ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я нисколько не сомневаюсь, что это не повторится, — произнес он низким голосом, напоминавшим глухое рычание, — и знаете почему?

В ответ Роберт промычал что-то нечленораздельное.

— Потому что, если вы еще раз позволите себе нечто подобное, я вернусь и снесу вам вот этим полголовы.

Он повертел в руке томагавк, острое лезвие которого сверкнуло в лучах солнца, заглянувшего в комнату.

Мутные глаза Роберта едва не вылезли из орбит, и Волк, убедившись, что слова его возымели должное действие, швырнул старика поперек кровати, нимало не заботясь о его больной ноге.

Волк закрепил на поясе томагавк, повернулся и прошел к выходу мимо остолбеневшей Кэролайн. Быстро шагая по тропинке в глубь соснового леса, он услышал, как Кэролайн позвала его по имени. Он нехотя остановился и оглянулся. Кэролайн бежала к нему со всех ног.

Ей хотелось отчитать его за то, как он обошелся с Робертом. Но, приблизившись к Волку, она поняла, что это будет лишь пустой тратой времени. Он поступил так, как считал нужным, и она должна быть благодарна ему за помощь.

— Куда вы сейчас направляетесь? — неожиданно для самой себя спросила она.

— В Верхние поселения. Я шел сюда, чтобы сообщить вам об этом. Большинство вождей из Средних и Нижних поселений согласились на переговоры с губернатором. Я иду в горы, чтобы склонить к этому и остальных.

— Это хорошо, не так ли?

Слабая улыбка мелькнула на его чувственных губах. Он осторожно погладил пальцами ее щеку.

— Да, Кэролайн, это хорошо. Возможно, нам удастся предотвратить войну между моим народом и англичанами.

Затем, словно внезапно вспомнив о пропасти, лежавшей между ними, он уронил руку и тихо добавил:

— Но это не значит, что вы можете беззаботно разгуливать в одиночестве вдоль берега ручья. Держитесь поближе к дому, Кэролайн!

Вздохнув, она нехотя кивнула. Ей так хотелось удержать его! Но она знала, что это невозможно.

— Возвращайтесь теперь к своему мужу, — сказал он и зашагал прочь.

Кэролайн, не отрываясь, глядела вслед Волку, пока он не исчез из виду, а потом медленно побрела к дому. Миновав комнату Роберта, она поднялась по ступеням и вошла к себе. Едва успев повернуть ключ в замке, она повалилась на кровать и разрыдалась.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Кэролайн проснулась среди глубокой ночи. Ее разбудили чудовищные крики, завывания и дикий, истошный визг. Она вскочила с постели вне себя от ужаса.

Протянув руку, она схватила с комода кинжал, который дал ей Волк. Сжав в ладони костяную рукоятку своего единственного оружия, она почувствовала себя немного увереннее. Кто издавал эти ужасные, леденящие кровь звуки? Подбежав к окну, она выглянула наружу. Взору ее представилось полыхавшее вокруг красно-оранжевое пламя.

Пожар! Сарай и амбар были охвачены огнем, и группа покрытых татуировками индейских воинов бежала через ярко освещенный двор к дому. Кэролайн услыхала пронзительный, душераздирающий крик, заглушивший все остальные звуки и эхом отдавшийся у нее в ушах, и лишь через несколько мгновений осознала, что это она сама издала его. Зажав рот рукой, она расширившимися от ужаса глазами продолжала смотреть во двор.

Индейцы подобрались уже к самому дому. Они громко кричали и приплясывали на месте от нетерпения. Их было много, очень много, и они мало походили на тех чероки, которых Кэролайн видела до сих пор. Вооружение их составляли томагавки и мушкеты. Еще несколько минут, и они будут здесь.

Мэри. Кэролайн опрометью бросилась к двери и дрожащими руками отперла замок. Темный коридор был полон дыма. Кэролайн закашлялась, глаза ее начали слезиться.

Добежав до комнаты Мэри, Кэролайн что было сил принялась стучать кулаком в запертую дверь.

— Мэри, открой!

— Я буду стрелять! — ответила та дрожащим от страха голосом. Кэролайн, пригнувшись к замочной скважине, громко крикнула:

— Мэри, это же я, Кэролайн!

— Кэролайн?

За дверью послышались тихие осторожные шаги, замок, щелкнув, открылся, и Кэролайн, потянув за медную ручку, отворила дверь и бросилась в объятия Мэри.

— Пойдем, — прошептала Кэролайн, схватив Мэри за руку. У той и в самом деле был пистолет, рукоятку которого она сжимала своей слабой, дрожащей рукой. — Нам надо как можно скорее выбраться отсюда.

Из-за огромного живота движения Мэри сделались неловкими и медленными. Она с трудом поспевала за Кэролайн. Торопливо миновав коридор и бросившись вниз по ступеням лестницы, они очутились на первом этаже, откуда они метнулись к задней двери дома, выходившей в сад.

Дверь резко распахнулась им навстречу, и несколько индейцев с лицами, размалеванными черной и желтой краской, ворвались в дом. В это же мгновение их товарищам удалось ворваться сквозь парадный вход, и Кэролайн услышала позади себя радостные крики дикарей. Обезумев от ужаса, она заслонила своим телом Мэри и подняла вверх руку с зажатым в ней ножом.

Индеец, бросившийся было к ним, резко остановился в шаге от Кэролайн. Широко расставив босые ноги, он, не отрываясь, глядел на поблескивающее лезвие индейского кинжала, нацеленного ему в грудь. Он был молод и высок. Лицо его было покрыто шрамами, ярко-красная полоса украшала нос. Странно, что Кэролайн разглядела это все гораздо более отчетливо, чем томагавк, который он воинственно занес над головой.

Кэролайн что было сил оборонялась от захватчика-варвара. Целясь ему в грудь, она резко взмахнула ножом, но индейцу удалось уклониться. То же случилось и во второй, и в третий раз. Судорожно сжав в руке костяную рукоятку кинжала, она разила, колола, била наотмашь... Но все впустую. Серебристое лезвие мелькало в отсветах пламени, со свистом рассекая дымный воздух, но противник оставался невредим, и Кэролайн начало казаться, что она единоборствует с тенью.

Внезапно раздался истошный, пронзительный вопль, разом перекрывший кровожадные повизгивания индейцев и треск разгоравшегося пламени. Крик этот был исполнен такого животного ужаса и бессильной ярости, что у Кэролайн перехватило дыхание и по коже побежали мурашки. Оглянувшись, она увидела, как двое дикарей, скалясь от мстительной радости, тащили Роберта из его комнаты. Его крики заполнили собой весь дом, и Кэролайн казалось, что, отражаясь от стен, они ударяются о ее голову, которая, не выдержав, вот-вот развалится на части. Позади нее слышались сдавленные рыдания Мэри. А впереди, все так же не двигаясь с места, со снисходительной улыбкой на узких губах стоял чудовищный, неуязвимый индеец.

Кэролайн не могла ни понять, ни объяснить себе, каким образом он, оставаясь недвижимым, избегал ударов ее кинжала в течение нескольких минут, показавшихся ей вечностью. Но ей не оставалось ничего другого, кроме как из последних сил пытаться защитить себя и Мэри своим единственным оружием. Но, в конце концов, дикарю, похоже, надоела эта однообразная забава.

Неуловимым движением руки он схватил Кэролайн за запястье, и нож с глухим стуком упал на пол из ее разжавшихся пальцев. Кэролайн попыталась было нагнуться, но индеец поднял ее в воздух, обхватив за талию.

— Мэри! — взвизгнула Кэролайн, царапаясь и отбиваясь что было сил. Оглянувшись, она увидела, что Мэри с бледным решительным лицом подняла пистолет и направила его на индейца. Послышался громкий щелчок... но и только. Выстрела не последовало.

Другой индеец, мотнувшийся к ним откуда-то со стороны, выхватил из рук Мэри пистолет, толчком сбив ее с ног. Падая, Мэри тихо вскрикнула и, как показалось Кэролайн, потеряла сознание.

— Мэри! Мэри! — кричала Кэролайн, не оставляя попыток вырваться из цепких рук индейца. В эту минуту она забыла обо всем, кроме того, что Мэри нужна ее помощь. Но эти попытки привели лишь к тому, что индеец, обхватив ее поперек туловища, несмотря на все удары, которыми она в бессильном отчаянии покрывала его спину и плечи, выбежал из дома во двор, полный метавшихся взад-вперед, кричавших и на все лады завывавших дикарей.

Индеец швырнул Кэролайн на землю, ее нижняя юбка задралась выше колен, но она даже не заметила этого. Схватив ее за кисти, он обмотал ее узкие запястья пеньковой веревкой. Кэролайн едва удалось сдержать крик боли, когда он затягивал узел. Ей было трудно поверить в реальность происходящего, но запахи и звуки, а также боль и ужас, владевшие ее душой и телом, не оставляли ни малейших сомнений в том, что события этой страшной ночи произошли наяву, а не во сне.

36
{"b":"7357","o":1}