ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Понятно. — Рэчел прикусила губу. Ее ладонь все еще держала его руку, и она не сделала попытки ее убрать. — Этого мы не обсуждали.

— О чем это вы?

— Так, ничего. — Рэчел тряхнула головой и отпустила его рукав. Этим утром она очень мило побеседовала с коровой, но они не говорили о том, чем та будет заниматься во время их отсутствия. — Конечно же надо, чтобы за хозяйкой Эллен кто-то ухаживал, раз вы не собираетесь оставлять меня на Мельнице Маклафлина. — Она взглянула ему в лицо.

— Я сказал, что отведу вас в Чеоа, и я это сделаю. — Хотя это значит, что он ничуть не разумнее ее, закончил Логан про себя. И он собирался оставить ее на Мельнице на обратном пути к дому. Совершенно невозможно, чтобы он всю зиму провел вместе с ней в тесной хижине.

После этого спора она больше не просила его остановиться для отдыха, так что он сам это предложил, когда они вышли к берегу быстрой Белой Реки.

— Я еще могу идти, — сказала она, хотя натерла ступни и еле держалась на ногах.

— Это не требуется. Я с самого начала рассчитывал, что мы устроим здесь привал.

— И с хозяйкой Эллен будет все в порядке?

— Конечно. — Теперь, когда Логан увидел ее озабоченность по поводу коровы, он ощутил легкое чувство вины. У него с Ангусом была давняя договоренность насчет заботы о животных, включая собаку. На самом деле за корову можно было не беспокоиться, хотя, конечно, для начала он должен был дать Ангусу знать о своем отсутствии.

Просто его взбесило, что она обвинила его в обмане. Разве он не сказал ей, что поведет ее в поселок чероки? Или она не считала его человеком слова? Верно, он немногим мог похвастать, но это немногое включало умение держать слово, черт побери. И ему вовсе не нравилось, когда она вела себя так, будто не полагалась на его слово.

— Можете сесть, если хотите.

Она стояла прислонившись к дереву, и у Логана возникло неуютное ощущение того, что он довел ее до предела терпения. Особенно когда она взглянула на него с чуть заметной усмешкой.

— Боюсь, что, если я сяду, мне уже никогда не встать. Логан посмотрел на ее ноги, обутые в эти нелепые синие с серебром туфельки. У одного был отломан каблук, и он догадывался, что они, должно быть чертовски неудобны.

— Рэчел… — начал было он, но его прервал разорвавший вечернюю тишину яростный лай.

— Генри! — Рэчел нерешительно шагнула вперед.

— Оставайтесь здесь, я схожу за ним. Скорее всего он загнал на дерево белку и теперь не знает, что делать. — Хотя Логан ни разу не слышал, чтобы его собака приходила в такое возбуждение из-за белки.

Рэчел смотрела, как он поспешил туда, где надрывалась собака, и почти сразу последовала за ним. Она знала, просто знала, что Генри попал в беду.

Ветки и колючки цеплялись за ее одежду, но это ее не останавливало. Чем ближе она подходила к месту, откуда доносился лай, тем тревожнее ей становилось и тем отчаяннее она продиралась сквозь заросли, несмотря на усталость.

А потом она вдруг вырвалась на открытое месте и сразу поняла, в чем дело.

Ее визг не возымел никакого действия ни на Генри, ни на остановившегося перед ним огромного медведя.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Странно любить. Не забывайте, ибо через него некоторые, не зная, оказали гостеприимство Ангелам.

Явление к евреям, 13-2

— Сейчас же убирайтесь отсюда!

Кинув это ей через плечо, Логан выбежал на прогалину. Воздух вибрировал от собачьего лая и глухого рева поднявшегося на дыбы черного медведя.

— Псина! — Логан несколько раз позвал собаку, но на спаниеля это не возымело никакого действия. Припав к земле, он продолжал, оскалив зубы, метаться перед медведем. Но его зубы не шли ни в какое сравнение с огромными клыками его противника или когтями, которыми тот размахивал.

Пес с визгом отскакивал назад, только для того чтобы еще яростнее возобновить свои бессмысленные атаки.

— Чертова собака! — Логан приложил ружье к плечу и прицелился в черную лохматую голову. Он нащупал курок, и тут огромный зверь повернулся к нему, внюхиваясь в воздух, злобно взревел и, не обращая внимания на собаку, тяжело двинулся в его сторону.

В то же мгновение Логан краем глаза уловил мелькание чего-то сине-серебряного. Она бежала, криком приказывая что-то собаке, совершенно не думая о том, что медведь всего в десятке ярдов от нее.

— Рэчел!

Он отвлекся на какую-то секунду, но медведю этого оказалось достаточно, чтобы рвануться вперед и выбить ружье из рук Логана.

— Назад, Рэчел!

Логан едва увернулся от смертоносного удара громадной лапы. Одним неуловимым движением он выхватил нож из-за голенища и прыгнул между ней и медведем.

— Рэчел!

Дьявол ее возьми, она бежала прямо к нему, прямо к разозленному медведю, будто и вправду была такой безумной, как он ее считал.

— Какого черта!

Пригнувшись, Логан прыгнул вперед и успел отпихнуть ее в последнее мгновение перед броском черной волосатой бестии. Он ткнул ножом вперед и вверх, в грудь медведя, но кто-то или что-то обхватил его руку. Он повернулся взглянуть, что она там делает, черт побери, и тут в его голове словно что-то взорвалось.

— Рэчел… — Он отчаянно боролся с надвигавшейся на него тьмой. Она погибнет, будет разорвана в клочки этими зловещими когтями. — Рэчел… — В последнее мгновение перед тем, как его окутала тьма, ему послышалось, что она с кем-то разговаривает. Наверняка ему это почудилось. Не могла же она приказывать медведю немедленно прекратить безобразничать… или могла?

— Логан! О, Логан, не умирайте, прошу вас.

Ее голос доносился до него словно из небытия. Он почувствовал мягкое и теплое прикосновение ее рук, и этого ощущения было достаточно, чтобы заставившего забыть пульсирующую боль в голове. Он представил, как она склонилась над ним, так похожая на ангела, и понял, что он, по-видимому, мертв. Потому что она наверняка мертва. И собака тоже.

Когда что-то мокрое и холодное плюхнулось ему в лицо, глаза Логана сами собой открылись.

— Какого черта…

— Слава Богу, вы живы! — Она обхватила его плечи ладонями, склонилась к нему и влепила ему звучный поцелуй. — Я так рада.

Он не был мертв. Он жив, и она тоже. И будь он проклят, если глупый пес не развалился рядом, слизывая капли воды с тряпки, которую она пришлепнула ему на лоб.

Логан приподнялся на локтях, схватил мокрую тряпку и отбросил ее в сторону. Он повернул голову в поясках медведя, морщась от боли, которую причинило ему это движение. Но медведя и след простыл. На прогалине было все спокойно. В тополях щебетали птицы, и можно было слышать успокаивающий шум реки.

— Что случилось?

— Боюсь, что вы ушибли голову. Вообще-то, это медведь ударил вас.

Логан с трудом сосредоточил взгляд на ее лице:

— А потом?

Она только пожала плечами, будто об остальном можно было и не упоминать.

— Вы упали и сколько-то времени были без сознания. Как вы себя чувствуете?

— Отлично. — Логан провел ладонью по лицу и попытался встать, но первая попытка не увенчалась успехом. Только с ее помощью ему удалось наконец подняться.

— Вы уверены, что с вами все в порядке? Это был очень сильный удар. И хотя я понимаю, что вам хочется как можно быстрее добраться до Мельницы Маклафлина, думаю, что вам, наверное…

— Хватит, Рэчел. — Он оттолкнул ее и подобрал свое оружие. — Где этот проклятый медведь?

— Ушел.

— Ушел? — Логан глянул на собаку, с рычанием трепавшую тряпку, — медведь должен был точно так же расправиться с псом. И с Рэчел. — Куда он подевался, Рэчел? — От стремления понять, что же все-таки произошло, его голова разболелась еще сильнее.

— Ушел в лес. — Она указала пальцем: — По-моему, вон туда. Да вы не беспокойтесь, он не вернется. — Она снова взяла его под руку, и на этот раз Логан позволил ей подвести себя купавшему дереву. — Думаю, что вам надо немного посидеть. У вас на голове довольно приличная шишка.

22
{"b":"7358","o":1}