ЛитМир - Электронная Библиотека

Выйдя из полумрака, царившего в карете, на солнечный свет, Миранда зажмурилась: таким ярким, оказывается, был день.

Когда она открыла глаза, то была изумлена тем, сколько народу ожидало их у церкви. Ей показалось, что она грезит наяву: большинство из них было добропорядочными гражданами Чарлз-Тауна, друзьями ее отца, но в стороне стояли все ее знакомцы — пираты, в грубых, но чистых одеждах. Миранда улыбнулась, когда они огласили воздух громкими приветствиями.

— Какого черта… — начал было Джек, появляясь в дверях кареты под крики толпы. Он быстро подошел к своим людям.

— Что вы здесь, интересно, делаете?

—Пришли поздравить тебя, капитан, — ответил Фин, улыбаясь своим беззубым ртом. — Тебя и ее светлость.

До того как Миранда смогла что-нибудь сказать, Джек схватил Фина за руку и потащил за собой в сторону. Он нагнулся к самому уху своего рулевого:

— Какого черта вы тут делаете? Кто разгружает судно и берет припасы? Мы должны отойти, как только закончится эта свадьба.

— Не бойся, капитан. Я прослежу. Парни все сделают. Вечером «Морской ястреб» будет готов.

Джек хотел объяснить своему помощнику: так, мол, пиратов и ловят, когда они бражничают за одним столом с горожанами, — у него и и без того шея заныла, когда он увидел свою команду, но его остановила Миранда. Девушка протолкалась к ним, схватила его за руку и сильно потянула к себе. Джек был так удивлен, что выпустил Фина.

— Капитан Блэкстоун, может, не стоит кричать на него сегодня? Я очень рада всем гостям. Это я их пригласила.

— Ты? Ты их пригласила? Да какое ты имеешь право распоряжаться моей командой?

— Они могут быть командой, но они — мои друзья, неважно, что они… — глаза Джека расширились, и Миранда вовремя спохватилась и не сказала слово, которое уже висело на кончике ее языка, — моряки. В любом случае я имею право приглашать на свою свадьбу кого захочу.

— Неужели? Позволь мне сказать тебе… — Джек уже почти кричал, заглядывая своей невесте прямо в глаза.

Тут за его спиной Генри весьма нервно закашлялся, и это заставило Джека обратить внимание на то, что никто из окружающих даже не пытался скрыть интерес к происходящему и к тем словам, которые он сейчас произнесет. Среди толпы горожан краем глаза Джек увидел Грэхема Хикса, констебля, и Джошуа Питерсона, королевского сборщика податей.

Джеку пришлось немедленно перестроиться, и он, наклонив голову еще ниже и слегка коснувшись губами ее щеки, вдруг закончил свою тираду следующими словами:

— …что ты, как всегда, на высоте, любимая. Ты — молодец, что обо всем позаботилась. Какая ты умница, что их пригласила.

Выражение ужаса на лице Миранды, когда он поцеловал ее в щеку, и явное изумление, каким она встретила его слова, вознаградили Джека сторицей за то, что он пережил по ее вине. Тут он подхватил Миранду под руку и стал подталкивать ко входу в церковь, прошептав ей на ухо:

— Не стоять же нам здесь вечно?

Собравшиеся чинно проследовали за женихом и невестой в прохладу церкви, и Джек испустил вздох облегчения, решив, что если сегодня не арестуют, то, значит, он и вправду в рубашке родился. Пока все шло хорошо.

Генри представил их священнику. Это был человек маленького роста и с таким выражением лица, как будто он только что съел лимон. Но зато он ничего не спросил ни о том, почему он никогда не видел Джека раньше, ни об обстоятельствах свадьбы.

Генри снова взял на себя заботу о поддержании разговора, Джек был ему благодарен. Он страстно хотел, чтобы все расселись на свои места и можно было бы начинать. Но тут сзади послышался какой-то шум, Джек оглянулся через плечо, увидел несколько человек у входа и расслышал гневные слова. В следующее мгновение он узнал голос своего рулевого.

— Кровь Христова! — пробормотал Джек и двинулся к двери по центральному проходу, не обращая внимания на упрек в глазах священника.

— Что такое? Что тут происходит?

Вся его команда столпилась у дверей. Несмотря на чистую одежду, они выглядели вылитыми пиратами, каковыми и были на самом деле. Констебль Хикс загораживал им вход.

— Мы не оставим его здесь, капитан. Наплевать нам на то, что тут говорит констебль.

Джеку показалось, что Фин вот-вот плюнет прямо на пол церкви, но, к счастью, этого не произошло.

— Кого не оставите? О чем вы говорите?

— Капитан, все нормально. Я здесь подожду, — проговорил Кинг как бы в ответ.

Чрезвычайно высокий и широкоплечий, он стоял, спокойно скрестив руки на мощной груди.

— Этот чертов негр не должен входить в церковь, ― объяснил Хикс.

Джек посмотрел на него, потом на Кинга, затем опять перевел взгляд и сказал деланно-спокойным тоном:

— Мистер Хикс, кажется, вы не понимаете. Кинг — член моей команды и мой гость.

— Это совершенно неважно. Он — негр, да еще может оказаться беглым рабом.

— Мистер Кинг — свободный человек. Даю вам слово.

Констебль хмыкнул, показывая, что не очень-то верит этим словам, а Джек в ответ положил руку на эфес шпаги. Хикс немедленно схватился за свою, но в этот момент между ними встала Миранда и быстро, почти не делая пауз, заговорила:

— Мне так жаль, господин констебль. Джек, дорогой, в чем дело? Из-за чего ты задержался? Папа уже бегает как тигр в клетке. О, привет, Кинг. Как я рада, что ты смог прийти ко мне на свадьбу!

Произнося эти слова, Миранда постепенно разводила мужчин в разные стороны, одновременно она подхватила негра за руку и, слегка подталкивая, повела по проходу, с важным видом сообщая всем присутствующим, что сама подыщет ему место.

Хикс отступил, а пираты гурьбой повалили вслед за Мирандой и ее темнокожим спутником в церковь. Джеку не оставалось ничего другого, как только пойти за ними.

К тому времени, когда церемония все-таки началась, Миранда уже была так раздражена и так устала, что ей хотелось только одного: уединиться со своими мыслями и книгами в каком-нибудь укромном уголке. Под сводами церкви мерно звучал голос священника, и Миранда вздохнула: все это было так глупо.

Они с дедушкой часто обсуждали вопросы веры и религии, в основном, разумеется, об отношении веры к науке. У Миранды не было своего мнения, какая же религия самая истинная, потому что она изучала несколько верований. Дон Луис был католиком, и, хотя она знала, что некоторые страны воюют между собой, чтобы доказать главенство своей веры, Миранда находила это глупым. Она-то сама, конечно, не была религиозным фанатиком, и быть может поэтому ее чувства так удивляли ее самое.

Миранда слегка повернула голову и встретилась взглядом с Джеком. В эту минуту она почувствовала нечто совсем особенное, с ней случилось что-то совершенно необыкновенное, чего нельзя было объяснить даже с помощью логики и философии. Она как будто только сейчас поняла, что делает. Она выходит замуж за капитана Блэкстоуна перед Богом и людьми.

Слова священника вдруг зазвучали так торжественно. Любовь, честь, повиновение и прощение. Перед Богом и людьми она клялась в этом капитану Блэкстоуну, и он точно так же обещал ей любовь и прощение. Он держал ее за руку так, как ему велели это сделать. Но никто не говорил ему, чтобы он нежно пожимал ее пальцы или внимательно смотрел ей в глаза. Он делал это так, как будто чувствовал то же самое. Они стояли рядом, перед алтарем, и Миранда не могла теперь расслышать слова службы. Ей казалось, что удары его сердца передаются ей через кончики пальцев, и самое чудесное то, что их ритм совпадает с ее пульсом.

Ей казалось, что от него веет свободой и тем диким восторгом, который охватывал ее в его объятиях. Она живо вспомнила его прикосновения. Внезапно она поняла, что сейчас, в церкви, они тоже как бы становятся единым целым. Это было нечто мистическое, неподвластное разуму и анализу.

Священник сложил руки и перестал говорить, Миранда ожидала, что чувства, охватившие ее, пройдут, но этого не случилось, наоборот, она улыбалась в ответ на его улыбку и даже склонилась к нему, когда он ее крепко обнял.

45
{"b":"7356","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Девушка, которая играла с огнем
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Врач без комплексов
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом
Анонс для киллера
Призрак Канта
Луч света в тёмной комнате