ЛитМир - Электронная Библиотека

Тем временем Варавва медленно провел пальцами по щиколотке моей правой ноги, задержался на коленке, затем спустился по бедру и, минуя сокровенное место, положил свою горячую ладонь на мой живот. Когда он вновь оказался рядом, я демонстративно отвернула голову. Однако в следующую секунду мое хмурое лицо вытянулось, а губы резко втянули воздух — ладонь Марка переместилась ниже, и я ощутила наглое вторжение между ног! Не успела даже раскрыть рот для пылких возмущений, как он запустил пальцы в мои волосы, мгновенно фиксируя голову, и над ухом раздался его низкий голос:

— Я знаю, как ты устала от собственных страхов. — Беспомощный писк сорвался с моих губ, когда Варавва углубился в складочки и одновременно обвел горячим языком мочку уха. — Обещаю — я избавлю тебя от них.

По венам заструилось горячее коварное желание, от которого тело бросило в жар, а разум застелило пеленой. Он продолжал ласкать меня между ног, обжигая дыханием эрогенное место, и внизу живота стремительно разливалась тяжесть возбуждения. Кожа то и дело покрывалось мурашками, а дыхание все чаще срывалось.

— Марк… — в какой-то момент я все же нашла силы прийти в себя. — Не надо так!

Но он будто не слышал. Освободив мои волосы, он переместился ниже и, обхватив ладонью грудь, накрыл ртом торчащий сосок. Второй он сдавил пальцами и нещадно потянул.

— Ох!.. — я выгнулась и неожиданно для себя царапнула когтями плед.

Однако это все, чему подчинилось мое тело. Сознательная попытка двинуться так же не увенчалась успехом.

Негодяй!

Чертов фокусник — что он сделал со мной?!

— Раздвинь ноги, — вдруг услышала приказ и глазам своим не поверила, когда мои колени послушно разошлись в разные стороны.

Большие ладони Вараввы тут же легли на внутреннюю сторону бедер, провели вниз, едва касаясь чувственного места, обхватили талию и рывком придвинули меня ближе к краю.

Резко подняв голову, я встретилась с янтарными глазами, и как можно требовательнее произнесла:

— Остановись!..

Очерченная бровь Марка насмешливо выгнулась, особенно когда он увидел, как исказилось мое лицо, стоило ему коснуться разгоряченной плоти, требующей ласки.

— Расслабься, Арина. Этот опыт пойдет тебе на пользу.

Прежде чем я успела осознать смысл сказанных слов, он наклонился к моему бедру и коротко провел по нему языком. Моя голова тут же рухнула на стол, а внимание всецело сосредоточилось на ощущениях.

— Что ты… — сорвалось, когда ласка горячего языка переместилась неприлично ниже.

Неожиданно Варавва обхватил мои бедра и, дернув на себя, придавил их к моему животу. Я никогда в жизни не оказывалась в такой развратной позе! Безумно хотелось перевернуться и прикрыться, но я как пластилиновая кукла, не могла двинуться без своего хозяина!

Глаза расширились, когда я ощутила, что горячий язык Марка провел прямо ТАМ! Щеки загорели пламенем от дикого смущения, стянувшего меня в кокон с головы до ног. И пока я покрывалась испариной от стыда и мощи незнакомых ощущений, он спокойно продолжал целовать мою плоть и с каждой новой секундой эти поцелуи становились все порочнее!

Скоро меня уже совсем не волновала поза, в которой я находилась, место, время и обстоятельства. Все сосредоточилось на одном, и я не хотела, чтобы это прекращалось! Издавая бесстыдные стоны, я металась как в бреду, что-то лепетала и даже выгибалась навстречу дразнящим, развратным поцелуям мужчины, который непомерно волновал мою фантазию. До сумасшествия хотелось прийти к чему-то… что освободит желание, распирающее меня изнутри! Казалось, я подходила все ближе и ближе, к тому, чего ждала, но все равно это произошло неожиданно…

— О боже… Боже!

Дыхание стало частым и отрывистым, я резко сжалась и сдавленно выкрикнула, ощущая спазмы волной проходящие по телу. Это длилось всего секунды, но мне показалось, я вылетела из реальности на вечность! Ощутила каждую грань её и нехотя вернулась назад.

Разве может быть настолько приятно? Я даже подумать не могла…

— Умница, — похвалил Марк, приятно погладив меня по бедру.

Стянув пиджак со спинки кресла, он помог мне сесть и обернул им мои плечи. Я же не поднимала глаз. Даже когда Варавва притянул меня к краю стола, обнял и прижал к себе как маленького ребенка. Будто хотел защитить от всего мира. И я действительно чувствовала себя защищенной. Такой покой охватил каждую клеточку моего тела, что не хотелось двигаться. Не хотелось думать о том, что он творил со мной всего минуту назад. Не хотелось говорить…

18

— Все хорошо?

Марк ласково погладил меня по щеке и поддел большим пальцем подбородок, вынуждая поднять голову. На миг, окунувшись в теплое пламя его глаз, я смущенно спрятала взгляд.

— Да, — неуверенно обронила. — Я просто… растеряна.

— Понимаю, — сдержанно отозвался хозяин кабинета. — Прежде с тобой такого не происходило.

Это не звучало как вопрос, но я все же тихо подтвердила:

— Нет.

— Но страх все же не ушел, — вдруг констатировал Марк серьезным тоном, перехватив мой растерянный взгляд. — И он не уйдет, Арина. Пока ты его не освободишь.

Мурашки сбежали по коже. Он отошел от стола, а мне вдруг стало холодно и… тревожно. Как будто я услышала вердикт, который все это время не желала осознавать. И то, что Варавва вынес его, заставило меня не на шутку занервничать! Словно я уже была обречена. Словно я никогда так и не решусь выползти из своего панциря и не позволю себе жить нормально! А все из-за какого-то мерзавца…

Приближаясь ко мне с одеждой, Марк замедлил ход и нахмурился, столкнувшись с моим застывшим взглядом.

— Он… Он был моим первым мужчиной, — вдруг выдали мои губы.

Марк опустил руку, в которой удерживал мое платье и всем своим видом показал, что готов слушать. Мне же понадобилось время, чтобы продолжить говорить. Все мое существо мгновенно окунулось в отрывок жизни, который я бы хотела навсегда вырезать из памяти!

— Я была влюблена и так… счастлива, что совсем не замечала тревожных маячков внутри!.. — призналась я сдавленно. — Не реагировала на какие-то моменты, когда он был не сдержан и вел себя хладнокровно.

Сделав прерывистый вздох, я опустила глаза на свои дрожащие руки, которые взволнованно перебирали край пиджака.

— В первый раз мне было очень больно. Но это не остановило его… Он не закончил пока… пока не получил свое удовольствие. Я посчитала, что так и должно быть, — беспомощно пожала я плечами. — Что больно всем, но нужно идти до конца! Потом… был перерыв. Точнее я искала причины, чтобы избежать близости. Я боялась и оттягивала время как могла! Но однажды, Ренату это надоело. И он… он…

— Что он сделал, Арина?! — разрезал пространство суровый баритон Вараввы.

Так больно было вспоминать об этом. Еще больнее говорить… Стыдно, унизительно! Несправедливо.

— В тот вечер мы приехали с гостей, — заставила я себя собраться, хотя за слезами уже ничего не видела. — Ренат нарочно привез меня к себе. Там, где никто не помешает, где мне… некуда будет бежать. Он начал зажимать меня чуть ли не с порога, а когда я попросила остановиться… Он будто с цепи сорвался! Больно заломил мне руки, толкнул животом на стол, порвал платье, и… Он взял меня силой…

Сказав это вслух, я ощутила такой болезненный удар сердца в груди, что жгучие слезы брызнули из глаз.

— Я даже подумать не могла, что он способен на такое!.. — выпалила навзрыд. — Я молила и плакала, но он все равно продолжал! А после… сказал, что это моя вина. Что мне нужно было просто расслабиться, а он не собирался записывать себя в евнухи.

В кабинете воцарилось молчание, но оно вовсе не давило на меня. Мне нужно было отойти от этих событий, от мерзкого ощущения, в которое я погрузилась с головой.

— Мне очень жаль, — вдруг услышала сдержанное, и впервые взглянула на Марка.

Его глаза смотрели на меня в упор, а лицо напоминало каменное изваяние. Шагнув к столу, он положил мою одежду и бережно стянул с моих плеч пиджак. Не говоря ни слова, одел меня и помог слезть со стола.

29
{"b":"736107","o":1}