ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я нигде не нашел Кэролайн! — Волк перевел взгляд на юношу.

— С тобой все в порядке, Эдвард?

— Да, — едва слышно ответил тот, явно изо всех сил стараясь сдержать слезы. Волк крепко сжал его плечо. — Я ушел на охоту вниз по реке. Мне и в голову не могло прийти, что такое может случиться. Увидев дым, я со всех ног помчался сюда, а когда прибежал, то... — и тут, не в силах больше бороться с отчаянием, Нед бурно разрыдался. — Мне надо было остаться! Может быть, я смог бы их защитить! — Слезы струились по его лицу и капали на сцепленные в горестном жесте руки.

Сердце Волка исполнилось жалости к подростку, на долю которого выпало столь тяжкое испытание, но он не стал выражать свое сочувствие вслух, зная, что Неду это придется не по душе.

— Не говори глупостей! Останься ты здесь, и тебя бы уже не было в живых! Когда живешь на границе, надо быть готовым к... — Он осекся. К чему надо быть готовым? К смерти? К жестокой и бессмысленной гибели близких? Он посмотрел вниз, на молодую женщину, чья окровавленная голова покоилась на коленях Неда. Она была доброй, бескорыстной, отзывчивой. Она всегда находила для него ласковое слово. И Волк был привязан к ней, как, к родной сестре. Боже, за что она теперь погибает? Кому на всем свете могла она помешать? Разве можно быть готовым к такому?!

— А где ребенок?

Эдвард лишь мотнул головой, не в силах говорить. Волк дал юноше время успокоиться, и тот, почувствовав, что голос его достаточно окреп, произнес:

— Я уже похоронил ее. Там, на холме. Мэри удалось выползти из дома и вынести Коллин, но девочка уже... Кэри говорила, что она была болезненным ребенком, — добавил он, взглянув на Волка с отчаянием и болью в глазах. — Как вы думаете, может быть, она умерла своей смертью? На ее теле не было ни ран, ни ушибов...

Волк молча кивнул и снова сжал плечо юноши, затем поднялся на ноги и повернулся к развалинам дома.

— Куда вы собираетесь идти? — Голос Эдварда зазвенел от страха.

— Мне надо осмотреть все поблизости от дома. Я не уйду далеко и очень скоро вернусь.

Поиски обгоревших останков Кэролайн среди продолжавших тлеть руин дома оказались тяжелейшим испытанием для Волка. Нет, к такому нельзя привыкнуть, твердил он себе, медленно передвигаясь по двору на ватных, словно чужих ногах. Внутри у него все мучительно сжалось, сердце билось глухо, с перебоями. Он старался не думать о том, что именно ищет и панически боялся найти. Если Кэролайн осталась в живых, значит, Тал-тсуска увел ее с собой. Тогда он пойдет по их следу, освободит Кэролайн и убьет Тал-тсуску.

— Мистер Маккейд! Рафф! — услышав голос юноши, Волк со всех ног бросился к нему.

— Она пришла в сознание! — воскликнул Нед, все еще державший голову Мэри на коленях.

Волк опустился на землю рядом с умиравшей Мэри и взял ее за руку. Женщина взглянула на него и из последних сил попыталась улыбнуться, но вместо улыбки лицо ее исказила гримаса боли.

— Рафф, — произнесла она слабым, едва слышным голосом, — скажи Логану...

— Я все скажу ему! — пообещал Волк, дотронувшись до ее щеки кончиками пальцев.

— Я люблю его.

— Он знает об этом, Мэри! И он тоже любит тебя! — Волк не был уверен, что сказал ей правду, но сейчас он готов был произнести любую ложь, лишь бы она скрасила последние минуты отходящей в вечность женщины.

Глаза ее наполнились слезами, и, всхлипнув, она произнесла:

— Я не смогла спасти Коллин. Я пыталась...

— Ш-ш-ш... — Волк вытер влажные щеки Мэри своей ладонью. — Не думай об этом. Помолчи. Не трать силы.

— Нет. Ты должен знать: они увели Кэролайн. — Мэри вздохнула, ей не хватало воздуха. — Найди...

— Обязательно, Мэри! Я во что бы то ни стало найду ее! — Сердце Волка неистово стучало в груди, и стук этот заполнял собой все его тело, отдаваясь в ушах. Он едва расслышал шепот Мэри:

— Она любит тебя, Рафф...

— Мэри! Мэри!..

Эдвард с беспокойством посмотрел на него:

— Она снова впала в забытье?

Волк медленно покачал головой и, чтобы удостовериться в том, о чем он догадался, приложил руку к груди женщины. Склонив голову, он поднялся на ноги. Сердце его разрывалось на части от чувства невосполнимой утраты. Но следовало позаботиться и о живых. Об Эдварде и о Кэролайн. Где же на сей раз спрятал ее негодяй Тал-тсуска?

— Вы уверены? Ей уже действительно ничем нельзя помочь? — дрогнувшим голосом спросил Нед, глядя на Мэри Волк взял его за руку и заставил подняться.

— Нет, Эдвард. Ты сделал для нее все, что мог.

— Но...

— Эдвард! — повелительно промолвил Волк. — Мы должны торопиться. Нам с тобой очень многое предстоит сделать. А потом я провожу тебя в форт и...

— Нет! — решительно возразил Эдвард, привставая на цыпочки, чтобы казаться выше и солиднее. — Нет, сэр, я не согласен! Ведь мы оба слышали, что сказала Мэри. Они увели с собой мою сестру, и я отправлюсь на ее поиски вместе с вами.

Кэролайн это не понравится, подумал Волк. Когда он найдет и освободит ее, она вправе будет упрекнуть его за то, что он позволил мальчишке так рисковать собой. Но глаза Эдварда горели решимостью и отвагой. Если не взять его с собой, то он, чего доброго, удерет из форта на поиски сестры. Придется выбрать из двух зол меньшее.

— Ну что ж. Но ты обещаешь не отставать от меня и выполнять все мои указания?

— О да! С радостью!

Они похоронили Мэри рядом с малышкой Коллин. По настоянию Эдварда, Волк прочел над двумя свежими могилами заупокойную молитву. Это заняло целых пятнадцать минут, а ведь жизнь Кэролайн была в опасности. Не тратя больше времени, Волк и Эдвард отправились вдогонку похитителям.

* * *

Кэролайн старалась не отставать от Тал-тсуски. Она не жаловалась на усталость, хотя силы ее убывали час от часу. Но ей не хотелось просить индейца дать ей отдохнуть, потому что во время привалов повторялось одно и то же. Кэролайн была вынуждена выслушивать речи дикаря, полные бахвальства и лютой злобы.

— Ва-йя не придет тебе на помощь, — без конца повторял он. — Я держу его в плену. А если он попытается сбежать, его убьют!

Шагая по замерзшей земле, Кэролайн терзалась неизвестностью и страхом. Она, не переставая, думала о Мэри, маленькой Коллин и Неде. Где они? Что с ними? И правду ли ей сказал Тал-тсуска? Неужели Волк в плену у этого кровожадного дикаря? А может быть, он уже погиб? И все остальные — тоже? Что, если она одна из всех осталась в живых? И если это так, то зачем ей эта постылая, пустая, одинокая жизнь?!

Кэролайн вздохнула, и глаза ее наполнились слезами. Несмотря на усталость, она не могла не думать о своих близких, и мысли эти доводили ее до отчаяния.

— Мы остановимся здесь, — бросил Тал-тсуска, схватив Кэролайн за руку. Остальные индейцы подошли к своему вожаку и побросали на землю свою поклажу. Кэролайн опустилась на колени, издав едва слышный стон, с трудом приняла сидячее положение и уронила голову на колени.

— Надо было сказать, что устала! — Кэролайн не подняла головы и, зная, что ее похититель находится рядом, едва слышно пробормотала:

— Разве это что-нибудь изменило бы?

Тал-тсуска положил руку ей на плечо, и она отпрянула, но грубые пальцы дикаря схватили ее за подбородок, и Кэролайн пришлось, помимо воли, взглянуть в его узкие глаза, горевшие злобой.

— Не упрямься. Тебе же будет хуже. — Кэролайн промолчала.

— Ты слышала, что я сказал, бледнолицая женщина?

— Я слышу, как дрожит земля под сапогами английских солдат, которые посланы ловить тебя! — Зная, что за столь дерзкие слова ее неминуемо ждет расплата, Кэролайн втянула голову в плечи, но удар по лицу оказался так силен, что она упала, больно стукнувшись плечом о жесткую землю, и зажмурилась. Во рту она почувствовала солоноватый вкус собственной крови.

— Я сломаю твое упорство, англичанка. И тогда ты станешь моей.

Отдых их длился совсем недолго. С трудом приподнявшись, Кэролайн привалилась спиной к стволу дерева, надеясь, что ей удастся хоть немного подремать, дав усталому сознанию отдых от ужасной действительности. Но ей было отказано и в этом. Лишь только сон смежил ее отяжелевшие веки, она была рывком поднята с земли. И неумолимые стражники повели ее дальше.

73
{"b":"7357","o":1}