ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он пригласил ее на А-та-ха-на?!

— Невероятно, да? — Логан остановился и повернулся к Малькольму. Они дружили с осени пятьдесят девятого года, и, возможно, Малькольм был его единственным другом среди белых. Конечно, не считая его сводного брата Вольфа. Хотя Вольф сам был наполовину чероки. — Знаешь, она иногда говорит довольно странные вещи.

— Что ты имеешь в виду?

Обдумывая, как бы получше ответить, Логан расчесал пальцами мокрые волосы, вытащил из кармана кожаную ленточку и перевязал ею волосы. Он уже пожалел о сказанном. Что бы он ни ответил, в глазах его друга она будет выглядеть совсем чокнутой.

Но Малькольм продолжал выжидательно смотреть на него, и, видит Бог, женщина и вправду была чокнутой.

— Она иногда… как бы это сказать… фантазирует, что она была при дворе королевы.

— В Англии? — Да.

— Тогда она разумнее нас с тобой, если удрала из этого осиного гнезда.

Логан ухмыльнулся и хлопнул Малькольма по мощному плечу:

— Как ты думаешь, сделает Пенни блинчики на ужин? Я уже давненько не ел ничего подобного.

— А я-то думал, что раз у тебя появилась женщина — теперь тебе живется полегче.

Логан только бросил на него кислый взгляд прежде чем зайти в дом. Он бы не сказал, что Рэчел Эллиот, или кто там она была на самом деле, облегчила его жизнь.

Он заметил, что она заплела волосы в косы и уложила их вокруг головы, благодаря чему выглядела немного более ухоженной, хотя, садясь за стол, Логан поймал себя на мысли, что ему не хватает растрепанного буйства золотых кудрей. Потом он обнаружил что это Пенни сделала ей такую прическу. За ужином та упомянула, что ей было приятно выступить в роли камеристки Рэчел, и Логан быстро взглянул на свою попутчицу. Она отвела глаза.

Как только со стола было убрано, он схватил ее за запястье.

— Теперь мы немного прогуляемся, если не возражаете, — сказал он тоном, не допускающим возражений. Только снаружи он отпустил ее руку.

— Что это вам взбрело в голову? — возмутилась она.

— Я собирался то же самое спросить вас, ваше высочество. Как вы посмели обращаться с Пенни как со своей служанкой?

— Ничего такого я не делала. — Рэчел остановилась у частокола и повернулась к нему: — Пенни славная женщина.

— Такая славная, что вы этим воспользовались. — Он тоже остановился, возвышаясь над ней. Зашедшее солнце раскрасило небо буйством ярких красок. И все это отражалось в глазах Рэчел.

— Я никогда…

— Тогда объясните мне вот это. — Пальцы Логана перебирали выбившуюся из прически золотую прядь.

— Это мне Пенни заплела.

— Совсем как камеристка? Рэчел вздернула подбородок:

— Как подруга. — Она хотела отвернуться, но он удержал ее за подбородок, не давая отвести взгляд. Она сглотнула, пытаясь бороться с ощущением, что ей не хватает воздуха.

— Не забывайте, что я-то вас знаю.

— Совсем вы меня не знаете, — выкрикнула она, но весь пыл ответа притушили его губы, завладевшие ее губами.

Он вовсе не собирался ее целовать. Черт побери, он разозлился на нее, как только Пенни сказала насчет камеристки. Поцелуй стал крепче. Ни мира, ни покоя с тех пор, как она свалилась к нему неведомо откуда. Но оказывается, он не мог удержаться, чтобы не обнять ее, и теперь он ее обнимал, чувствуя, что его злость сливается с ее гневом у них на губах. Ее руки обвивали его шею.

Его язык рванулся вперед, чуть отступил и проник еще глубже, и у нее ослабели колени. Как могла она снова это допустить? За мгновение до этого она просто ненавидела Логана с его наглыми замечаниями. Я-то вас знаю, видите ли. Ничего он не знает. Никто о ней ничего не знает. И все же ему удавалось одним взглядом, одним прикосновением растопить ее гнев.

Его губы оторвались от ее губ, и одно короткое мгновение между двумя ударами сердца они глядели друг на друга с одним и тем же выражением озадаченности и желания. Потом его рот снова жадно нашел ее губы.

Заслышав покашливание, они отпрянули друг от друга.

Рэчел с виноватым видом отвернулась, вытирая ладонью губы, в которых еще ощущалось покалывание, и стала разглаживать юбку, настолько мятую и рваную, что в этом не было никакого смысла.

Логан шагнул вперед, окликая Пенни, выплескивавшую грязную воду с крыльца. Она подняла голову и махнула рукой, но Логан был не настолько глуп, чтобы думать, будто она их не видела или не заметила необычной хриплости его голоса. Хмурясь, он направился к дому и остановился, ощутив прикосновение руки Рэчел.

— Я попросила ее показать мне, как это делается. Логан непонимающе посмотрел на нее.

— Заплетать волосы. Я раньше никогда этого не делала. — Не было смысла объяснять ему, что для таких вещей у нее всегда были слуги. Он все равно бы не поверил. Все же она не хотела, чтобы он думал, будто она могла воспользоваться добротой такой славной женщины, как Пенни.

Он так долго молча глядел на нее, что она уже засомневалась, стоило ли ему это объяснять.

— Они мило выглядят, — только и сказал он, прежде чем зайти в дом.

Малькольм сидел у огня, зажав в кулаке глиняную трубку. Он махнул Логану, чтобы тот к нему присоединялся. Рэчел устроилась рядом с Пенни по другую сторону очага. Она держала пряжу, пока Пенни ее наматывала. Они толковали о трудностях и радостях жизни поселенцев, обсуждали, кем станет Ангус, когда вырастет. Было тепло и уютно. Рэчел не помнила, чтобы она когда-либо так приятно провела вечер.

Она чувствовала себя свободно и беззаботно, за исключением моментов, когда ощущала на себе взгляд Логана. Она старалась не обращать на него внимание, не встречаться с ним взглядом, и это удавалось ей до тех пор, пока Пенни не сказала, что они с Логаном могут спать на сеновале.

Их взгляды встретились.

— Я не думаю… Я хочу сказать…

— Если вы не возражаете, я просто постелю что-нибудь около очага.

Пенни с мужем уже встали, собираясь идти спать. Они посмотрели сначала на Рэчел, потом на Логана, и пожали плечами.

— Как хотите.

Конечно же, она так и хотела. Немного позже Рэчел уже лежала на набитом травой матрасе. Хотя она очень устала, сон к ней не шел. Она подумала, что Логан, возможно, тоже не спит на своей подстилке у очага.

Даже если Пенни видела этот поцелуй, с ее стороны довольно глупо было думать, что они захотят спать вместе. Она здесь только для того, чтобы спасти его жизнь, а вообще-то, он ей совершенно безразличен. И тем не менее, лежа в темноте и глядя на просвечивающие между бревнами блестки лунного сияния, она все думала о том, что он говорил о ее волосах.

Он сказал, что они мило выглядят. Почему-то это значило для нее больше, чем все комплименты, отпущенные ей в свое время джентльменами из ее окружения.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Да охранят нас ангелы Господни.

Вильям Шекспир.

— Она не говорила, чтобы и вы шли за ней. Логан повернулся, загораживая выход из хижины где они с Рэчел должны были разместиться, и сложил руки на груди. Старуха, которая показала им их жилище, передала Логану распоряжение шамана зайти в Дом Совета. И она упомянула только его имя. Но, как всегда, Рэчел не собиралась с этим считаться.

— Конечно же, он хочет видеть и меня тоже. — Рэчел сделала шаг и только вздохнула, видя, что Логан стоит сжав челюсти и не собираясь уступать дорогу. — Может, я вас там подожду снаружи?

— Нет.

— Но… — Она пыталась проскочить мимо него, но он загородил ей дорогу вытянутой рукой.

— Оставайтесь здесь, — твердо сказал он, и она поняла, что придется подчиниться.

Когда незадолго до этого они подходили к поселку чероки, она с озабоченным видом повернулась к нему.

— Вы не должны никуда ходить без меня, — сказала она. — У меня такое ощущение, что здесь что-то что-то неладно.

Тогда, как и теперь, он пропустил мимо ушей ее слова.

Возможно, этого делать не стоило.

25
{"b":"7358","o":1}