и не успел еще привыкнуть к этой мысли. Красавица Флора, по словам Роберта, сначала поощряла ухаживания младшего отпрыска благородного семейства, но, встретив его старшего брата, отвергла младшего. С тех пор как Роберт рассказал ему про этот трагический треугольник, Джек не переставал удивляться, почему его дядя приехал в Каролину с его родителями. Роберт был, вероятно, привязан к отцу Джека и все еще переживал его гибель.

Как и сам Джек. Сможет ли он когда-нибудь спокойно, без этой сжигающей ярости, думать о де Сеговии? Джек вздохнул и сказал:

— Скоро, дядя. Теперь уже скоро. Я вернусь из Сан-Августина с хорошими новостями, — Джек сжал кулаки. — Я убью этого ублюдка.

— Это будет великий день. День, которого мы ждем уже столько лет, — Роберт взял племянника за плечо.

Джек посидел еще у дяди. Они говорили о плантации Ройял-Оук, расположенной к югу от Чарлз-Тауна. Эта земля была пожалована отцу Джека, когда он приехал в Порт-Ройяль, но Джек был все время в море, и ею управлял Роберт.

Разговаривая с дядей, Джек думал о том, как была бы удивлена Миранда, если бы ей сказали, что ее нареченный не только пират, но и состоятельный землевладелец. Но он тут же пришел к выводу, что ей было бы ровным счетом на это наплевать.

Все-таки интересно, согласилась бы она жить с ним на плантации? Что, если ему бросить свое опасное дело и сосредоточить все силы на том, чтобы выращивать рис? Он даже обсудил это с дядей. Но, конечно, сначала он разделается с де Сеговией. Вдруг ему удастся найти сестру. После этого надо будет как следует подумать, что предпринять дальше. Может, следует заняться каким-нибудь тихим делом, тогда и шея перестанет напоминать ему об обычном конце карьеры пирата.

— Джек, ты слушаешь меня?

— Да, — Джек обдумал то, что сказал Роберт. — Ты хочешь увеличить посевы. Думаю, это разумно. Рис приносит неплохие деньги.

— К тому же он не интересует пиратов.

— Вот именно, — Джек рассмеялся. Он встал и подошел к окну. Ему пора было идти к Чадвикам, но он счел, что нужно еще кое о чем спросить Роберта.

— «Морской ястреб» был атакован испанским судном три дня тому назад.

Джек не удержался и пристально посмотрел на дядю. Он, казалось, искренне удивился.

— Боже мой, когда? Я думал, это ты их подцепил.

— На этот раз все было иначе, — он сделал паузу и многозначительно сказал: — В устье бухты Снибли-Крик.

Роберт покачал головой.

— Ужасно. Но, похоже, ты вышел сухим из воды.

— Двое моих людей погибли.

Роберт прищелкнул языком:

— Печально, но это неизбежно на пиратском судне.

— Разумеется, но мы всегда чувствовали себя там в полной безопасности.

— Потому что бухта — укромное место?

— Да, и, кроме того, потому, что так мало людей знают о нем. — Джек подумал, что пора остановиться, но что-то заставило его продолжить. — Причем ты один из них, дядя Роберт.

— Да, ты мне говорил, где Снибли-Крик. Насколько я помню, и Генри Чадвику это известно.

— Да, он знает.

Роберт пересек комнату, чтобы налить себе еще вина. Джек отрицательно покачал головой в ответ на молчаливое приглашение Роберта присоединиться к нему.

— Но послушай, если ты нашел уютный заливчик, то и всякий другой мог это сделать с таким же успехом.

— Да, тут ты прав, мог.

«Только они нас там „ждали“, — подумал Джек про себя. Но он не стал произносить это вслух. Он и так переживал, что сказал слишком много. Он не то чтобы верил, что его дядя может предать его, но просто в душе не мог найти ответа на закономерный вопрос: „А кто же тогда это сделал?“

— Ну ладно, мне нужно идти.

— Ты приглашаешь меня на свадьбу или нет?

— Да, — Джек замялся, пытаясь прогнать назойливые мрачные мысли. Господи, это же его родная кровь! — Я за этим и приходил.

Миранду никогда еще столько не толкали и не вертели, как в этот день. Ей хотелось только одного: чтобы ее оставили в покое и она могла бы посвятить себя своим занятиям — или микроскопу, или чтению, или рисованию. Вместо этого две служанки делали ей тугую замысловатую прическу. Несколько локонов оставили спереди, так что они спускались как челка, а все остальные пряди зачесали наверх и украсили таким количеством кружев и лент, что Миранда даже стала выше ростом.

Ее корсет был зашнурован чрезвычайно туго. Платье было из тончайшего ярко-красного шелка и спереди украшено бантиками цвета слоновой кости. Кроме того, сзади на платье был шлейф, и Миранда не сомневалась, что из-за него она споткнется и упадет в самый неподходящий момент.

— Ее светлость выглядит восхитительно, — произнесла служанка миссис Депли — Молли, которую Генри «позаимствовал» у нее на время свадьбы.

43
{"b":"7356","o":1}