ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Странная привычка женщин – умирать
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать
То, что делает меня
Плюс жизнь
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Брачный контракт на смерть
Янтарный Дьявол
Бельканто
Настоящая любовь
A
A

Логан обхватил ее бедра, приподнимая и насаживая ее на свою пульсирующую плоть.

— Немного подверни ноги, если получится. Да, вот так хорошо.

Последние слова оказались почти неразборчивыми, потому что его язык метнулся ей в рот. В следующее мгновение Рэчел скользнула на гладкий округлый кончик. Его плоть не спеша, чувственно входила в ее плоть. Ее стон наслаждения смешался с его экстазом.

Ее влажные ножны, массируя, обхватили его меч. Логан оторвался от ее губ, хрипло дыша, с трудом хватая воздух, пытаясь взять себя в руки.

— Не двигайся, — прохрипел он, впиваясь пальцами в мягкую плоть ее ягодиц.

— Не могу. О, Логан, пожалуйста, прошу тебя… — Она страстно изгибалась, повторяя свои мольбы между прерывистыми вздохами. Ее соски, отвердевшие и ставшие столь чувствительными, что она с трудом удерживалась от крика, касались влажных волос на его груди. Вода бурлила вокруг их соединенных тел.

Потом его ладонь скользнула между ее ног в чувственном, интимном прикосновении. Она вскрикнула, будучи не в силах — и не желая — сдерживаться. Все ее тело содрогалось. Она почувствовала, как он извергся, наслаждаясь ощущением излившегося в нее семени. Ощущением того, что она с ним составляет единое целое.

Так было всегда, когда они занимались любовью. Все барьеры рушились. Мысли их соединялись, чувства сливались в один поток.

Рэчел без сил упала на его жесткую грудь, с удовлетворением чувствуя его близость, раздумывая, действительно ли их сердца бьются в унисон, или это ей только кажется.

Рэчел не знала, как долго они так сидели, соединенные и умиротворенные, но когда они наконец разъединились, у нее затекли ноги, а вода стала совсем холодной.

Они быстро намылили друг друга, поочередно пользуясь маленьким кусочком мыла. Логан выскочил из бочки, подвинул оставшиеся ведра с водой ближе к огню и повернулся.

Рэчел съежилась в воде. Ее намыленные волосы стояли торчком, окутанные серой пеной, в наблюдавших за ним глазах тлело синее пламя.

Логан в два шага покрыл разделявшее их пространство, поднял ее на ноги и прижался губами к ее губам. У них был мыльный вкус, но он этого почти не заметил.

— Черт побери, Рэчел, мне тебя все время мало. Они поочередно облили скользкие намыленные тела друг друга уже согревшейся водой, смывая остатки грязи. Логан вынул ее из бочки, донес до камина и снова стал целовать, пока их желание не запылало ярче мерцающих огоньков в камине.

Его попытка вытереть ее куском тонкого полотна скорее была похожа на ласку. Но он терпеливо сидел на плетеном коврике, пальцами расчесывая ее волосы, пока они не стали только чуть влажными, и только потом направился вместе с ней к постели.

На этот раз они соединились не спеша, растягивая удовольствие, насыщаясь им. Когда Логан откинулся на спину, Рэчел уткнулась щекой ему в плечо.

— Все-таки это правда. Рэчел придвинулась ближе:

— Что правда? — Через связывающую их нить она ощущала, что он чувствовал… что хотел сказать. Но Рэчел недостаточно было просто знать. Ей хотелось услышать это из его собственных уст.

— Что я люблю вас, — прошептал он и повторил: — Я вас люблю.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Насколько ангелов нечасто появленье, настолько ж коротко в миру их пребыванье. Чуть погостят — и сразу до свиданья.

Диксон Норрис. В память его племянницы.

Она хотела сказать что-то в ответ, но два сильных пальца прижались к ее губам. Комнату окутала тьма, и только фитилек рядом с постелью разбрызгивал искры в лужице вонючего сала, да в камине почти догоревшие дрова уже проваливались сквозь решетку. Рэчел напряженно вглядывалась в лицо Логана, пытаясь в слабом, мерцающем свете определить его выражение.

— Я вовсе не для того сказал вам о своей любви, чтобы вынудить вас ответить тем же. — Один палец очертил влажную линию сжатых губ и проскользнул ей в рот. — Просто для меня это совсем новое чувство. Хотя я думаю, что по отношению к вам оно было с самого начала.

— И все же вы не знаете, что со мной делать, — непроизвольно вырвалось у нее. Потому что его мысли были ее мыслями. Она не могла их не слышать.

Он повернулся, чтобы лучше ее видеть:

— Рэчел, я буду вас защищать… даже ценой жизни. Я никому никогда не позволю сделать вам больно.

Рэчел дотронулась до синяка под его глазом. Он боялся, что она не в своем уме, и все же любил ее. Поклялся самому себе, что никто ее у него не отнимет. Ей так хотелось этого, когда она лежала обняв его за шею. Хотелось забыть о своем прошлом, о той жизни, которую она знала раньше. Остаться с ним, укрывшись в его объятиях.

Хотелось настолько, что она пообещала Логану, дать ему возможность утром поговорить с лордом Бингамом.

— Может, мы обсудим все это и…

И что? Этого Логан не знал. Но ради нее он готов был попытаться.

Спустя некоторое время Рэчел потихоньку соскользнула с кровати. Логан спал, повернувшись в ее сторону. Спутанные волосы прикрывали его щеку. Ей никак не удавалось заснуть, и она так долго его разглядывала, напрягая глаза в темноте, что они начали болеть. Она старалась запомнить каждую его черточку, вдыхая его запах, чуть дотрагиваясь пальцами до плеча.

Стараясь не шуметь, Рэчел разожгла огонь… как научил ее он. Потом сгребла их грязную одежду и бросила ее в теперь уже ледяную воду в бочке. Она как могла старательно выстирала и прополоскала его рубаху, отжала ее и повесила на спинку стула. На свои нижние юбки и платье она не стала тратить столько времени, и, вообще, простирнула их только потому, что они принадлежали Кэролайн.

Разжечь для него огонь, выстирать его одежду… Рэчел почти готова была поверить в то, что все сложилось так, как он хотел. Что она его женщина, а он ее мужчина. Что судьба вовсе не сыграла с ними такую злую шутку.

Когда все было развешано у очага, Рэчел натянула чистые сорочку и платье, тоже одолженные ей Кэролайн, потом открыла рюкзак Логана в поисках ножа.

Глухой стук металла громом отдался в ее ушах, но когда она бросила опасливый взгляд через плечо — Логан продолжал крепко спать. Сказанные им этой ночью слова служили доказательством того, что он сделает все возможное, чтобы уберечь ее от опасности. И тем самым подвергнет опасности себя. Чего она не могла допустить.

Сейчас стремление защитить Логана не имело почти никакого отношения к ее желанию вернуться к своей прежней жизни. Он был ей очень дорог. Она окончательно это поняла, пробираясь вдоль темного коридора к комнатам, которые занимал герцог Бинтам. Когда она думала сегодня, что они собираются убить его, она ни разу не вспомнила о том, чем это ей грозит.

Она боялась только за Логана.

Думала только о нем.

Именно поэтому она на цыпочках пробиралась мимо похрапывающего оттопырив толстые губы охранника. В Англии лорд Бингам никогда бы не допустил такого. Этот растяпа не проснулся даже тогда, когда она вытащила ключ из кармана его сюртука.

Комнату освещал только свет тлевших в очаге углей. Но его вполне хватало, чтобы видеть — слуги лорда Бингама обставили комнату принадлежавшими ему вещами: канделябры, вышитые коврики, кресла, письменный столик. Знаки богатства и высокого положения, с которыми он не расставался.

Которые очень скоро ничего для него не будут значить, подумала Рэчел, потихоньку приоткрывая дверь его спальни. Принеся из другой комнаты горящую лучинку, она зажгла канделябр на комоде у кровати и наклонилась к спящему. Он не проснулся, даже когда лезвие ножа почти коснулось его шеи. Из объятий Морфея его вырвало только его имя, произнесенное легким шепотом.

Его сдавленный крик сразу оборвался, когда она чуть прижала лезвие. Ей были видны белки его глаз, которыми он в ужасе уставился на нее. Она чувствовала его смятение и наслаждалась им, отлично помня выражение лица Элизабет за несколько мгновений до того, как выпущенная Бингамом пуля оборвала ее жизнь.

62
{"b":"7358","o":1}