ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я ведь могла утонуть.

Она и думала, что тонет… опять. Она слышала, как он поцокал языком, расхаживая по хижине.

— Очень сомневаюсь, ваше высочество.

— Я не умею плавать.

— Но стоять-то вы умеете, я полагаю.

— Стоять?

— Именно. Этого было вполне достаточно, чтобы не утонуть.

Рэчел ощутила, как ее лицо заливает жаркая волна стыда. Когда вода сомкнулась над ее головой, она совершенно растерялась, и ей сразу вспомнился другой раз, тот, когда она умерла. Она тут же впала в панику. Завернувшись с головы до ног в меховое одеяло, она вышла из-за занавески. Ее еще пробирала дрожь, но она уже ощущала распространявшееся по хижине тепло.

Лишь до того момента, пока не встретила ледяной взгляд светло-зеленых глаз.

Он молчал, но она могла догадаться, о чем он думает: она не оправдала его ожиданий и он искренне сожалеет, что оказался вынужден приютить ее до того времени, пока они не отправятся в поселок чероки.

Рэчел сделала глубокий вдох и подошла ближе к очагу.

— Я постараюсь более внимательно присматривать за огнем. — Она искоса глянула на него из-под опущенных ресниц, чтобы по выражению его лица убедиться, что он ей поверил, потом быстро отвела взгляд. Ну и черт с ним. Ей совершенно безразлично, что он о ней думает.

Вечер принес очередной сюрприз. Он считал, что она должна доить корову.

Рэчел стояла у двери сарая, разглядывая жующее жвачку животное. Ну, это уж слишком. В проникавших в сарай через маленькое окошко лучах заходящего солнца плясали пылинки. В воздухе стоял крепкий запах навоза и сена, и на мгновение ей представилось, что она находится в конюшне у королевского дворца.

Ей очень нравилась верховая езда.

Рэчел вздохнула. Никакой лошади здесь не было.

Одна только задумчиво глядевшая куда-то вдаль корова. Конечно, она могла бы отказаться. Рэчел не думала, чтобы Логан Маккейд мог ее побить, чтобы заставить этим заниматься. Но ей все вспоминалось его лицо, когда он увидел потухший огонь. И очень живо помнилось, до чего ей было холодно.

— Ну, хозяйка Эллен, придется нам с тобой вместе управляться. — Рэчел понятия не имела, почему назвала корову именно так, но той это как будто понравилось. Она повернула голову и уставилась на Рэчел большими карими с поволокой глазами. Похлопать ее по шее оказалось таким же естественным, как строить глазки над краем раскрытого веера. — Вообще-то я понятия не имею, как это делается. Конечно же, утром он мне показывал, но… — Не договорив, Рэчел потянулась за низкой табуреткой на трех ножках.

Она уселась так же, как сидел Логан этим утром, между передними и задними ногами коровы, готовая к тому, что животному это могло не понравиться, и удивилась, не заметив признаков недовольства. Потом Рэчел подвинула ведерко под разбухшее вымя и вздохнула:

— Ты ведь понимаешь, хозяйка Эллен, что я раньше никогда этим не занималась? Ну да, я представляю, что это не так уж сложно, и тем не менее… Ладно.

Она нерешительно тронула сосок, потом потянула за него и была вознаграждена сладко пахнущей струйкой ударившего в ведерко молока. Она с облегчением засмеялась:

— Какое же ты замечательное создание, хозяйка Эллен.

Она снова сжала пальцы. Пока она приноравливалась, ведерко почти наполнилось пенистой жидкостью, окутанной поднимавшимся от нее паром.

— Ну, этим-то я буду заниматься с удовольствием, — сказала Рэчел, берясь за веревочную ручку и ставя ведерко у двери. Перед тем как выйти, она отвесила корове легкий поклон:

— Приятно было познакомиться, хозяйка Эллен. И мне очень приятно, что ты похвалила мои руки. Пожалуй, они помягче, чем у мистера Маккейда. — Рэчел внимательно оглядела свои ладони.

Конечно, тут не могло быть никаких «пожалуй». Ей было отлично знакомо ощущение ладоней Логана Маккейда. Когда он дотрагивался до нее, сразу было видно, что они загрубели от работы. И они были сильными. И нежными. Эту мысль Рэчел тут же выкинула из головы.

— Я приду завтра утром, хозяйка Эллен.

Пока шла к хижине, Рэчел вдруг поняла, что ее начинает раздражать платье. Она стряхнула зацепившееся за ногу разорванное кружево, пролив при этом немного молока. Почему бы, когда она тонула, ей не оказаться одетой во что-то более удобное? И во что-нибудь покрепче. Ее платье превратилось в лохмотья, и ее ныряние в воду уж точно не улучшило его вида.

Конечно, когда она вернется в королевский дворец, то сможет выбрать все, что захочет, из своего обширного гардероба. Сначала она залезет в ванну с чудесной горячей водой, будет мыться цветочным мылом, от которого кожа становится гладкой и мягкой, потом камеристка расчешет и высушит ей волосы и уложит их в самую модную прическу. Рэчел закрыла глаза, вспоминая все то, что она привыкла считать само собой разумеющимся. Вспомнив заодно, что Лиз не было предоставлено возможности к этому вернуться. Нет, как бы ни мечтала она о ванне и чистой одежде, ее первейшей обязанностью после возвращения будет разоблачить лорда Бингама. Самой первой обязанностью и самым первым удовольствием.

Рэчел уверенно двинулась к хижине, но резко остановилась, когда дверь открылась и на пороге появился Логан.

— Постарайтесь не расплескать молоко, ваше высочество.

Не сводя с него глаз, Рэчел выровняла ведерко.

— Вы выглядите… как-то не так.

Мгновение он как будто не мог понять, что она имеет в виду, потом довольно смущенно ухмыльнулся. Тогда она впервые заметила ямочки на его щеках. Сначала ей подумалось, что такому суровому мужчине он и вовсе не идут. Но чем больше она вглядывалась, тем сильнее поражало ее это новое открытие. Он оказался гораздо красивее, чем она думала. Его красота была такой же дикой, как красота здешних мест.

— Я решил, что на празднике А-та-ха-на мне лучше появиться без бороды.

— Вот как. — Рэчел не находила слов. Вдруг она сообразила, что откровенно пялится на него, и быстро отвела глаза. — Я подоила хозяйку Эллен, — сказала она первое, что пришло в голову.

Он приподнял брови, но ничего не сказал по доводу того, что она и корове дала имя, потом шагнул вперед и с любопытством заглянул в ведерко. Рэчел подумала было, что он собирается выговорить ей за пролитое молоко, но он, наоборот, как будто был приятно удивлен.

— Я вижу, корова сегодня постаралась.

— Что? Да, конечно.

— Я готовлю ужин. Там жарится бекон на сковородке. Будьте добры, присмотрите, чтобы он не подгорел.

Рэчел кивнула. Она не могла отвести от него глаз, поражаясь тому, как это она не замечала, что он так красив. Он завязал волосы сзади кожаным ремешком, и она впервые сумела толком разглядеть его лицо. Широкий лоб, прямой тонкий нос и полные чувственные губы. В сочетании с потрясающими зелеными глазами, которые она всегда находила привлекательными, это составляло действительно притягательную картину.

И все же не настолько притягательную, как вид джентльменов при дворе его величества, быстро заверила себя Рэчел, повернувшись и торопливо заходя в хижину. Те выглядели очень живописно в шелковых жилетах и пудреных париках. И все же она не удержалась и украдкой взглянула на него еще раз, закрывая дверь.

Он снова собирался колоть дрова. Как всегда, перед тем как заняться этим, он стягивал рубаху. До чего нецивилизованная привычка, подумала Рэчел, стоя в дверном проеме. Кому интересно видеть его обнаженную грудь и мускулистую спину? Он потянул рубаху через голову, и Рэчел прикусила нижнюю губу, во рту у нее пересохло.

Он замахнулся топором и с силой опустил его. Чурка разлетелась пополам, и пальцы Рэчел непроизвольно сжали ручку двери. Его тело и вправду было ужасно привлекательным. Рэчел давно подозревала, что принц Вильям пользуется накладками в одежде, чтобы придать себе более мужественный вид. Совершенно ясно, что Логану Маккейду такие ухищрения не требовались.

Рэчел понятия не имела, как долго она наблюдала за ним. Каждый раз, как из-под топора разлетались две половинки полена, она говорила себе, что ей безразлично, как он выглядит. Она была послана его спасти, и чем быстрее она сумеет это выполнить, тем быстрее сможет вернуться в свою настоящую жизнь. И все же она не уходила, затаивая дыхание каждый раз, как он делал взмах, высоко поднимая руки над головой.

18
{"b":"7358","o":1}