ЛитМир - Электронная Библиотека

На самом деле я могла не отказываться от участия в шоу талантов и сохранить свою популярность среди одноклассников. Несмотря на то что моя магия начинала ослабевать – любые чары со временем рассеиваются, – у меня было секретное оружие: танцевальное зелье, сваренное колдуном. Но как раз этот глупый колдун и заставил меня «поступить правильно», настояв на том, что при помощи магии я обманываю себя и всех вокруг.

Ох, колдуны хуже всех.

Как мне удалось встретить единственного в мире порядочного колдуна? И мало этого, он и от меня ждёт того же. От этого всё стало таким запутанным, а моя жизнь превратилась в сущий кошмар.

Ведьмы и колдуны – заклятые враги. Мы враждуем на протяжении многих веков. Так устроен мир. Ведьмы творят невероятную магию одним щелчком пальцев. Что очень круто! А вот колдуны только и могут, что варить свои дурацкие магические зелья в гадких вонючих котлах. Что, разумеется, совсем не круто.

Ведьмы ненавидят колдунов. Колдуны ненавидят ведьм. Вот и всё. Никаких вопросов. Предельная ясность.

И как же меня угораздило подружиться с одним из них?

Я считаю, во всём виноват Оуэн Блейз, тот самый колдун. Не моя вина, что он ходит в ту же самую школу и даже в тот же самый класс. Также не моя вина, что мы узнали правду друг о друге. Если мы хотим тыкать пальцами, то я бы попросила тыкнуть в него. Он мог не лезть в мои дела и позволить мне и дальше устраивать в школе магический хаос, но нет, ему понадобилось вмешаться, оказаться очень хорошим и помочь мне.

Мне очень хочется разозлиться на него, но ничего не выходит.

– Иди на вечеринку, Морган, всё будет хорошо, – сказала мама с протяжным вздохом после того, как я перечислила все причины, по которым мне не стоит показываться на этой вечеринке. Кроме той части, которая касалась Оуэна.

Мама не должна узнать, что я дружу с Оуэном Блейзом. Никогда. Она меня убьёт.

Достаточно того, что мне приходится мириться с непрекращающимися упрёками насчёт нашего общения от моего фамильяра Мерлина. У каждой ведьмы есть фамильяр – дух-хранитель, способный превращаться в разных животных, который всегда рядом, как своеобразный напарник, помогающий и поддерживающий на жизненном пути.

Да, идея, конечно, замечательная, вот только у всех остальных ведьм очень добрые и понимающие фамильяры, а мне достался ворчун Мерлин, который большую часть времени буквально сочится сарказмом и недоволен всем вокруг.

– Все будут пялиться на меня и шептаться за спиной. Они меня ненавидят! – в отчаянии закричала я, надеясь, что мама послушает и не заставит меня идти на вечеринку, а Мерлин превратился в летучую мышь и вцепился когтями в волосы на моей макушке. – Ай, Мерлин! Отстань!

Я замахала на него руками, но он уже улетел, а я больно стукнула саму себя по голове.

Мерлин скорчился от смеха, заработав гневный взгляд Елены, фамильяра мамы, которая сидела у её ног в образе элегантной бенгальской кошки. Предупреждение не возымело действия, и через несколько секунд он уже снова спикировал мне на голову.

– Морган Чармли, – вздохнула мама и ободряюще положила руки мне на плечи, – твои одноклассники тебя не ненавидят.

– Они считают меня ужасным человеком, ведь я бросила Айрис и остальных девочек прямо перед выступлением.

– Докажи, что они неправы. Покажи им, что ты не ужасный человек, и хорошо проведи время на вечеринке. Рано или поздно тебе придётся с ними встретиться. Вы дружили всю прошлую четверть. Пройдёт немного времени, и они снова тебя примут.

– Они дружили со мной, так как я обманом заставила их считать себя классной.

– Они дружили с тобой из-за того, какая ты, – сказала мама, глядя мне в глаза с широкой улыбкой. – Магия тут ни при чём.

Разумеется, мама ошибалась, но это был такой приятный момент, что мне не хотелось портить его дальнейшими спорами.

И вот я на вечеринке, пытаюсь доказать, что я не ужасный человек. Пока мне удалось только вылить лимонад на девочек, с которыми я должна была наладить отношения, а потом закрыться в пустой комнате, так что успехи мои невелики.

Мерлин, который в образе муравья прятался у меня под воротником, превращается в тарантула и ползёт по рукаву, чтобы усесться мне на ладонь.

Наконец он укоряюще глядит на меня и закатывает все свои восемь глаз.

– Знаю, знаю, – вздыхаю я. – Можешь ничего не говорить. Это плохая затея, и мне надо вернуться домой, пока я не опозорилась ещё сильнее.

– Морган? – вдруг доносится из глубины комнаты.

Я вскрикиваю от удивления, Мерлин исчезает, тут же превратившись в муху.

Из-за спинки дивана высовывается голова.

– Айрис! – восклицаю я, держась рукой за сердце. – А ты здесь откуда?

Она выпрямляет спину и вяло мне улыбается.

– Привет, Морган.

– У меня чуть сердечный приступ не случился! Я думала, здесь никого нет!

– Вот странно, – говорит она, складывая руки на груди и недоверчиво приподнимая брови, – ведь я могу поклясться, что ты только что говорила с пауком.

Глава 2

Айрис встаёт с дивана и идёт ко мне.

– Говорила с пауком? Что за глупость? – смеюсь я. – Наверное, свет как-то странно падал.

– Но ты с кем-то говорила, и мне показалось, что я видела…

Она молчит, сосредоточенно хмуря лоб. Хоть мы и учимся в одном классе, меня всегда поражало, насколько более зрелой выглядит Айрис в сравнении со мной. На ней серебристый топ, чёрные обтягивающие джинсы и сапоги на каблуках. Её длинные тёмные волосы с одной стороны аккуратно заколоты, а с другой плавными волнами падают на плечо. Едва заметный макияж и ярко-красная помада идеально дополняют её утончённый праздничный образ.

На мне же свободный джемпер, джинсы и потасканные кроссовки. Прямо перед выходом из дома Мерлин превратился в скунса, уселся на стол, оглядел меня с ног до головы и спросил:

– Значит, мы всё-таки не идём на вечеринку?

– Нет, идём. Выходим прямо сейчас.

– О! Ясно. Ты вот так туда собираешься?

– Да.

– Вот в этой одежде?

– Да.

– В том, во что ты сейчас одета?

– Да.

– В этом наряде?

– А что с ним не так?

– Ничего.

– Хорошо.

– Если ты не против выглядеть так, как будто давно плюнула на гигиену.

– Я нормально выгляжу.

– Конечно.

– Это кэжуал-шик.

– Духи добавим? – Он повернулся ко мне спиной и поднял хвост. – Думаю, они замечательно подойдут к твоему образу.

Вот с таким отношением мне приходится мириться каждый день. Обычно фамильяры поддерживают своих ведьм, как бы они ни выглядели. Недавно я слышала, как Елена сказала маме, что она самая красивая ведьма во всём мире.

А Мерлин как-то сообщил мне, что я похожа на пришельца.

– Дело в форме твоей головы, – размышлял он вслух. – И ещё что-то в твоём лице.

И хотя с формой головы я ничего поделать не могу, стоя перед изумительно выглядящей Айрис, я сожалею, что не приложила больше усилий, собираясь выйти из дома. Я специально решила не надевать ничего праздничного, чтобы мама поняла, что я совсем не рада этой вечеринке и иду туда только потому, что она буквально выгоняет меня из дома.

– И с чего я решила, что ты с пауком говоришь? – наконец задумчиво произносит Айрис, всё ещё погружённая в свои мысли.

– Может, тебе так показалось из-за того, что произошло в первый учебный день, – предполагаю я с нервным смешком. – Помнишь? Когда я случайно принесла тарантула в школу?

Я морщусь, вспоминая о том случае. В первый день четверти Мерлин был крайне возбуждён и решил показать себя во всей красе, превратившись в огромного тарантула прямо в школьном коридоре. Я всё ещё считаю, что именно из-за этого и начались все мои неприятности. Может, если бы одноклассники не считали меня сумасшедшей, которая разводит опасных пауков и носит их с собой в сумке, они бы относились ко мне с чуть большим пониманием.

– Клянусь, я не брала паука, – вворачиваю я с непринуждённым смехом. – Ни за что не принесла бы его на твою вечеринку. Он дома в террариуме.

2
{"b":"735726","o":1}