ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия семи ветров. Спасти дракона
Украшение китайской бабушки
Блюз перерождений
Мои дорогие девочки
ДНК. История генетической революции
Как стать организованным? Личная эффективность для студентов
Аутентичность: Как быть собой
Пять Жизней Читера
За тобой
A
A

Пальцы Рэчел запутались в мокрых волосах на его затылке. Сердце ее колотилось, и ей показалось, что она слышит ответное эхо его сердца. Поцелуй стал еще крепче. Его язык проник к ней в рот, словно в поисках чего-то таинственного в ней, чего он никак не мог понять. Рэчел безотчетно цеплялась за него, впитывая вспыхивающие в ней ощущения.

Ее и раньше целовали. Как что-то очень далекое, ей вспомнился поцелуй украдкой с принцем — палец, приподнимающий ей подбородок, полное отсутствие искренности в ее ответном поцелуе. А ведь брат короля не был ей безразличен: она надеялась, когда вернется обратно, выйти за него замуж.

Рэчел крепко стиснула веки, сожалея, что вспомнила об этом, желая только парить в чувственном тумане, которым окутал ее Логан Маккейд. Ничего не вышло.

Она не могла забыть, кем она была… и чем. И для чего она здесь. Ее послали сюда не для того, чтобы она размякала от поцелуев этого человека. Она была здесь, чтобы спасти его жизнь. И хотя ей очень хотелось думать иначе, Рэчел знала, что это надо делать не так.

Он не сразу понял, что она его отталкивает. Сначала, когда она отвернула голову, он понял это как приглашение заняться ее шеей. От прикосновения его зубов и языка по коже прокатились волны, чуть не заставившие ее забыть о своем решении.

— Прошу вас, мистер Маккейд.

Он снова прихватил ее кожу губами.

— Прошу — что?

Вопрос был логичным, и Рэчел не сразу вынудила себя на него ответить.

— Вы… мы должны прекратить это безумие. Безумие.

Руки Логана сами собой разжались, даже не пытаясь поддержать ее, когда она покачнулась. Она назвала это безумием. Он-то на мгновение подумал, что это единственная разумная вещь, которую он сделал с тех пор, как она неожиданно и непрошено появилась у его хижины. Он был мужчина с определенными потребностями. Потребностями, которые он довольно долго не удовлетворял. А она была женщиной, привлекательной и желанной, несмотря на ее высокомерное и раздражающее поведение.

Почему бы им… Он не мог определенно назвать то, к чему они были так близки и что он все еще хотел и, судя по болезненному ощущению в паху, способен был сделать.

Сначала он подумал было, что ее возражения могли быть вызваны несогласием с выбранным местом, потому что он уже готов был взять ее прямо здесь, на земле. Но хотя она и пыталась отвести взгляд, по ее глазам он понял, что дело не в этом.

Она вскочила на ноги, поправляя то, что еще оставалось от юбки, разглаживая складки с таким видом, будто шелк вовсе не был рваным и прогоревшим. Потом, глядя на него сверху вниз через плечо, она пробормотала что-то насчет того, что пойдет в дом. Блеснув рассыпающимся облаком золотистых волос, она резко повернулась и ушла.

Оставив его полоскать эти чертовы рубахи.

Логан схватил их и соскочил в воду, без единой мысли о том, что же он собирается делать. Он не останавливался, пока холодная вода не дошла ему до пояса, остужая ту часть его тела, которую Рэчел воспламенила.

* * *

Все получалось не так, как она рассчитывала.

Когда она встретила Одинокого Голубя и он пригласил ее вместе с Логаном в поселок чероки, это показалось ей довольно логичным. Шаман поверил ей. И поверил в нее.

Она даже думала, что он как-то мог бы ей помочь.

Именно поэтому она так горела желанием туда отправиться, хотя знала, что Логану Маккейду вовсе этого не хочется. Но это было до того, как она осознала, сколько же им придется пройти пешком.

Теперь она понимала, почему Логан был так ошарашен, когда она впервые появилась на горе около его хижины. Будь она предоставлена самой себе, ей бы никогда не найти это место.

— Как вы думаете, может быть, нам отдохнуть немного? — Рэчел вытерла лоб тыльной стороной ладони и скорчила гримасу, заметив следы пота. На солнце было тепло, и накидка, над которой она столько трудилась, висела у нее на руке.

— Еще рано, — проворчал он, карабкаясь на гряду обросших мхом валунов, потом протянул руку, помогая ей перебраться через препятствие. Рэчел полагала, что должна быть благодарна ему за это.

Больше, чем когда-либо, ей хотелось уметь летать.

И еще хотелось, чтобы этого поцелуя никогда не было.

После случившегося на ручье он с ней почти не разговаривал. Она до того растерялась, что совершенно забыла про рубахи, и вспомнила, только когда он вернулся, промокший до нитки. Он только взглянул на нее, сидевшую на корточках перед накидкой, и выхватил свой нож. Одно ужасное мгновение Рэчел думала, что он собирается проверить, действительно ли она ангел.

Но он только присел на корточки и проколол ряд дырочек там, где шкуры перекрывали одна другую, потом стянул обе шкуры сыромятным ремешком. Покончив в этим, он поднял голову, и Рэчел торопливо отвела глаза. Она глядела на него, удивляясь, почему он опять мокрый, раз он уже совершил свое ритуальное утреннее омовение, и придумывая, что бы ему сказать.

Вот только говорить-то вроде было нечего. Он молча продемонстрировал ей, как надо сшивать шкуры, и следующие несколько дней он существовал рядом с ней в основном тоже молча.

Когда она пыталась расспрашивать, как далеко до поселка и сколько времени им понадобится, чтобы до него добраться, он что-то неопределенно бурчал и уходил из хижины.

Его ответ на просьбу об отдыхе был, пожалуй, самым многословным из всего, что он сказал ей за последние два дня. И не слишком удовлетворительным.

— Может, у вас и есть ощущение, что путешествие только началось, а я вот уже устала.

Он отвел в сторону сосновую ветку и глянул на нее через плечо:

— К вечеру нам надо добраться до Мельницы Маклафлина.

Мельница Маклафлина? Рэчел торопливо стала его догонять, в спешке наступила на острый камень и еле удержалась от крика. Стараясь не обращать внимания на боль, она схватила его за руку. Он резко обернулся, словно от ожога:

— Какого дьявола вы так на меня набрасываетесь? Я думал, что вам достаточно было одного раза, чтобы усвоить урок.

— Сейчас это неважно. — Она загородила ему дорогу на узкой тропе. — Я вам сказала, что не собираюсь отправляться на Мельницу Маклафлина. Это тот поселок, про который вы мне говорили, верно?

— Верно, — в тон ей повторил он.

— Я сказала, что не оставлю вас, пока не спасу вашу жизнь. Хотя и понятия не имею, с какой стати мне об этом беспокоиться. Вы меня обманули, я думала, что вы ведете меня в поселок чероки, а вы с самого начала не собирались этого делать. Ну, со мной это не пройдет. Я с места не двинусь. — Она яростно взглянула на него и скрестила руки на груди, демонстрируя свою решимость. Делая вид, что не знает, что ему ничего не стоит взвалить ее на плечо и донести до Мельницы Маклафлина, вовсе не спрашивая ее согласия.

— Вы кончили или еще не весь яд израсходовали? Она вздернула подбородок:

— Я не пойду к Мельнице.

— Отлично. — Он приподнял ее под локти и поставил на тропу сзади себя, будто она была каким-то неодушевленным предметом. — Тогда страдания коровы будут на вашей совести, не на моей.

Корова? Хозяйка Эллен? Боже мой, да о чем он толкует? Рэчел обошла Генри, разлегшегося на тропе, и снова схватила руку Логана. На этот раз он повернулся к ней, словно только этого и ждал.

— Что вы имеете в виду? Почему хозяйке Эллен будет плохо, если я не пойду с вами к Мельнице Маклафлина?

Сначала она думала, что он не собирается отвечать. Он только молча разглядывал ее, и что-то в глубине его зеленых глаз напомнило ей о том моменте, когда он поцеловал ее возле ручья. Но она и секунды не думала, что он хочет сейчас это повторить. Нет, он выглядел рассерженным. Это было видно по чуть заметным ямочкам рядом с уголками плотно стиснутых губ.

— Во-первых, я вовсе не собираюсь отвести вас в Мельницу Маклафлина. Просто она лежит по дороге. И во-вторых, если мне не удастся уговорить молодого Ангуса Кемпбелла подняться на гору и позаботиться о корове, у нее раздуется вымя от невыдоенного молока.

21
{"b":"7358","o":1}