ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К тому времени как дверь открылась, длинные тени сосен протянулись через всю поляну. Задолго до этого пес открыл сонные глаза, потянулся и потрусил в лес, чтобы поймать себе что-нибудь на ужин. Логан слышал его возбужденное повизгивание и еще урчание в собственном животе. У него уже устали руки и спина от этого махания топором. И он очень жалел, что утром не догадался захватить с собой из хижины кувшин.

Когда шаман с «ее высочеством» появились в лучах заходящего солнца, Логан взглянул на своего приятеля. Быстрому Лису уже давно надоело подражать птичьим голосам, и теперь он спал, положив голову на травяную кочку. Так что он не увидел золотистого ореола, казалось парившего над ее головой.

Ореол мерцал, сияя ярче бриллиантов на ее шее. Логан закрыл глаза, потом медленно открыл их, а ореол исчез. А она глядела на него все с тем же выражением, подразумевающим, что он не более чем слуга и должен поступать так, как ей заблагорассудится.

— Это все из-за солнца, — пробормотал он и потряс головой, когда Одинокий Голубь переспросил, что он сказал.

Судя по улыбке на морщинистом лице, старик был ужасно доволен собой.

— Я пригласил твою женщину к нам на праздник А-та-ха-на.

Логан выпучил глаза:

— Что?

— Ты приедешь с ней. Будешь ей все объяснять.

— Конечно, я благодарен за оказанную честь, но боюсь, что это невозможно. Может быть, леди Рэчел не сочла нужным сообщить об этом, но она скоро покинет эти места, чтобы вернуться во дворец.

Его сарказм вовсе не показался ей забавным. Мгновение она не могла скрыть отчаяния, потом одарила мистера Маккейда лучезарной улыбкой:

— Я заверила Одинокого Голубя, что еще буду здесь во время праздника и с удовольствием приму в нем участие.

Их взгляды скрестились: его — гневный, ее — строгий, несмотря на приподнятые в улыбке уголки губ. Эту схватку прервал старый шаман. Он встал между ними, положил на свою ладонь сначала его руку, потом ее и сжал пальцы.

— Слушайся своего сердца, Логан Маккейд. Оно не посоветует плохого. — Он жестом подозвал Быстрого Лиса. Тот легко вскочил на ноги, и они вместе двинулись по ведущей с горы тропе.

Рэчел и Логан, погруженные каждый в свои мысли, глядели им вслед, пока вдруг не сообразили, что все еще держатся за руки. Не сговариваясь, они отпустили руки, и каждый отступил на несколько шагов. Первым молчание прервал Логан:

— И что все это значит?

Рэчел, якобы поглощенная разглядыванием кружевного рукава сорочки, кинула на него взгляд через плечо:

— Что вы имеете в виду, мистер Маккейд?

— Приглашение. Как вы ухитрились его получить и почему вы его приняли?

— Приняла потому, что, конечно же, с удовольствием пойду. Обычно у меня не бывает других причин, чтобы находиться в чьей-то компании.

Исключая его. Она, может, и не сказала этого, но Логан знал, что она имеет в виду. И ему было на это наплевать. Ему уже дьявольски надоело ее присутствие, он будет только рад, когда от нее избавится. К сожалению, этот долгожданный момент теперь отодвинулся еще дальше.

— Все же я хочу знать, что вы ему сказали такого, что он вас пригласил. Белых редко приглашают на церемонию посвящения.

— Но ведь вы на ней присутствовали.

— Откуда вы знаете?

— Ну… — Рэчел хотела ответить, что ей это сказал Одинокий Голубь, но ведь он такого не говорил. Во всяком случае она этого не помнила. Но откуда бы тогда ей знать? — Конечно же, старик мне это сказал, — ответила она и тут же добавила, чтобы сменить тему разговора: — Ваш пес поймал кролика.

— Откуда вы знаете? — Логан догадывался, что пес, судя по его повизгиваниям, пытался это сделать, но был также вполне уверен, что у него ничего не вышло.

Рэчел не решилась ответить, что это пес сказал ей хотя так оно и было. Поскольку мистер Маккейд и так считал ее сумасшедшей, можно себе представить, как бы он воспринял такое откровение, как ее способность переговариваться с собакой.

Пес уже развалился на спине в своей излюбленной позе, задрав лапы кверху и вывалив язык. Если он и собирался что-то ей сообщить, Рэчел больше не желала его слушать.

Рэчел мотнула головой, чтобы забыть обо всем этом, но не выдержала и спросила:

— Как его зовут? Я слышала только, как вы звали его «Псина».

Логан остановился перед дверью хижины и оглянулся. Снова он поразился ее красоте и снова в нем поднялось чувство раздражения.

— Псина. И больше никак.

— Просто «Псина»? — Рэчел непроизвольно шагнула к спящему спаниелю. — Но это неслыханно! Все всегда дают имя своим любимцам.

Логан повернулся к ней, стиснув зубы:

— Он у меня не любимец. И у него нет имени. Рэчел поняла, что в его словах крылся какой-то особый смысл, которого она пока не могла понять, и она решила сейчас не допытываться. Он был совершенно невыносим. Конечно, развалившаяся у ее ног собака не представляла ничего особенного — она была ленива и вряд ли годилась в сторожа, но уж имя-то у нее должно было быть.

— Тогда я сама назову тебя. — Логан так помрачнел, что она еле сдержала улыбку. — Пожалуй, Генри. Что ты об этом думаешь, гроза кроликов? Тебе нравится имя Генри? Так звали нескольких славных королей. — Рэчел присела, почесывая пса.

— Мою собаку так звать не будут.

— Вы так думаете? — Рэчел искоса посмотрела на него. — Кажется, вы опоздали. У него уже есть имя.

Логан так стиснул зубы, что у него заболели челюсти, и он решил махнуть рукой на все это. Какое ему к черту дело, как она назовет этого встрепанного бездельника? Она была обузой, временной помехой, с которой он пока вынужден мириться. При этой мысли он чуть не расхохотался. А может, она и вправду была послана? Послана, чтобы еще больше наказать его. Ну если так обстояло дело, то она чертовски здорово справлялась со своей задачей.

Логан повернулся и скрылся в хижине, пробормотав только:

— Называйте его как хотите.

В конце концов это не имело никакого значения. Все равно эта скотина будет поступать как ей вздумается.

Только вот уже в ближайшие дни стало ясно, что он ошибался.

Она все еще не оправилась после лихорадки — этого Логан не мог не заметить. И как бы ему ни хотелось, чтобы она сама о себе заботилась — а ему уже осточертело все время ее обслуживать — он не мог оставлять ее одну. Во всяком случае, пока еще не мог.

Она целые дни рассиживала в кресле, которое он уже привык про себя называть ее троном, принимая от него то кружку чая, то миску рагу. Она была вежлива, до того высокомерно вежлива, что Логан чувствовал себя слугой в собственном доме.

И она продолжала называть пса «Генри».

Сначала он был уверен, что она это делает, чтобы действовать ему на нервы. Она поглядывала на спавшую задрав ноги собаку и говорила со вздохом:

— Ну разве Генри не прелесть? Никогда раньше не видела, чтобы собака так спала.

В ответ Логан бурчал что-то неразборчивое — он не собирался вступать с ней в перепалку.

— Знаете, когда-то у меня была собака. Прошло уже три дня со времени прихода шамана, и Логан только что вернулся с утреннего купания в ручье. Он встал у огня, чтобы быстрее высохнуть, и меньше всего ему хотелось вести разговоры о собаках. Его собственная, вместо того чтобы пойти с ним, предпочитала сидеть рядом с ее креслом. Но его молчание нисколько не подействовало на Рэчел. Она продолжала, как будто он воспринял ее заявление с огромным интересом:

— Я была совсем маленькая. И конечно, мой отец об этом понятия не имел.

Она смолкла, и что-то в ее тоне поразило Логана, натягивавшего рубаху.

— Почему вы сказали «конечно»?

— Что? — Она подняла глаза, словно только сейчас заметив его присутствие. — О, собаки напоминали ему о моей матери. Поваренок как-то сказал мне, что у нее всегда было несколько собак.

— Значит, ваша мать умерла, когда вы были еще маленькая?

— Нет. — Она посмотрела ему прямо в глаза. — она нас оставила совершенно скандальным образом. Сбежала с младшим сыном друга моего отца, лорда Бейтуна. Никто не знает, что с ними стало. Одни говорили, что они покончили с собой — прыгнули в море, держась за руки. Другие — что произошел несчастный случай, когда они ехали в экипаже по горной дороге. А может, они еще живы и обитают в какой-нибудь развалюхе в Южном Уэльсе.

14
{"b":"7358","o":1}