ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Та дремала на кушетке, но открыла глаза, стоило Кэролайн войти в комнату. На губах ее мелькнула слабая улыбка, и Кэролайн с облегчением вздохнула. Мэри выглядела теперь гораздо бодрее, чем во время их разговора. С благодарностью глядя на Кэролайн, она проговорила:

— Спасибо тебе, дорогая! Ты так добра ко мне! Боже праведный, как я боялась, что они убьют или покалечат тебя!

— Они и пальцем меня не тронули! — Кэролайн в подтверждение своих слов помотала головой. — А потом Рафф забрал меня оттуда.

— У меня просто нет слов, чтобы выразить, как я рада этому! А что же ты сама не пьешь чай? Вздохнув, Кэролайн ответила:

— Да, ты знаешь, что-то не хочется. Я лучше поднимусь наверх и буду собирать вещи. Не только свои, но и твои тоже. А ты пока отдохни, сделай одолжение! — Она решительно направилась к двери.

— Я не хочу уезжать, Кэролайн! — прозвучал ей вслед слабый голос Мэри. — Логан...

— Успокойся! Рафф обо всем позаботится! Ведь ты же знаешь его! — ответила Кэролайн, оборачиваясь на ходу, и, не желая продолжать этот разговор, выбежала из комнаты.

Она быстро поднялась по лестнице и вошла в комнату подруги. Разложив на полу тонкое шерстяное одеяло, она принялась складывать на него белье Мэри и приданое для будущего ребенка, изготовлением которого они обе занимались в течение нескольких недель. Затем, в своей комнате, она разобрала свой нехитрый гардероб, придирчиво осматривая каждую вещь, прежде чем аккуратно уложить ее на разостланное одеяло. Ведь им предстояло самим нести свой багаж. Кэролайн не имела ни малейшего представления, сколько времени придется им прожить в форте. Но ребенок Мэри и Логана должен вот-вот появиться на свет, значит, надо по возможности сократить собственную поклажу, чтобы взять с собой все до единой вещи, которые понадобятся малютке. А еще следовало подумать и о предстоящих родах. Тряхнув головой, Кэролайн стала вынимать из комода простыни, и тут за ее спиной раздался недовольный голос Волка:

— Проклятье, Кэролайн! Я же сказал — только самое необходимое!

— Не смейте обращаться ко мне с подобной бранью, Рафф Маккейд! Никогда не смейте! — прошипела Кэролайн, обращая к нему разгневанное лицо. Простыни она швырнула на кровать.

Волк вошел в комнату и прикрыл за собой дверь.

— В чем дело?

— Я уже сказала вам. Я не желаю, чтобы вы...

— Да, я слышал то, что вы сказали.

— И очень хорошо, — сопя, Кэролайн принялась аккуратно складывать простыню. — Ваш отец только и знал, что орал на меня и без конца бранился. С меня довольно этого! Я не собираюсь позволять его сыну делать то же самое!

— Я не привык думать о себе как о его сыне!

— Но это ровным счетом ничего не меняет. Вы — Рафферти Маккейд, сын Роберта Маккейда!

Волк схватил ее за плечи и повернул к себе лицом.

— Какая муха вас укусила, Кэролайн?!

— Оставьте меня! — воскликнула Кэролайн, тряхнув головой. — Никакая муха меня не кусала. Просто моего мужа пытали и убили на моих глазах, а меня самое похитили. Я сбила ноги в кровь...

— Пока что вы не сказали мне ничего такого, о чем бы я не знал. — Прищурившись, Волк окинул ее внимательным взглядом. — Что же на вас нашло, в самом деле?

Кэролайн попыталась сбросить с плеч его ладони, но он держал ее крепко, и у нее, как всегда, не хватило сил бороться с ним.

— А чего вы, интересно знать, ожидали от меня? Как, по-вашему, я должна была бы реагировать на все эти ужасы?! — Она прерывисто вздохнула. — Если вы вполне привыкли к подобному, то я...

— Меня нисколько не удивляет, что происшедшее оказало на вас самое тягостное впечатление. Но вспомните хорошенько, ведь я предупреждал вас...

— О да! — Кэролайн отвернула лицо в сторону и процедила сквозь зубы: — Наверное, мне следовало прислушаться к вашим словам и не приезжать сюда.

— Возможно, так было бы лучше для вас, — кивнул Волк. — Но вы поступили по-своему и оказались здесь. И теперь нам следует побыстрее убраться отсюда, пока не стемнело.

— Мэри ведет себя несколько странно, — неуверенно произнесла Кэролайн, снова взглянув в глаза Волка.

— Ей ведь тоже пришлось нелегко.

— Просто не знаю, что делать! Она беспокоится о Логане.

— Мой брат вполне способен сам о себе позаботиться.

— Ему следовало бы быть теперь здесь, подле нее!

— Но его здесь нет. Чего нельзя сказать о вас. — Уступив охватившему его желанию, Волк привлек Кэролайн к себе. Она попыталась было сопротивляться, но после непродолжительной борьбы замерла, прижавшись к его широкой груди.

— Она меня очень тревожит, — пробормотала Кэролайн, уткнувшись в плечо Волка. От него исходил запах свежести, сосновой смолы и безопасности. Она обвила руками его узкую талию. — Путешествие навряд ли будет ей под силу!

— Я и сам знаю, как нелегко придется бедняжке Мэри. Но все же лучшее, что мы можем для нее сделать, — это доставить ее в безопасное место. — Сказав это, Волк подумал, что и для Кэролайн сейчас тоже необходимо переселиться в укрепленный форт, где ей не будут грозить никакие опасности. Она кивнула головой, и он с нежностью провел ладонью по ее вьющимся волосам. — Пожалуйста, сойдите вниз и займитесь Мэри, а я пока сверну эти ваши простыни в тугой узел.

— Это для Мэри. Ведь ей скоро рожать...

— Я так и понял. Мне не следовало так резко разговаривать с вами.

— Я тоже наговорила вам много лишнего. Ведь мне известно, как вы не любите, когда кто-нибудь упоминает о вашем родстве с покойным Робертом.

— Но вы ведь сказали правду. Он мой отец, и от этого никуда не деться!

Еще несколько мгновений Кэролайн не сводила с него глаз. Лицо ее озарила нежная, немного печальная улыбка. Повернувшись, она вышла из комнаты.

Продолжая думать о Волке, Кэролайн спустилась по лестнице, миновала коридор и вошла в затемненную гостиную.

— Мэри! Боже милостивый! Мэри! — не помня себя, она бросилась к распростертой на полу подруге.

Юбки неподвижно, словно в забытьи, лежавшей женщины оказались мокрыми насквозь, и темное пятно медленно расползалось по светло-бежевому ковру. При виде этого Кэролайн едва не сделалось дурно.

Молодая женщина с трудом открыла глаза, подернутые дымкой страдания, и, увидев Кэролайн, улыбнулась вымученной улыбкой.

— Мой ребенок... Он... просится на свет божий, — едва слышно прошептала она, и лицо ее исказила гримаса боли.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Что, черт побери, здесь происходит?!

Кэролайн обернулась, изогнув шею, и увидела Волка, неподвижно стоявшего в дверном проеме. У него был совершенно растерянный и ошеломленный вид, и Кэролайн подумала, что сама она несколько минут тому назад выглядела, по-видимому, точно так же.

— У нее начались роды. Помогите мне уложить ее на кровать!

Не успела она договорить, как Волк, в два прыжка преодолев разделявшее их расстояние, уже склонился над Мэри. Он бережно взял роженицу на руки и понес ее в комнату, которую при жизни своей занимал Роберт Маккейд. Кэролайн следовала за ним по пятам.

— Я не сделал вам больно? — обеспокоенно спросил он Мэри, но та не ответила, издав лишь слабый стон, и он обратился со своим вопросом к Кэролайн.

— Вы здесь ни при чем, Волк, — уверила его мачеха. — Ей, конечно же, очень больно. Но вовсе не по вашей вине.

Кэролайн к этому моменту вполне удалось овладеть собой, и, пряча улыбку, она взглянула на внезапно побледневшее лицо прежде столь невозмутимого красавца-метиса. Он беспомощно стиснул сильные руки, глаза его были полны удивления, сострадания и... страха. Но тут пальцы Мэри судорожно сжали ее руку, и Кэролайн переключила все свое внимание на нее.

Надо было, не откладывая, готовить все для появления ребенка на свет. У нее еще будет время поразмыслить над забавной переменой, происшедшей с Волком.

— Воды! — сказала она, обращаясь к нему. Но ей пришлось еще дважды повторить свое требование, прежде чем он с усилием отвел свой растерянный взгляд от лица роженицы и осознал, что Кэролайн требуется его помощь.

47
{"b":"7357","o":1}