ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У Кэролайн и в мыслях не было осуждать солдат, сбежавших при первой же возможности. Она сама боялась осны и готова была немедленно уехать отсюда. Мэри и ребенок были все еще очень слабы, и ей оставалось лишь благодарить Господа, что они еще не стали жертвами страшной болезни. Но рисковать их здоровьем и дальше она не согласилась бы и за все блага в мире. Ждать дольше было бессмысленно. Договор наконец подписали, солдаты, за исключением немногих, отбыли в Чарльз-таун, и торговые сношения с чероки должны были возобновиться со дня на день. Настало время возвращаться в Семь Сосен.

— Так вы все же отказываетесь присоединиться к нам? — спросила Кэролайн, оглядываясь через плечо на миссис Кинн, которая, безмятежно развалившись в кресле, попыхивала своей коротенькой глиняной трубкой. Не дожидаясь ответа старушки, она возобновила прерванное занятие — скатывание в тугие свитки платьев и нижних юбок, с тем чтобы можно было туже набить ими седельный мешок.

— Нет, я хочу поехать в Чарльз-таун, как только выпадет такая возможность. — Разогнав короткой ручкой облако дыма, вдова продолжала: — Не думаю, дорогая, что с вашей стороны разумно ехать нынче к самой границе!

— Я ведь уже говорила вам, что не хочу рисковать. Ведь здесь свирепствует оспа, — Кэролайн тревожно оглянулась в сторону полузакрытой двери. Ей не хотелось, чтобы слова ее достигли ушей подруги, отправившейся сегодня, накануне их отъезда, в постель пораньше.

— Я перенесла оспу в тридцать пятом году, милочка, — невозмутимо ответила миссис Кинн. — Чуть было не померла, да с Божьей помощью выкарабкалась. — Она внезапно повернула голову к входной двери, чутко прислушиваясь. — Кто бы это мог быть в столь поздний час?

Кэролайн недоуменно пожала плечами, ничего решительно не слыша, но в это мгновение в дверь домика кто-то громко постучал. Повинуясь кивку вдовы, она пошла открывать.

Несмотря на темноту, царившую снаружи, Кэролайн сразу же узнала высокую, ладную фигуру Волка. Прижав руку к груди, она замерла и стояла, словно пригвожденная к месту, не в силах пошевелиться. Через некоторое время тишину нарушил недовольный голос миссис Кинн:

— Что же, черт побери, вы не пригласите его войти и не закроете дверь?! Холод-то на дворе собачий!

— Это я, Рафф. Добрый вечер, миссис Кинн, — отозвался Волк. — Я привел с собой кое-кого, и ему не терпится увидеть Кэролайн.

— Так входите же наконец все, сколько вас там! И дверь за собой закройте!

Кэролайн отступила в сторону, и вслед за Волком в комнату вошел какой-то юноша, с ног до головы укутанный в теплые одежды. Кэролайн взглянула на него с недоумением.

— Эх, Кэри, ну и теплый же прием ты оказываешь родному брату, который пересек океан, чтобы встретиться с тобой!

— Нед?! — Кэролайн, не веря своим ушам, бросилась к юноше. — Нед, неужели это ты?!

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

— А там меня нашел мистер Маккейд, — закончил свое повествование Эдвард Симмонс, восьмой граф Шоубридж. Положив сцепленные руки на грубую поверхность самодельного стола, он с торжеством взглянул сначала на Волка, сидевшего в противоположном углу комнаты, а затем на сестру. Она не сводила с него нежного взора и, сидя рядом, то и дело легко касалась рукой кудрявой головы юноши. С минуту длилось молчание, и слышно было лишь потрескивание огромного полена в очаге, занимавшем почти всю стену маленькой комнаты.

Кэролайн тряхнула головой.

— Но я все же не понимаю... О, это не значит, что я не рада тебя видеть. — Она сжала тонкими пальцами его локоть. — Что все-таки заставило тебя приехать сюда?

Она надеялась, что вызовет его к себе... когда рассчитывала, что они с Волком... Но об этом не стоило даже вспоминать. Ей порой казалось, что в один прекрасный день Эдвард сам может загореться желанием перебраться в Новый Свет. Но не теперь. Нет, только не теперь!

— Я просто подумал, что это будет увлекательнейшее приключение, — ответил юноша, не замечая, что от внимательного взгляда Кэролайн не укрылось, как нервно дернулся его глаз.

С тех пор как они расстались, он вырос на целый фут и был теперь выше ее, но обмануть Кэролайн ему не удалось, как это бывало и прежде. Едва лишь взглянув в его открытое лицо, она поняла, что младший брат солгал.

— Значит, приключение? — переспросила она, склонив голову набок.

Эдвард лишь кивнул в ответ и с жадностью набросился на хлебный пудинг, который он отставил в сторону лишь несколько минут назад, заявив, что иначе лопнет.

— А что же школа?

— Пришлось бросить.

— Бросить?! Нед... — Кэролайн встала из-за стола и принялась ходить по комнате. На щеках ее от волнения загорелись красные пятна. — Я просто не могу поверить, что ты оказался способен на подобный шаг. Ведь я... — Кэролайн вовремя спохватилась, что брату совершенно незачем знать, на какие жертвы она обрекла себя, чтобы дать ему образование. Прижав сцепленные руки к груди, она повернулась к нему спиной. Воспользовавшись этим, Нед обменялся с Волком быстрыми взглядами, причем последний одобрительно кивнул подростку.

— Мне предложили уйти.

— Что?!! — Кэролайн, едва не подскочив от удивления, резко повернулась лицом к брату.

— Ну, они повели себя довольно терпимо, — пояснил Эдвард с принужденной улыбкой. — Были учтивы и вовсе не держали на меня зла. И это делает им честь, если учесть...

Кэролайн едва выговорила трясущимися губами:

— Уч-честь что?

— То, что они не получили за меня ни гроша в течение целого года.

Кровь внезапно отлила от сердца Кэролайн, ноги сделались ватными, и она с ужасом почувствовала, что сейчас упадет. Она судорожно схватилась за спинку стула и слабым голосом проговорила:

— Произошла какая-то нелепая ошибка. Плата за твое обучение была частью нашего... — Тут ее блуждавший в растерянности взгляд упал на Волка, примостившегося в углу с мушкетом на коленях. — ...Это ошибка, — повторила она.

— Я сначала тоже так подумал, ведь плата за обучение была одним из условий твоего брака с этим американцем. Но мистер Чипфорд заверил меня, что дела обстояли именно так.

— И деньги в школу вовсе не переводились? — спросила Кэролайн с чуть меньшим недоверием. Ей было неловко обсуждать семейные дела в присутствии Волка, но тот, похоже, вовсе не собирался удалиться и оставить их с Эдвардом вдвоем. К тому же он и так уже услыхал достаточно, чтобы догадаться об остальном.

— Ни фартинга, — подтвердил Эдвард. Он неторопливо встал и подошел к сестре. Рука, которой он обвил ее плечи, была крепкой и мускулистой. Прежде Кэролайн всегда утешала его в горестях и бедах. Теперь настал его черед. — И вот я решил приехать сюда и разыскать тебя. Прости, сестренка, если все получилось не так, как тебе хотелось.

Кэролайн нежно провела ладонью по его щеке, покрытой первым юношеским пушком. Да, Эдвард очень изменился, и надо признать, что возмужал он не только физически.

— Я рада, что ты здесь, — сказала она с улыбкой. — Ведь я и сама подумывала о том, что неплохо бы тебе перебраться в Новый Свет.

— Правда?

В голубых глазах Эдварда загорелась радость.

— Конечно правда! А теперь иди-ка спать, дружок. Ты наверняка очень устал от своего приключения!

— Да, признаться, я немного выбит из колеи. А где я буду спать? — и юноша обвел комнату растерянным взглядом, словно ожидал увидеть вместо одной из стен коридор, ведущий в боковое крыло с несколькими десятками помещений. При мысли об этом Кэролайн едва не рассмеялась.

— Взбирайся вверх по лестнице, — ответила она. — Там ты найдешь матрас. Он довольно мягкий. Желаю тебе спокойной ночи!

К чести Эдварда, он лишь коротко кивнул и, не задавая больше вопросов, поставил ногу на нижнюю ступеньку лестницы. Почти забравшись наверх, он вдруг остановился и взглянул сверху вниз на сестру.

— Я рад, что приехал, Кэри. Мне все время казалось, что мы не должны жить вдали друг от друга!

— Ты прав, Эдвард. Я тоже все время думала об этом. — Кэролайн постояла некоторое время, глядя вслед брату, и наконец повернулась к единственному, кроме нее, оставшемуся в комнате человеку. Она надеялась, что после ухода Неда Волк пожелает ей спокойной ночи и также удалится, но он продолжал неподвижно сидеть в углу комнаты и пристально, не меняя выражения лица, смотреть на нее.

68
{"b":"7357","o":1}