ЛитМир - Электронная Библиотека

— Надо было подумать об этом раньше.

Старый парус, служивший Миранде занавесом, отлетел в сторону, и оба заговорщика замерли на месте от испуга и изумления. Перед ними стоял Джек Блэкстоун. Рука его была на эфесе короткой абордажной сабли. Однако, увидев Миранду, сам он был так удивлен, что с открытым ртом застыл на месте.

— Кровь Христова!

— К-к-капитан, я все объясню, — бестолково заикался Фин, пока вдруг не понял, что тот, кому он пытался что-то сказать, его даже не видит.

— Что ты тут делаешь, Миранда?

Ее муж, казалось, не способен был поверить своим глазам. Она заметила, что он даже прикрыл глаза, думая, что она привиделась ему. Но этого не произошло, он понял, что она существует на самом деле, и Джек тут же схватил ее за руку и потащил к люку.

— Возьми фонарь, — бросил он через плечо Фину. — Ко всем неприятностям не хватает только взлететь на воздух, если порох взорвется.

Из его «приветливой» речи Миранда сделала вывод, что она и есть «все неприятности». Девушка еле за ним поспевала, пока вдруг не вспомнила о своих пожитках. Она попыталась ухватиться за какую-нибудь балку. Это не могло остановить их движение, но капитан, должно быть, заметил ее сопротивление и обернулся, чтобы посмотреть на нее.

— Мои вещи, — начала Миранда, — я не хочу оставлять здесь книги и микроскоп.

— Мы позаботимся о них позже, — сказал Джек таким тоном, что Миранда не могла спорить.

Они добрались до трапа, Джек схватил ее в охапку и практически донес до своей каюты, ногой открыл дверь и затем с грохотом захлопнул ее за ними.

Капитан еле сдерживался. Он был готов к тому, что его команда что-то замышляет в тайне от него, но чтобы скрывать его собственную жену, — это не могло прийти ему в голову.

Боже милостливый, его корабль должен вскоре напасть на испанцев, на их исконной территории. В такие рейды ни один сумасшедший не берет женщин. Особенно таких благородных, как Миранда. Черт возьми, ее же могут убить!

Его руки сжались в кулаки от бессильной ярости, и, чтобы как-то унять свой гнев, Джек скрестил руки на груди и сказал сквозь зубы:

— Будь любезна объясниться.

Это было внушительное зрелище. Он стоял, широко расставив ноги, почти упираясь в потолок. Джек был выше ее на голову и раза в два шире в плечах. В одном ухе блестела золотая серьга. Светлые растрепанные волосы спускались до плеч. Выражение лица было суровым, даже неумолимым. Миранда удивлялась самой себе, как ей пришло в голову, что он нуждается в ее помощи. Перед ней стоял безжалостный пират, человек, который в состоянии сам позаботиться о себе. Миранда начала что-то говорить, запнулась и снова замолчала.

— Я слушаю.

— Я решила пойти с тобой.

— Что? — короткое слово эхом прокатилось по каюте. — Ты решила пойти со мной. За каким дьяволом?

Джек не мог опомниться, не мог поверить, что вся эта чертовщина происходит на самом деле.

Миранда с безразличным видом пожала плечами. Ей очень хотелось показать, что она не боится и чувствует себя нормально. Она заранее готовила себя к тому, что он будет бушевать, она только не знала, что его гнев так ее расстроит. Раньше она из-за этого совсем не переживала.

— Ну я же твоя жена, — Миранда только начала говорить, но, увидев выражение лица Джека, резко осеклась.

Он отошел к окнам, затем обернулся. Он первый раз увидел ее при естественном освещении и ахнул от жалости. Ее платье было испачкано, волосы спутаны, на шее — грязная полоса. Ему захотелось стереть с ее лица следы пребывания в трюме, ободрить, но он не позволил себе расслабиться.

— Этот брак был устроен по желанию твоего отца, и ты отлично знаешь, что он не настоящий. Ты что, решила теперь таскаться за мной повсюду?

— В ту ночь после свадьбы я что-то не заметила, что наш брак остался только на бумаге, — сказала она без всякого смущения.

— Это совсем другое дело. Это было… — Джек замолчал, его охватили воспоминания, поэтому он отвернулся и стал смотреть на океан.

— Ясно, — ответила она, как будто поняла, что он хотел сказать, и это еще больше вывело Джека из себя.

— Не делай вид, что ты хотела этой свадьбы. Если помнишь, ты возражала даже больше моего. Боже мой, в то утро, когда я уходил от тебя, ты едва подняла глаза, чтобы попрощаться со мной.

Миранда была изумлена. На какой-то момент ей показалось, что он обижен тем, как она себя вела. Но еле уловимая боль, промелькнувшая на его лице, быстро исчезла и сменилась мрачной гримасой. Миранде оставалось лишь гадать, не привиделось ли ей все это?

Глубоко вздохнув, она сказала:

— У меня было очень много дел, и, кроме того, я была уверена, что мы расстаемся ненадолго.

— Ах вот как! Ты была уверена! На этот раз разумнее тебе будет заранее попрощаться.

Она хочет играть с ним! Джек рванулся к двери и взялся за засов.

— Что ты собираешься делать?

— Я должен был это сделать, как только увидел тебя. Повернуть обратно.

— А как же де Сеговия?

— Кровь Христова! Я так и знал, что не стоило об этом говорить тебе. ― Почему ему тогда показалось, что ничего нет естественней, чем все ей рассказать? — Об этом можешь не волноваться. Я его найду.

— Я могу помочь тебе, — мягко сказала Миранда.

— Что? — Джек был вынужден повернуться лицом к жене. — Кровь Христова! Женщина, о чем ты говоришь? Я, между прочим, Джек Блэкстоун, капитан пиратского судна. «Морского ястреба» боятся все на Испанском Мэйне. Мне не надо помощи девчонки.

Миранда спокойно ждала, пока муж выдохнется и закончит свою речь, затем спросила:

— Знаешь ли ты, где де Сеговия?

— Конечно. В Сан-Августине.

— Да, но где в Сан-Августине?

— Я найду его. Даже если мне придется вырвать пальму за пальмой в этом городишке.

— А ты не подумал, что может произойти с твоей сестрой, пока ты расправляешься с ни в чем не повинными растениями?

Джек уставился на нее. Лицо его исказилось. Как он ненавидел эти бесконечные вопросы. Вообще-то он не хотел просто нападать на город при ярком свете дня. Его план был другим, но он не хотел сознаваться в этом и поддаваться ее разумному тону.

— Я найду, как вытащить ее.

— Но я могу помочь тебе, — быстро проговорила Миранда, чтобы он не успел возразить. — Я свободно говорю по-испански. Ты сам принял меня за испанку тогда, и если я сойду на берег в Сан-Августине…

— Кровь Христова! — Джек так быстро приблизился к ней, что она невольно отшатнулась. — Неужели ты всерьез думаешь, что я отпущу тебя в пасть льва?

Она сумасшедшая. Он и раньше это подозревал, просто их влечение друг к другу мешало ему осознать это раньше. Но теперь он в этом убежден.

— Испанцы ничем не отличаются ни от тебя, ни от меня. Один из самых лучших и верных друзей дедушки — испанец.

— Они — кровожадные дьяволы, — настаивал Джек. Он не верил своим ушам: она защищает тех, кто убил его родителей.

— Некоторые — да. Но большинство из них— нормальные люди, как дон Луис. Зато некоторые англичане или шотландцы — воплощенное зло.

Только Джек хотел ответить ей, что он думает о ее логических выводах, как вдруг в дверь забарабанили.

— Что там еще? ― закричал Джек, распахивая дверь.

На пороге толпились Фин, Шрам, Кинг и Беспалый, они не решались войти в каюту, но и не уходили, хотя капитан буквально прожигал их взглядом.

— Какого черта вам надо? — Джеку совсем не хотелось сейчас с ними разговаривать.

— Капитан, тут какие-то крики были. Мы только посмотреть, как тут ее милость.

— Ее милости здесь очень хорошо, не то что в трюме, где ее кое-кто прятал.

Фин покраснел так, что это было видно даже сквозь его загар.

— Капитан, не я это придумал. Джек, взглянув на Миранду, ответил:

— Ни капельки в этом не сомневаюсь. Однако ты позволил ей выполнить ее план. — Джек снова представил себе, как его хрупкая жена спит в темном, полном крыс трюме, и разозлился еще сильнее. Он снова скрестил руки на груди. — Кроме того, я почти уверен, что вы все были в этом замешаны. — Про себя он поклялся всех их наказать за этот бунт.

52
{"b":"7356","o":1}