ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, прошу вас, мы не должны...

— Кэролайн! — Волк взял ее за подбородок и приподнял ее голову. — Мы не одни!

— Что?! О Боже! — Кэролайн содрогнулась от чувства неловкости и испуга и тревожно оглянулась вокруг. В тени огромного дерева она увидела высокого индейца. Его выбритую голову украшал султан из волос, оставленных на самой макушке. Такую же прическу носили все индейцы, встреченные ею на улицах Чарльз-тауна, вспомнила Кэролайн. Но, в отличие от них, одетых в штаны и рубахи, этот был почти обнажен.

Он произнес несколько слов, которых Кэролайн не поняла, и Рафф ответил ему на таком же гортанном языке. Успокаивающе потрепав ее по плечу, он подошел к индейцу, и мужчины вдвоем двинулись вдоль тропинки, оставив Кэролайн с лошадьми.

— Какого же черта ты так внезапно выскочил прямо перед нами?

Индеец, прищурившись, невозмутимо ответил:

— Я следовал за вами от самого поворота тропинки. Разве Ва-йя не слыхал моих сигналов?

Нет, он ничего не слышал. Его слишком поглотили мысли о невесте отца, будь тот неладен! Им с девушкой еще повезло, что преследователем оказался Деюниси, а не кто-нибудь иной. Волк свернул с тропинки и углубился в лес.

— Какие же вести ты принес?

— Криик проходят по долине.

— Разве это новость?

Криик, жившие на юге, часто проходили через земли чероки. Не будучи союзниками чероки, они поддерживали с ними перемирие, хотя и не слишком устойчивое.

— Да, но на сей раз, Ва-йя, они идут к северу, чтобы биться с англичанами. И они предложили нашим воинам присоединиться к ним.

— Кто-нибудь прислушался к их словам?

— Тал-тсуска.

Волк и не ожидал иного от своего двоюродного брата, сына дяди по материнской линии. Ненависть Тал-тсуски к бледнолицым, казалось, не знала предела. Волка куда больше взволновали другие слова Деюниси, которые индеец произнес, печально вздохнув.

— Воины чероки... совершили несколько набегов на поселенцев Виргинии.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— В чем дело? Что случилось?! — Пышные юбки Кэролайн взметнулись, она ни на шаг не отставала от Раффа, деловито осматривавшего лошадей. Краснокожий мужчина исчез в лесу столь же бесшумно, как и появился.

— Садитесь в седло, — бросил ей Волк, наклонившись и сложив ладони у лошадиного стремени. Кэролайн не подчинилась, и он свирепо взглянул на нее.

— Что он сказал вам? — настойчиво допытывалась она. Подобное упрямство было не в ее характере, но на сей раз она решила во что бы то ни стало узнать, почему Рафф так помрачнел и замкнулся после разговора с соплеменником.

— Я отвезу вас назад в Чарльз-таун.

Он произнес это так уверенно, что Кэролайн в первое мгновение не нашлась что сказать. Лишь когда он вновь велел ей сесть в седло, она обрела дар речи.

— Я ведь уже говорила вам, что поеду в Семь Сосен! Волк выпрямился и в течение нескольких мгновений серьезно, не мигая, смотрел на нее своими выразительными черными глазами.

— Чероки совершили несколько нападений на виргинские поселения. Снимали скальпы с бледнолицых, — произнес он наконец.

Кэролайн невольно вздрогнула и прижала руки к груди.

— Но почему? Как такое могло случиться? Мистер Чипфорд заверил меня, что войны между чероки и англичанами нет и быть не может. Мистер Чипфорд — посредник, организовавший помолвку между вашим отцом и мной, — ответила она на невысказанный вопрос Волка.3

— Судя по всему, мистер Чипфорд был плохо информирован о сложившейся ситуации.

— Но то же самое сообщил мне в своем письме и ваш отец!

— Послушайте меня, Кэролайн! — Волк с шумом втянул в себя воздух. Слова Деюниси глубоко взволновали его. Ему необходимо было срочно добраться до Нижнего Города и передать чероки предложение о переговорах, сделанное Литтлтоном. Это не оставляло ему времени возиться с леди Кэролайн и тем более потворствовать ее капризам. — Верьте кому хотите, но я доставлю вас в Чарльз-таун. И сделаю это немедленно!

— В таком случае вам придется везти меня туда силой! — Лошадь нервно переступила с ноги на ногу, и Кэролайн поспешно отошла в сторону. — Я проделала слишком долгий путь, чтобы теперь возвращаться назад. — Кэролайн закусила нижнюю губу, начавшую предательски дрожать, и гордо вскинула голову.

— Черт возьми, Кэролайн, неужто вам невдомек, что на карту поставлены гораздо более серьезные проблемы, чем ваше упрямое желание выйти замуж за моего отца?!

— Я не собираюсь возвращаться назад.

Однажды, когда Кэролайн была еще ребенком, отец пожурил ее за невыносимое упрямство. С годами, как ей казалось, этот недостаток исчез из ее характера, однако Рафф Маккейд сумел за столь короткий срок возродить его.

— Ах не собираетесь? А что, если я соберусь туда?! — Волк смотрел на нее, сдвинув густые брови. — Что если я сейчас брошу вас здесь и поеду туда один?!

Кэролайн затравленно огляделась кругом. Тонкая тропинка вилась сквозь густой лес, полный неведомых опасностей и неясных, тревожных звуков. Она нервно сглотнула.

— Тогда мне придется ехать дальше одной, без вас. — Если прежде он смотрел на нее с угрозой, то теперь лицо его приняло прямо-таки свирепое выражение. Он стал медленно надвигаться на нее, и Кэролайн пришлось отступать, пока спина ее не прижалась к теплому боку лошади. Волк взял девушку за плечи. Она твердо и бесстрашно глядела в его глаза.

— Что вас так привлекает в моем отце?!

— Я... Меня... меня в нем ничто не привлекает, — пробормотала Кэролайн.

Вот в его сыне — совсем другое дело! — призналась она себе. Она питает преступное влечение к своему будущему пасынку, — безжалостно констатировал ее внутренний голос. Не имея морального права на подобные чувства! Об этом даже помыслить грешно! Но эти мысли не помешали ей с трепетом вдыхать его запах — запах дубленой кожи и раскаленного песка. Кэролайн призналась себе, что испытывает необыкновенное волнение не только от прикосновений, но даже от взглядов Раффа Маккейда.

— Он будет вам плохим мужем.

Рафф произнес эти слова низким голосом. Не высказав всего, что было у него на уме, он предоставил Кэролайн додумать свою мысль до конца, и перед ее мысленным взором начали вспыхивать яркие картины, в которых для ее жениха просто, не оказалось места. Она видела подле себя Раффа Маккейда — высокого, красивого, сильного, он был ее мужем, ее господином и повелителем. Его крепкие руки уверенно вели ее по тернистым тропам жизни, его губы ласково улыбались ей. Кэролайн могла лишь предполагать, какое упоительное чувство вызвал бы в ней поцелуй этих полных, нежных губ, и на одно безумное мгновение ей захотелось прильнуть к ним прямо здесь, сейчас, чтобы изведать это чувство наяву во всей его полноте...

— Я поеду в Семь Сосен! — воскликнула Кэролайн, не без труда сбросив ладони Волка со своих плеч и отпрянув в сторону. Она была растеряна и испугана. Но не набеги индейцев и не гнев Раффа Маккейда заставил ее сердце сжаться от ужаса.

— Очень хорошо! Только не говорите потом, что я вас не предупредил! — С этими словами он, нахмурившись, взял ее за талию и, приподняв, посадил в седло. Помогая Кэролайн устроиться поудобнее, Волк положил руку на ее колено и — уж не почудилось ли ей это — слегка погладил его. Он протянул ей поводья, вскочил на своего коня и пустил его в галоп. Кэролайн не отставала. Путь их лежал на запад...

* * *

Теперь они двигались еще быстрее, чем прежде. Наступила ночь. Никогда прежде Кэролайн так не уставала. На сей раз приютом их оказался скромный бревенчатый дом под соломенной крышей. Однако еда, предложенная дружелюбной хозяйкой, была отменного качества, а постель на чердаке, куда проводили Кэролайн, — мягкой и чистой. Даже усталость не смогла развеять смятения, которым была охвачена Кэролайн на протяжении последних дней. И во сне ее преследовал Рафф Маккейд, а о содержании своих сновидений она наутро вспоминала с краской смущения на щеках.

С рассветом они оседлали отдохнувших лошадей и продолжили путь. Кэролайн узнала, что дорога до Семи Сосен займет у них недели две, если не случится непредвиденных задержек. Об этом поведала ей миссис Кемпбелл, хозяйка бревенчатого домика, занимавшая его с мужем и пятью детьми.

11
{"b":"7357","o":1}