ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо если так, — не совсем убедительно отозвалась сестра. — Но я бы все же советовала тебе быть осторожной, Арина.

Я закатила глаза и ради её душевного спокойствия выдавила обещание, что буду.

7

Последний день перед выходным тянулся особенно медленно. Несмотря на это у меня было, как никогда, приподнятое настроение и я делилась им с малышкой. А еще мягко настраивала её на то, что один денек придется провести без меня.

Сначала Вика не придала значения моей новости, но потом начала проявлять недовольство. Я пыталась её утешить обещаниями привезти сюрприз, но, в конце концов, решила, что нужно пойти другим путем. Я рассказала ей о своей семье, которая соскучилась по мне и которая очень ждет этого дня. К моему удивлению малышка, точно взрослая, согласилась с тем, что выходной мне все-таки нужен по веской причине и лишь взяла с меня обещание, что я вернусь с первым солнышком.

Я не знала, кто будет следить за ней, и немного переживала по этому поводу. Слишком быстро привязывалась к людям, а к Викки тем более прониклась. Ей бы завести друзей среди своих сверстников… Я решила, что стоит сказать об этом её дяде, но конечно побаивалась его реакции. У такого человека по любому все схвачено и вряд ли он об этом не думал. Да и пересекаться с Вараввой лишний раз очень-очень не хотелось.

Вечером Викки долго не хотела засыпать. Как будто нарочно оттягивала время, баловалась и капризно перебирала сказки одну за другой. В итоге природа взяла свое, и малышка все-таки уснула у меня на руках. Аккуратно переложив её в кровать, я включила ночник и тихонько покинула комнату.

Ужасно хотелось спать. А еще пить, поэтому я первым делом направилась на кухню. Хозяйская находилась ближе, так что я решила — никто не обеднеет, если я просто попью воды.

В просторном помещении горел приглушенный свет, и я не стала включать общий. Сразу направилась к раковине и взяла с полки стакан. Хрустальный графин сбоку был наполнен до краев, но мои пальцы крутанули барашек крана — мало ли, сколько она стоит. К тому же в водопроводе были установлены достаточно мощные фильтры.

Закрыв кран, я только поднесла стакан к губам, как вдруг услышала сзади тяжелые шаги. И они остановились прямо за моей спиной.

Так и не сделав глоток, я медленно обернулась, заранее предчувствуя кого увижу. И все равно встретившись взглядом с хозяином этого дома, от испуга едва не выронила из рук стакан с водой.

Гулкое биение сердца в груди не заставило себя ждать — он стоял всего в двух шагах и задумчиво изучал меня своими пронзительными глазами.

— Вы меня напугали, — выдохнула я с неловкой улыбкой, поспешив вернуть стакан на столешницу, чтобы ненароком его не разбить.

Варавва ничего не ответил. Вместо этого неожиданно шагнул ко мне почти вплотную, вынуждая вжаться ягодицами в столешницу.

— Неужели. Я такой страшный, Арина? — всерьез поинтересовался он, внезапно переходя на «ты», и склонившись так близко к моему лицу, что я ощутила мужское дыхание с нотами цитруса и мяты…

Стало совсем не по себе. Через ступор внутри тут же забился протест — я должна как-то прекратить это! Прогнать его из своего личного пространства, и потребовать впредь соблюдать дистанцию! Но меня прямо парализовало от растерянности и паники, остро заструившейся по венам.

— С чего вы взяли? Вовсе нет, — глухо возразила я, стараясь придать своему севшему голосу как можно большую твердость. — Я просто не ожидала, что увижу вас здесь…

— Твое тело выдает тебя, — самоуверенно констатировал Марк Алексеевич, плавно положив руку на столешницу справа от меня, тем самым отрезав мне путь к отступлению.

Впрочем, я бы итак никуда от него не делась. Как тот кролик, что застыл перед удавом, я не могла заставить себя ни сдвинуться с места, ни даже пальцем пошевелить! Только, задрав голову, невольно рассматривала красивое лицо своего работодателя, которое впервые оказалось так близко: высокие скулы, прямой нос, идеально очерченные полноватые губы, что сейчас были напряжены и сжаты. Волевой подбородок покрывала густая темная щетина, разбавленная русыми волосками. Зачем-то представила, насколько она может быть жесткой…

— Каждый раз, когда я появляюсь в поле зрения, твои движения становятся скованными, голос — неестественным, — невозмутимо продолжал Варавва, будто прямо сейчас залез в мой мозг и увидел там все, что нужно. — Ты боишься меня. И в то же время очень хочешь, чтобы обратил на тебя внимание.

Мои глаза расширились от услышанного.

— Что… что вы такое говорите?.. — возмутилась я, резко опомнившись. — Отойдите, пожалуйста! Вы нарушаете мое личное пространство.

Я едва дернулась в сторону, желая выйти из тесного участка между крепким мужским телом и столешницей, однако мне тут же отрезали путь. Хозяин дома положил вторую ладонь на столешницу слева от меня, таким образом, заключив в капкан рук.

— Пропустите! — потребовала я, гневно встретившись с янтарными глазами. Они нагло блуждали по моему лицу с легким прищуром, отражая какой-то хищный интерес. И интерес этот мне совсем не нравился.

Варавва будто бы не услышал меня. Так и продолжал давить своим вниманием, доводя до исступления мою уравновешенную натуру. Лишь когда воздух вокруг уже казалось, накалился до предела, он без спешки отступил на шаг и, как ни в чем не бывало, выдал:

— Мне нравится, как ты работаешь — я предпочитаю ответственных и исполнительных подчиненных. Бояться меня не нужно. Но и строить романтические иллюзии на мой счет тоже. Твоя задача — полностью сосредоточиться на девочке. Ничто не должно отвлекать тебя от нее.

Сказав это, хозяин дома словно потерял ко мне всякий интерес, развернулся и пошел на выход. А меня накрыло… Такой удушливой волной возмущения, что в первые секунды я лишь беспомощно открывала и закрывала рот. Но, когда он уже достиг порога кухни, вдруг выпалила ему в спину:

— Вы слишком много на себя берете, господин Варавва!

Он остановился, медленно развернулся, и посмотрел на меня, едва вскинув вверх очерченные брови.

От унижения и стыда меня буквально колотило всю. В тот момент я не боялась, что он разозлится и уволит меня. Или сделает что-то другое, чтобы наказать и поставить на место. Главным приоритетом было защитить свое уязвленное достоинство.

— Я полностью сосредоточена на Викки, и не строила на ваш счет никаких иллюзий! Если вы думаете, что все девушки от одного взгляда на вас дрожат и без памяти влюбляются, то вы очень ошибаетесь! Если честно, я вообще не понимаю, за что вас считают гением и супер-психологом?! Вы даже не в состоянии отличить влюбленность от элементарного волнения перед малознакомым человеком!

Сказала и тут же пожалела о собственной дерзости. Думала, все… Сейчас он вышвырнет меня из своего дома прямо ночью! Однако на лице Вараввы не дрогнул ни один мускул, лишь взгляд как будто стал придирчивее.

— А ты не так проста, — вдруг одобрительно заметил он, улыбнувшись одними губами. — Только глупый верит слухам, верно? Если убрать всю мишуру и антураж, который мне приписывают, ничего ведь не останется. Разве что разбалованный, надменный богатей со скверным характером.

Я беспомощно уставилась на своего работодателя. Мне потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать сказанное.

— Откуда вы… — растерянно захлопала глазами, сгорая от стыда. Однако это не помешало мне найти повод для обвинений: — Вы что, подслушиваете мои телефонные разговоры?!

— Разумеется, нет, — ледяным тоном отрезал Варавва. — Ты должна была догадаться, Арина, что все линии в этом доме прослушиваются службой безопасности. Так же в их обязанности входит сообщать мне о нарушении конфиденциальности со стороны персонала.

Боже…

Я на мгновение прикрыла глаза, чтобы собраться с мыслями. Значит, охрана сообщила своему хозяину, что я трепалась о нем по телефону с сестрой. И после он лично прослушал запись того разговора! Иначе, откуда бы еще Варавва знал дословно мою фразу?

10
{"b":"736107","o":1}