ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хозяин только что вернулся с поля! — выкрикнул он.

— Значит, он в доме? — спросил Волк, обеими руками придерживая Кэролайн, которой он только что помог спуститься с лошади.

— Спасибо, — пробормотала она и гордо выпрямилась.

— Ага, там он, там. Время ужинать. — Мальчишка взял лошадей под уздцы и повел к одному из сараев.

— Рад это слышать, — отозвался Волк. Он повернулся и зашагал к дому, жестом пригласив Кэролайн следовать за ним.

Она присоединилась к нему, держась очень прямо, с высоко поднятой головой, хотя чувствовала, что ее ноги могут в любую минуту подкоситься. Колени ее предательски дрожали, но не только от изнурительного путешествия верхом: в то мгновение, когда Рафф заключил ее в объятия, Кэролайн почувствовала, что силы окончательно покидают ее. Она никогда еще не испытывала ничего подобного. Боже, как глупо! Ей оставалось лишь надеяться, что будущий пасынок ничего не заметил.

Парадная дверь дома была чуть приоткрыта, давая доступ легкому речному бризу. Волк распахнул ее и вошел внутрь. Молоденькая темноволосая девушка, спускавшаяся в эту минуту по ступеням деревянной лестницы, издала радостный крик и бросилась в объятия гостя. Волк рассмеялся, подхватил ее на руки и принялся кружить, пока она не запросила пощады. Кэролайн молча наблюдала за этой сценой.

— Папа говорил, что вы должны приехать, — прощебетала девушка, переводя дух, едва лишь Волк опустил ее на пол. — Но мы не ждали вас так скоро! — Она бросила быстрый взгляд на Кэролайн и тут же снова повернулась к Волку. — Вы к нам надолго?

— Мы только переночуем, — ответил он и, погладив девушку по румяной щеке, представил ее своей будущей мачехе:

— Ребекка Уокер.

На сей раз взгляд юной красотки чуть дольше задержался на лице Кэролайн, но через мгновение она опять перевела глаза на Волка, обнажив в улыбке ровный ряд белоснежных зубов.

— Ведь вы обещали, что в следующий раз останетесь у нас подольше!

— Я сказал «когда-нибудь», Ребекка. И когда-нибудь сдержу свое слово. Но не теперь. Мне надо доставить леди Кэролайн к моему отцу.

— Бог мой, кто это к нам пожаловал! — воскликнул, входя в комнату, седовласый гигант с красным обветренным лицом. Тяжело ступая, он в одно мгновение оказался подле Волка и заключил его в могучие объятия, повторяя вслед за своей бойкой дочерью, что они не ждали дорогого гостя так рано.

— Мне удалось переговорить с губернатором Литтлтоном сразу же по прибытии в Чарльз-таун, а задерживаться там долее не было резона, — объяснил Волк. — К тому же, как я только что сказал Ребекке, мне надо проводить леди Кэролайн в Семь Сосен. Она — невеста Роберта.

Услыхав это, великан выпрямился и удивленно вскинул кустистые брови. Известие явно ошеломило его. Однако, быстро справившись с собой, он вежливо обратился к Кэролайн:

— Вы, должно быть, устали с дороги, миледи. — Он пожал ее руку и кивнул в сторону дочери: — Ребекка проводит вас в вашу комнату. Отдохните и освежитесь, а потом милости прошу отужинать с нами.

Кэролайн последовала за Ребеккой, которая была явно недовольна поручением отца. Это, однако, не помешало ей резво взбежать вверх по лестнице, и Кэролайн стало немного грустно при мысли о том, сколь разителен контраст между этой жизнерадостной, полной сил и энергии румяной девушкой и ею самой — изможденной, бледной, едва передвигающей ноги.

Джордж Уокер дружески хлопнул Волка по плечу и с улыбкой произнес:

— Как все же здорово, что ты наконец заглянул к нам. И не только потому, что Ребекка вконец извела меня, выпытывая, когда же ты приедешь.

— Ничего подобного! — с негодованием отозвалась девушка, остановившись столь резко и внезапно, что Кэролайн едва не налетела на нее. — Папа, не смей наговаривать на меня!

Она остановилась, уперев руки в бока, и взглянула вниз на двух мужчин, стоявших плечом к плечу. Щеки ее зарумянились, глаза возбужденно блестели. Кэролайн не составило особого труда догадаться, что черноглазая красавица Ребекка по уши влюблена в Раффа Маккейда.

У Кэролайн почти не было личного опыта во взаимоотношениях с противоположным полом, и она затруднилась бы сказать, что именно натолкнуло ее на эту догадку. Однако она была совершенно уверена, что не ошиблась. Опираясь на перила, она взглянула вниз, на Раффа, потому что в эту минуту ей показалось чрезвычайно важным попытаться угадать по выражению его лица, знает ли он о чувствах девушки и, главное, разделяет ли их. От увиденного у нее перехватило дыхание.

Будущий пасынок производил на Кэролайн впечатление человека привлекательной наружности, мужественного, прекрасно воспитанного, хотя и обладавшего, безусловно, крутым нравом, порой дававшим о себе знать. Но лишь сейчас она обнаружила, насколько он красив. Он стоял посреди просторного холла и, подняв голову, ласково улыбался Ребекке. Затем он перевел взгляд на Кэролайн, и она на мгновение оцепенела, чувствуя, как неистово колотится ее сердце.

Ребекка повернулась, взявшись рукой за перила лестницы, и весело побежала вверх по ступеням. Кэролайн не оставалось ничего другого, кроме как следовать за ней, прилагая все силы к тому, чтобы не упасть.

Несмотря на усталость и волнения прошедшего дня, Кэролайн отдала должное обильному вкусному ужину, которым угостили их радушные хозяева. Она даже удивилась тому, насколько успела проголодаться за время их пути. Ей безумно хотелось сразу же после еды улечься в предназначенную для нее мягкую постель и заснуть, но, соблюдая правила приличия, она, встав из-за стола, прошла в гостиную следом за Ребеккой. Мужчины тем временем отправились по каким-то хозяйственным делам. Ребекка, склонная, по-видимому, к быстрой смене настроений, уставилась в окно и неохотно цедила что-то сквозь зубы в ответ на вежливые попытки Кэролайн завязать разговор.

Кэролайн наконец сдалась, поняв, что ей не удастся побеседовать с юной упрямицей. Молчание начинало тяготить ее. Усталость также давала о себе знать. Она совсем было решилась встать со своего жесткого стула времен королевы Анны и, пожелав Ребекке спокойной ночи, удалиться, как девушка внезапно повернулась к ней и, склонив голову набок, без всяких предисловий выпалила:

— Имейте в виду, он ненавидит своего отца!

— Простите, кто? О ком вы говорите? — Слова Ребекки застали Кэролайн, начавшую было дремать с открытыми глазами, совершенно врасплох.

— Рафф. Он терпеть не может Роберта за то, как тот обошелся с его матерью. И вообще с чероки.

Кэролайн смешалась и, не зная, что ответить девушке, опустила взор на свои руки, сложенные на коленях.

— Он и вас возненавидит. Это уж точно! — Кэролайн вскинула голову и с видимым усилием произнесла:

— Мне думается, все это не должно вас касаться.

— О, тут-то вы как раз и ошибаетесь! Все, что имеет отношение к Раффу, касается и меня. — Ребекка расправила подол своего нарядного платья и с вызовом добавила: — Я просто хотела предупредить вас, что Рафф не станет хорошо относиться к вам... из-за своего отца.

— Что ж, спасибо за предупреждение. — Кэролайн встала и, желая разрядить возникшее между ними напряжение, улыбнулась девушке. — Я, признаться, очень устала сегодня. С вашего позволения, я хотела бы пойти к себе.

— Сделайте одолжение! Можете не дожидаться Раффа и отца. Я передам им, что вы уже легли.

Кэролайн кивнула и вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. В холле было прохладно. Свежий воздух проникал в помещение сквозь приоткрытую заднюю дверь. Взволнованная разговором с Ребеккой, Кэролайн решила ненадолго выйти и в одиночестве поразмыслить над словами девушки. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как снаружи донеслись голоса Раффа и мистера Уокера. Они, оказывается, были совсем неподалеку, но Кэролайн не могла разглядеть их в окутавшей двор тьме. Повернувшись, она собралась было идти в отведенную ей комнату, но остановилась, услыхав, как пожилой хозяин дома с тревогой спросил:

— Так ты думаешь, война между чероки и англичанами неизбежна?

6
{"b":"7357","o":1}