ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кем бы она ни была, Рэчел Эллиот здесь не место.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Зачастую в попытках избавиться от любви мы испытываем гораздо большие страдания, нежели те, что причиняла нам любимая.

Ларошфуко. Афоризмы.

— Я считала, что раньше весны вы не собирались на восток.

— Я передумал.

— Из-за меня?

Когда он посмотрел на нее, щеки Рэчел залил румянец. Конечно из-за нее. Не настолько она глупа, чтобы этого не понимать.

Он не ответил и снова занялся сворачиванием одеял. Мгновение она наблюдала за ним. Его не подвязанные волосы свисали вперед, закрывая лицо. Хоть бы он еще раз взглянул на нее. Правда, это все равно не поможет.

Ее способность воспринимать его мысли и чувства, похоже, совсем пропала.

Даже зная, что из этого ничего не выйдет, Рэчел Попыталась сосредоточиться на нем, но ничего не ощутила. Правда, в этом случае ей вряд ли требовалось читать его мысли, чтобы понять, что у него на уме.

Не зная, чем заняться, она встала с кресла… его кресла, и стала расхаживать по хижине. Они вернулись сюда вчера, через два дня после того, как вышли из Чеоа, поселка чероки. И снова отправлялись в путь завтра. К его брату в Семь Сосен.

— Я думал, что вы устали.

— Да, устала. — Во всяком случае, это было одним из предлогов остаться, когда он сказал ей, что они оставляют жилье на горе. Все без толку. Он был непреклонен.

— Тогда вам лучше прилечь и отдохнуть. — Он завязал сыромятный ремешок и разогнулся, приглаживая волосы пальцами. Она заметила, что он глянул на стоявший на полке кувшин и быстро отвел глаза, стиснув челюсти.

Он не выпил ни капли спиртного с того времени, как они покинули поселок чероки, и было ясно, что сейчас ему хочется выпить. Ее охватило отчаяние. Она придвинулась ближе, загораживая от него предмет вожделения. Его тело только еще сильнее напряглось. Инстинктивно она протянула руку к его плечу. Гордость остановила ее ладонь на полпути.

После схватки с Остенако на горе Логан ее всячески избегал. Он держался почтительно, но всегда отстраненно. Никогда не дотрагивался до нее без крайней необходимости.

Как бы он себя повел, решись она станцевать для него?

Рэчел почти наяву слышала грохот барабанов, ощущая жар в крови. Что бы он стал делать, если бы она начала раскачиваться под неслышимую музыку, притираясь к нему своим телом? Если бы она скинула платье и танцевала перед ним в мерцающем свете очага?

Ее охватило почти неодолимое стремление это выяснить.

Ей хотелось, чтобы он смотрел на нее тем же взглядом, каким смотрел тогда. Чтобы он ее обнял. Чтобы целовал, заставляя забыть обо всем на свете, кроме него.

Но когда его глаза встретились с ее глазами, они были холодны, как зеленые стекляшки.

— Вам надо поспать. Мы выйдем рано. — Не дожидаясь ответа, он отвернулся, продолжая насыпать крупу в маленькие кожаные мешочки.

Ей хотелось закричать, осыпая его обвинениями, колотя кулаками по его груди, — все, что угодно, лишь бы разрушить эту стену, которую он возвел вокруг себя. Она не могла этого понять. Но если на то пошло, она не понимала не только это.

Его жизнь снова была спасена. Возможно, это была не только ее заслуга, но она помогала, как могла, она сделала все возможное, чтобы уберечь его от опасности. И все еще оставалась здесь.

Хотя и ненадолго. Она знала, что он собирался отвести ее к своему брату и оставить там. Это ей удалось из него вытянуть. И если он это сделает, она будет обречена.

* * *

— У вас есть другие смертельные враги?

Они пробирались по тропе, ведущей к Мельнице Маклафлина. Как Логан и собирался, они отправились в путь ранним утром, проснувшись и позавтракав подгорелой комковатой овсянкой еще до того как первые лучи солнца показались из-за вершины горы.

Услышав ее, Логан остановился и оглянулся:

— Не думаю, чтобы кто-то напал на нас по пути к Семи Соснам, если вы это имеете в виду.

— Совсем не это, что вам отлично известно. Она еще не договорила, как он снова зашагал вперед, и Рэчел поспешила за ним.

— Не забудьте про корову, — только и сказал он, когда она поравнялась с ним.

Конечно же, корова. Он поручил ей погонять корову, как будто Рэчел была какой-то молочницей. Он даже вручил ей хворостину для выполнения этой задачи. Рэчел подумывала, не отхлестать ли этой хворостиной Логана, но в конце концов решила, что это не слишком удачная мысль. Она бросила ветку на землю.

— Идем, хозяйка Эллен, — сказала она и, когда та повиновалась, ободряюще добавила: — Вот умница. Да-да, я понимаю, что ты устала, но скоро мы будем отдыхать.

Логан притворился, что не слышал этого разговора. Зачем разговаривать с коровой? Или с собакой, если на то пошло. Он бросил взгляд на пса… на Генри, и покачал головой.

— Вы так и не ответили на мой вопрос.

— Знаю. — Он продолжал шагать по тропе. Через некоторое время он взглянул на нее и шумно вздохнул: — Нет, никаких смертельных врагов, насколько мне известно.

Это уже неплохо, подумала она, хотя теперь возникал вопрос, как она сможет еще раз спасти его.

Словно прочтя ее мысли, он заглянул ей в глаза. Впервые с того момента, как она стала пленницей Остенако, Рэчел заметила огонек юмора в изумрудной глубине.

— Можете считать свою задачу выполненной. Рэчел понимала, что он ее поддразнивает. Он верил в то, что она была послана его спасти, ничуть не больше, чем она — в то, что ее задача выполнена. Но разговаривать с ним — и даже выносить его насмешки — было лучше, чем молча брести вперед. Или слушать жалобы Генри на то, что он не выспался.

— Ваш брат похож на вас?

Он опять насмешливо взглянул на нее. По углам рта у него даже появилось что-то похожее на ямочки.

— Что, собственно, вы имеете в виду?

— Я не спрашиваю, такой же он угрюмый отшельник или нет. Вы уже говорили, что у него есть жена и дети.

— Я бы не сказал, что я отшельник.

— Вот как? — Она приподняла брови, как бы говоря, что он ошибается. — Все равно, расскажите мне про вашего брата.

— Он работает чиновником по делам индейцев в здешних местах. И весьма поглощен своей работой. Он очень привязан к жене и детям.

— Его интересует жизнь чероки?

— Точно. Его мать была чероки. Рэчел со вздохом окликнула корову:

— Хозяйка Эллен, постарайся не отставать. — Она поколебалась, будто не решаясь что-то сказать, потом повернулась к Логану: — Как вы думаете, мы не могли бы сделать передышку?

— Это вы просите или корова?

Не отвечая, она поджала губы. Логан свернул с тропы на полянку, где в воде неторопливо текущего ручья отражались окружающие холмы. Не имело особого значения — остановиться на отдых сейчас или немного позже. Они шли уже достаточно долго и он должен был признать, что ее высочество не жаловалась… Почти.

— Жена вашего брата тоже чероки? — Рэчел напилась из кожаной фляжки Логана и деликатно вытерла губы. Она вернула ему фляжку, довольная тем, что в ней действительно оказалась вода, а не ром.

— Кэролайн? Нет. — Он тоже отпил из фляжки и вытер рот тыльной стороной ладони. — Она из Англии.

— Вот как? Откуда именно?

— Точно не знаю. Вольф говорил мне, что ее отец — граф.

— Граф? — Рэчел наклонилась к нему. — А как его звали? — Может оказаться, что она знает невестку Логана. От этой мысли на нее накатила волна возбуждения. Но Логан знал только фамилию женщины.

— Леди Кэролайн Симмонс, — задумчиво повторила Рэчел. — Пожалуй, я ее не знаю.

— Хм… хм.

— Что вы хотите этим сказать?

— Чем этим?

Рэчел скрестила руки на груди:

— Я отлично знаю, что вы обо мне думаете.

— Ну, я очень рад, что знаете, потому что я понятия не имею, что мне о вас думать. — Логан поднялся. — Нам пора двигаться дальше.

— Вы считаете, что я все выдумываю. — Рэчел торопливо встала, повернулась, чтобы отряхнуть юбку, и решила, что не стоит. Поскольку он ничего не ответил, она схватила его за руку: — Разве не так, разве неправда?

39
{"b":"7358","o":1}