ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мэри, во всяком случае, не становится хуже. В течение нескольких дней она совсем было поправилась, но потом... — и Кэролайн вздохнула. — Ей пора бы уже совсем оправиться после родов. А ребенок по-прежнему очень мало прибавляет в весе. Неужели никак нельзя связаться с Логаном? — спросила она с надеждой.

Волк с сомнением покачал головой.

— Я послал ему письмо. Но из-за войны сообщение между колониями сильно затруднено, а порой и просто невозможно. — Он пожал плечами и задумчиво добавил: — Но даже если бы Логан и узнал о случившемся, думаю, он навряд ли смог бы приехать.

Кэролайн показалось, что он чего-то не договаривает.

— Не смог бы... или не захотел бы приехать? Говорите яснее, Рафф!

— Что вы хотите этим сказать? Мэри — его жена.

Мимо них, смеясь и нежно воркуя, прошла влюбленная пара. Кэролайн узнала в девушке дочь одной из приятельниц миссис Кинн. Молодой солдат гарнизона обнимал ее за талию. Кэролайн хотелось сейчас же, не сходя с места крикнуть девушке, чтобы она вела себя осторожно и все время держалась начеку. Но вместо этого она отвернулась и снова взглянула на человека, преподавшего ей такой жестокий урок.

— Я ничего плохого не сказала ни о Логане, ни о ком-либо другом. Мне просто кажется странным, что ваш брат оставил свою жену без защиты и отправился сражаться в чужие земли. Ведь Мэри подвергалась большой опасности!

— Мэри говорила с вами об этом?

Кэролайн отвернулась и промолчала. Ей не хотелось лгать, но о том, чтобы обмануть доверие подруги, она не могла и помыслить. Какое, в конце концов, Волку дело до их женских разговоров?

— Во-первых, когда он уезжал, Мэри была в полной безопасности, — продолжал Волк, словно не заметив ее молчания. — А во-вторых, наш отец позаботился о том, чтобы жизнь под одной крышей с ним превратилась для Логана в ад.

— Они не могли поладить из-за того, что Роберт нечестно вел торговые дела с чероки?

— Понятно! Она говорила с вами об этом! — Волк прислонился к стене дома. — Логан уехал в расчете на то, что заработает денег и вернется к Мэри. Роберт же всегда относился к ней терпимо и снисходительно, и Мэри, в отличие от многих, не питала к старику вражды и ненависти.

— Ее невозможно не любить!

Волк согласно кивнул и убежденно проговорил:

— Логан уехал, не зная, что она беременна... Во всяком случае, мне он об этом не говорил.

— А вы уверены, что он поделился бы этим с вами?

— Если вы хотите спросить, были ли Логан и я откровенны друг с другом, то я отвечу: да, были. По большей части. Но мы во многом с ним отличаемся...

— Ваша индейская кровь? — спросила Кэролайн, подумав про себя, что Волк наверняка преувеличивает их с Логаном разногласия. Во всяком случае, Мэри уверяла ее, что Логан очень привязан к младшему брату.

— Да, разумеется. Но еще и обстоятельства нашего появления на свет. Он — законный сын, а я — внебрачный. Между нами — зияющая пропасть.

Кэролайн повернулась к двери.

— Думаю, мне пора. Спасибо, что проводили меня. — Но Волк сжал ее руку, прежде чем она успела открыть входную дверь. Она медленно повернула к нему лицо, надеясь, что на нем не отразится желание, вспыхнувшее в ее теле от этого внезапного прикосновения.

— Здоровы ли вы сами, Кэролайн?

— Да. Вполне. Почему вы спрашиваете?

— Сам не знаю. — Он слегка прищурился и склонил голову набок. — Вы выглядите... — покачав головой, он уже другим тоном произнес: — Держитесь подальше от солдат. Вообще-то для вас и Мэри было бы лучше как можно меньше появляться в людных местах. В форте свирепствует корь, и Литтлтон говорил мне, что боится, как бы оспа не перекинулась сюда из Кейови.

— Да, я видела, как они жгут свои дома.

— Это идея Литтлтона. Он считает, что таким путем можно попытаться предотвратить эпидемию.

— А вы что думаете?

— Прежде всего я думаю, что был законченным дураком, когда привез вас на границу!

Кэролайн гордо вскинула голову.

— Но ведь не вы приняли решение об этом, не так ли? Волк все еще продолжал сжимать ее руку в своей. Она почувствовала, как напряглись его пальцы, и он привлек ее к себе, произнеся охрипшим от волнения голосом:

— С тех пор как я повстречал вас, леди Кэролайн, события то и дело выходят из-под моего контроля. И я почти... — Но Кэролайн так и не довелось узнать, что он собирался сказать. Наклонив голову, Волк поцеловал ее в губы. Поцелуй этот длился недолго. Волк лишь провел языком по сомкнутым губам Кэролайн, но и этого оказалось достаточно, чтобы желание близости с ним вспыхнуло в глубине ее тела с неудержимой силой. Она с трудом заставила себя отстраниться и твердой походкой войти в дом. Но, закрыв за собой дверь, она чуть не упала: ноги ее подогнулись, ей стало трудно дышать...

Всю долгую ночь, лежа в своей постели без сна, она думала о Волке и пыталась угадать, что за слова он хотел, но не решился сказать ей нынешним вечером.

* * *

Этот сумрачный декабрь тянулся бесконечно, и казалось, что он каким-то непостижимым образом вместил в себя несколько долгих месяцев.

Промерзшая земля покрылась коркой льда, завыли первые метели. Форт полнился слухами, стоило лишь очередной делегации прибыть к губернатору Литтлтону для переговоров.

Десятого декабря кругом стали поговаривать о том, что вскоре ожидается приезд Маленького Плотника, полномочного представителя горных селений. Согласно сведениям из тех же туманных источников, что и прочие получаемые жителями известия, чероки желали укрепления мира с англичанами. Население форта облегченно вздохнуло, но...

Один лишь Волк относили к подобным разговорам со свойственным ему скептицизмом. Сидя у камина, он покачивал Коллин, которая спала у него на коленях. Мэри вышивала воротник одной из его рубашек. Кэролайн, слегка задетая тем, что он не попросил об этом ее, делала вид, что ей это безразлично. С какой стати она стала бы разыгрывать перед ним роль образцовой супруги?

Нарезая хлеб для ужина, она то и дело украдкой поглядывала на Волка и не могла удержаться от мысли, что, возможно, через некоторое время он будет вот так же бережно нянчить рожденного ею младенца.

— Англичане именуют его не иначе, как императором чероки, — сказал он, имея в виду Маленького Плотника. — Он, конечно, пользуется авторитетом среди соплеменников, но подобный титул — это просто абсурд!

— Неужто вы хотите сказать, что он не имеет права выступать от имени чероки?

Жители форта Принц Джордж ожидали приезда Маленького Плотника с таким энтузиазмом и связывали с ним столько надежд, что при мысли о возможной тщетности всех этих чаяний у Кэролайн болезненно сжалось сердце.

— Лишь некоторой части народа. Говоря точнее, он — главный вождь центральных селений. Но у него нет и не может быть посоха, дающего право вести переговоры.

Но для губернатора, казалось, все это не имело большого значения. Девятнадцатого декабря он встретил Маленького Плотника как почетного гостя, с большим размахом и помпезными церемониями.

Дул теплый южный ветер, и Кэролайн с Мэри решили выйти из дома, чтобы послушать игру оркестра и посмотреть на очередную делегацию чероки. Миссис Кинн, заявив, что с нее довольно краснокожих, осталась дома и согласилась присмотреть за Коллин, которая спала в своей корзине.

Улицы были полны народа. На редкость теплая погода, так же как и приезд полулегендарного Маленького Плотника, собрали на площади почти все население форта. Кэролайн и Мэри с трудом протиснулись сквозь толпу на относительно свободное пространство, откуда им были видны и губернатор Литтлтон, и стоявший подле него Волк, что, впрочем, нисколько не удивило обеих женщин, и Маленький Плотник, и приехавшие вместе с ним вожди Окаюла и Уканокеах.

— Смотри, смотри, Кэролайн, — зашептала Мэри. Кэролайн с недоумением наблюдала, как индеец, объявленный англичанами предводителем чероки, вручил губернатору восемь скальпов. Кэролайн при виде этого едва не сделалось дурно. Затем Маленький Плотник преподнес Литтлтону связку бус. Губернатор развязал шнурок и снял с него три черные бусины, воздев над головой ожерелье, оказавшееся молочно-белым.

62
{"b":"7357","o":1}