ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гномка в помощь, или Ося из Ллося
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Брачный контракт на смерть
Аврора
Перевал
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Экспедитор
Угадай кто
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен

— Я должен идти, — невнятно проговорил он, страстно желая остаться.

— Я знаю, — Миранда улыбнулась и села на кровати. Простыня, закрывающая ее, упала, но она даже не заметила. Она не обратила внимания и на то, что, поднимаясь, задела плечом Джека, который хотел поцеловать ее. — Ты, наверное, спешишь?

Что случилось? Что произошло с этой женщиной? Вчера она не помнила себя от страсти. Не хотела, чтобы он оставлял ее.

— Да. Фин, верно, беспокоится, не случилось ли чего со мной.

— Конечно, — Миранда принялась расчесывать волосы. — Твоя одежда — там.

— Моя одежда? — Джек посмотрел, куда она ему указывала. Его вещи лежали в углу, в полном беспорядке. Она вела себя так, что трудно было поверить, что вчера они срывали их друг с друга в порыве страстного желания. Он следил за ней глазами, недоумевая, что произошло, и стараясь не обращать внимания на ее молочно-белые плечи и круглые бедра. Джек чуть не застонал вслух, когда она нагнулась за его рубашкой. У него же есть еще немного времени. Ему захотелось схватить ее сзади, погрузиться поглубже и стереть с ее лица маску равнодушия.

Впрочем, она была решительно не в настроении. Не успел Джек свесить ноги с постели, как она уже надела сорочку и простое платье. Открыв рот от удивления, Джек смотрел, как она пытается завязать сзади ленты.

Наконец она подняла глаза. Он еще не думал одеваться. У Миранды закружилась голова, а сердце забилось сильнее, но она строго сказала себе, что сейчас не время для любви, хотя муж, по всей видимости, так не считает. Похоже, его плоть была согласна с ним. Миранда чуть не упала в его объятия, но у нее было еще много дел, и она попыталась сказать:

— А ты… ты, что… не собираешься одеваться?

Кровь Христова! Она холодна как лед! В его жизни не было случая, чтобы кто-нибудь так хотел избавиться от него. Хорошо же, он тоже может показать ей, что прошлой ночи вовсе не было. Джек стал одеваться. Желания его, однако, еще не испарились до конца, и он, ругаясь себе под нос, еле затолкал себя в бриджи. На измятой рубашке не хватало пуговиц, но ему было наплевать. Джеку хотелось быть таким же холодным, как Миранда. Что же все-таки с ней случилось? Должно быть, утром она вспомнила, что он — пират и ей не пара. Неужели она настолько занята своими мыслями, что даже не попрощается с ним? Со все возрастающим удивлением он смотрел, как она ищет в своем шкафу какие-то книги. Боже милостивый, она, кажется, собирается приняться за чтение, не дожидаясь его ухода.

Джек так торопился, что натянул на себя сапоги и сюртук почти одновременно.

— Не надо меня провожать, — сказал Джек, чтобы привлечь ее внимание. Миранда собиралась что-то писать и хотела обмакнуть перо в чернильницу.

— А, — произнесла она рассеянно, — хорошо.

— Хорошо? — взорвался Джек. — Это все, что ты можешь мне сказать после того, чем была для нас прошлая ночь?

Миранда посмотрела на него широко раскрытыми голубыми глазами.

— Что ты хочешь, чтобы я сказала?

— Что я?.. — Джек от бешенства брызгал слюной как ненормальный и бормотал что-то бессвязное, до такой степени он был поражен.

Что, черт побери, он вообразил себе ночью? Ему показалось, что он влюбился в нее. В Миранду Чадвик! Нет, не Чадвик, а Блэкстоун. Если судить по тому, сколько внимания она уделила ему утром, он мог с таким же успехом жениться на книге. На книге, которая умеет задавать вопросы.

Прицепив шпагу, Джек рванулся к двери. Она не подняла глаз до тех пор, пока он не взялся за ручку.

— Джек.

— Да? — Он так обрадовался, услышав свое имя из ее уст.

— Счастливого пути и удачи, — не успела она произнести эти слова, как опять склонилась к своим бумагам.

Он стиснул руки в кулаки, повернулся на каблуках и хлопнул дверью, никогда он не был так зол ни на одну женщину. Джек почти скатился по лестнице, проклиная себя, свою жену и брак в целом. Когда он достиг нижней площадки и увидел своего тестя, то добавил и его в список.

А в это время Миранда грызла ноготь большого пальца и задумчиво смотрела на чистый лист перед собой. Затем написала «Папа» и остановилась. Слезы полились у нее из глаз. Она не знала, как лучше объяснить то, что она хотела выразить. Наконец на бумаге появились слова: «Мое место рядом с ним…»

— Черт тебя возьми, Генри! Что ты делаешь тут так рано?

— Разве это не очевидно? Тебя жду. Я просидел здесь всю ночь.

— Напрасно потерял время, ― Джек попытался обойти его стороной. — Мне надо на «Морской ястреб».

— А мне наплевать на твое проклятое судно! Мы должны поговорить.

Мало кто мог похвастаться, что преградил путь Джеку Блэкстоуну и остался в живых, чтобы это рассказать. Джек схватился за свою саблю, но опустил ее, вспомнив про их многолетнюю дружбу. В его голосе послышались жесткие металлические нотки.

— Мы уходим с утренним приливом.

— Ты должен мне…

— Я ничего тебе не должен. Все долги отданы тебе вчера.

— Да? А как же быть с этой ночью?

Джек резко сбросил руку Генри и отвернулся. Не так-то легко было смотреть в глаза друга.

— Как ты мог? Я доверял тебе.

Плечи Генри опустились, руки безжизненно повисли, он отвернулся и пошел в гостиную.

— Какого черта! — Джек нехотя последовал за ним. ― Я женился на ней. Что тебе еще нужно?

— Но ты не должен был делить с ней ложе! — с пафосом воскликнул Генри. — Мы так не договаривались.

— Мы и договаривались из-за того, что я спал с ней, если помнишь? — сказал Джек, пытаясь оставаться спокойным. Он пытался смотреть на это как бы с другой стороны, но, по правде говоря, ему порядком надоело вникать в положение Генри. Именно благодаря тому, что он пытался разделить точку зрения отца Миранды, он и влип в эту историю.

— Я не позволю тебе говорить о моей дочери в таких выражениях.

Джек вздохнул и взглянул на потолок, он хотел напомнить, что речь идет не столько о дочери Генри, сколько о его жене, но передумал, а вместо этого поднял руку, пытаясь успокоить Чадвика, и сказал примирительно:

— Послушай. С кем, с кем, а с Мирандой-то — все в порядке.

Он не стал вдаваться в объяснения, что после этой ночи, кажется, он сам теперь пострадавшая сторона.

Генри отошел к камину и возопил:

— В порядке? Как ты можешь быть таким бесчувственным. Бедное дитя! Я уверен, она невыразимо страдает. Так мы не договаривались! Ваш брак должен был оставаться браком только на бумаге.

— Ну так теперь это брак в полном смысле слова. И я последний раз говорю тебе, что она ни капельки не страдает.

Джек снова представил себе, как она сидела у себя за столом и даже не потрудилась проводить его, не кивнула на прощание. И это после волшебной ночи, когда они не могли оторваться друг от друга ни на секунду. Он стиснул зубы и повернулся к Генри лицом.

Миранда только и ждала, когда он встанет лицом к двери, чтобы проскользнуть мимо. Она очень осторожно подняла засов и выбежала на улицу. Солнце еще не показалось, но уже окрасило небо мягким розовым светом. Девушка бежала по направлению к порту изо всех сил. У нее в руках были книги и ее вещи, поэтому руки гудели от напряжения. Она не могла остановиться и отдохнуть, потому что не была уверена, сколько времени еще отец будет разговаривать с Джеком. Муж, кажется, не был расположен долго выслушивать его жалобы. При мысли об отце на глаза Миранды навернулись слезы, и она усиленно заморгала. Он поймет. Он должен ее понять. Он так часто повторял, что жалеет о том, что не взял Миранду и ее мать с собой. «Муж и жена не должны быть в разлуке», — оплакивал он преждевременную смерть жены.

Миранда была убеждена, что она и ее собственный муж не должны повторить судьбу ее родителей. Не то чтобы она собиралась умереть. Она даже не болела никогда, но Джек такой неосторожный. Он способен на любой опрометчивый поступок. Лежа рядом с ним ночью, она представила себе все опасности, которым он мог подвергнуться, и решила, что он нуждается в ней. Она сможет помочь ему.

50
{"b":"7356","o":1}