ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако бравировать долго не получается – меня пронзает острой болью внизу живота, сгибаюсь, кусаю губы, чтобы не застонать.

– Что такое? Снова игры? – без малейшего сочувствия произносит мужчина. Однако поднимается, подходит ко мне, берёт за локоть и тянет вверх.

С трудом распрямляюсь, вскидываю на него затуманенный болью взгляд, шепчу одними губами:

– Это правда.

И, наверное, что-то в моём лице его убеждает в искренности моих слов. Сильные пальцы сжимаются на моём локте.

– Идём, – говорит он.

– К-куда? – слабо возражаю я, но уже семеню за ним.

– Станешь на учёт в лучшем перинатальном центре. А потом поедем ко мне домой.

– Зачем? – удивляюсь я.

– Чтобы ты нормально, без нервов и эксцессов смогла выносить и родить моего наследника.

– Только – выносить и родить? – с ужасом переспрашиваю я.

– Да, – резко отвечает он. – Для тебя ничего не меняется. Родишь – я заберу ребёнка. Ты получишь ту сумму, которая указана в договоре. Ничего не меняется, Рита. Ты по-прежнему – суррогатная мать.

(не) мама для наследника (СИ) - _3.jpg
Глава 1
(не) мама для наследника (СИ) - _4.jpg

ЯРОСЛАВ

Как же они уже достали, эти озабоченные дамочки! Я постоянно,  словно в оккупации под их жадными взглядами. И постоянно живу с ощущением, что я –  просто кусок мяса, хотя, не просто, а лакомый кусок мяса в вольере голодных тигриц! Вот и еще одна на мою голову свалилась: такая хрупкая, юная и свежая. Но и у нее в моем присутствии глаза заволокло туманной поволокой, влажные губки приоткрылись, пропуская неровное дыхание. Да что ж такое-то? Почему-то именно этот чуть приоткрытый ротик и именно эта бурно вздымающаяся грудь  пистолетным выстрелом  срикошетили мне в пах – там все мгновенно окаменело! Маргарита, Марго – ведьма, не иначе! Околдовала меня своими ведьмовскими, чуть насмешливыми глазами. Смешливая, значит. Ну, посмотрим, кто посмеется последним.  А фигурка у нее, что надо, и грудь такая – прямо в ладони просится, и ножки – ммм, я бы такие раздвинул!

Это сумасшествие какое-то, точно околдовала!  Вот и получила – заломал ее прямо в кабинете. К черту этот договор! Эта фабрика у меня уже в печенках сидит, а тут она со своими губами, грудью и ногами в расслабляющей полутьме! Хотя, конечно, обычно я себе такого не позволяю. Не подросток давно уже и умею справиться с гормонами. Однако сегодня что-то пошло не так. Чувствовал себя потом, словно вдрызг пьяный. Марго – точно ведьма, даже снилась мне на следующую ночь, хотя обычно я снов не вижу или не запоминаю их. А тут, надо же, запомнил. Даже во сне я яростно трахал гибкую, отзывчиво стонущую подо мной девчонку. Проснулся от ощущения неудовлетворенности – хоть эскортницу вызывай!  Долго сонный и перевозбужденный сидел на постели, чего за мной никогда не водилось, и размышлял о нелепости бытия: кого хочу, не знаю, а кого знаю, не хочу.

Хмыкнул, признаваясь себе, что прекрасно знаю, кого хочу – Маргариту  Дмитриевну, младшего помощника штатного юриста в моей собственной фирме. Долгие годы в своем частном охранном предприятии я обходился самым безобидным для моего спокойствия персоналом: парни-бойцы и хорошие работницы, а не эстетичные глянцевые картинки – тетки в бухгалтерии, юристы и менеджеры. Только недавно появились Верочка и Маргарита – красавицы, услада глаз для моих бойцов, теперь еще и моя головная боль. Марго-Марго, что же делать-то с тобой теперь? По-хорошему, стоило бы жениться и пусть рожает мне наследника, тогда и эта чертова клиника мне будет не нужна.

Но вот как раз жениться я не горю желанием от слова совсем. Я не готов сунуть голову в ярмо, которое на всю жизнь. Мне армейки хватило – то еще рабство. В моем возрасте достаточно позорно на эротические образы гонять в кулак, чтобы слить «материал» в баночку для дальнейших процедур!

Поэтому одним из условий моего договора с клиникой было, что исполнительница будет иметь со мной личный контакт для внедрения ей моего «материала». За это я согласился заплатить дополнительно и совсем не мало, мои эскортницы столько, наверное, за месяц получают, а тут – за один раз!

Получил звонок из клиники, что у них есть для меня кандидатка, и помчался встретиться с будущей мамочкой моего наследника. Годы идут, я всю жизнь провел то в армейке, то и вовсе на войне. Спасибо знакомому, бывшему однокласснику Димке Фомичеву, который после моего увольнения в запас меня перехватил на гражданке и втянул в этот бизнес. Фирму мы подняли на удивление быстро – хорошая охрана всегда в цене и востребована! Димка сразу соскочил с управления, а мне теперь разгребай.

 Все это во мне бурлило, пока я нетерпеливо ждал кандидатку для знакомства. Дамочки! Конечно, она запаздывала.

А потом пришла Марго, и у мня внутри все скрутило от новой порции почти неконтролируемого желания. Да, какого черта! И что она вообще тут делает?

Привычным жестом приглашаю подчиненную разместиться передо мной. Какая же она невозможно сексуальная! Вот и одежда, вроде, простая, скромная, но выглядит на ней так, что у меня мозги сплавились в единый липкий комок похоти. Я же помню все ее тело до мелочей, никакой одеждой от меня не скрыть полные груди, плоский животик, коварную впадинку пупка, волнующий изгиб холмика  лобка, трепещущие от желания мышцы внутренней поверхности бедер, мягкую округлость сочных ягодиц. Черт!

Спокойно, Ярик, девчонка хороша, но это – не повод набрасывать себе на шею ярмо!

 Что такое? Этот растиражированный жест, когда самочка хрупкой ладошкой прикрывает свой животик, где греется будущее потомство,  ни с чем не перепутаешь. Она беременна? От кого? Я ведь отчетливо помню преграду, которую безжалостно протаранил своим членом тогда в ночи, её крик, заглушенный моим голодным поцелуем, да следы крови мне тоже не померещились – совсем немного, но они были, я не спятил!

Быстро мысленно прокручиваю календарь, и меня взрывает. Она специально! Поймала меня на свою девственную дырочку и невинные глазки, зараза! Но так просто меня не заполучить! И вообще, как она меня здесь нашла? Если эта девка думает, что заполучила меня и теперь просто «пасет» ценного барашка, то придётся ее разочаровать – Ярослав Демидов – бараном не является, никогда не  был и не собирается им становиться! Но я не могу не признать, что свою невинность и случайность нашего безумия она отыграла виртуозно.

 Вот и сейчас играет невозмутимость с таким мастерством, что сам Станиславский рукоплещет стоя! Скривилась, как от боли – Оскара Маргарите! Вот только бледность на лице не каждая сыграть может. А что, если ей и правда плохо, а я тут хихоньки придумываю? Прощу ли я себе потом чью-то жизнь?  И кувалдой по голове – вдруг это мой малыш сейчас под угрозой? Срываюсь с места и тащу ее за собой – пусть ее осмотрят местные эскулапы, а от чьего головастика в ней жизнь разберемся потом, когда этой самой жизни железно ничто не будет угрожать!

– Это правда, – едва слышно шепчет она, а у самой взгляд в дымке, отчего у меня короткие волоски на затылке встают дыбом. Там, в горячих точках я уже видел такой взгляд. Как правило, мы этих ребят не довозили до госпиталя живыми. Высасывающую жизнь боль – вот что означал этот туман!

– Идем! – поторапливаю я, борясь с желанием поднять ее на руки и отнести туда, где ей окажут помощь.

– Зачем? – довольно живенько удивляется девушка. Разве я сам знаю ответ на этот скользкий вопрос? Но ответить надо, и я выкручиваюсь, прикрывшись мерзкой полумасочкой заботливости:

– Чтобы ты нормально, без нервов и эксцессов, смогла выносить и родить моего наследника, – делаю нажим на слове «моего».

– Только выносить и родить? – кажется, у нее даже губы побелели, но я давлю в себе порыв неуместной жалости. Я уже сложил два и два и понял, что она пришла в клинику не совсем за мной. Случайную девицу персонал бы ко мне не пропустил. Значит, она та самая исполнительница.

2
{"b":"736099","o":1}