ЛитМир - Электронная Библиотека

Это невозможно было контролировать.

Сердце вылетало из груди как сумасшедшее, а на глазах даже выступили слезы! Словно ласковая плеть била в одном месте, еще, еще и еще…

Марк нарочно не выходил из меня — он наслаждался тем, как сжимается мое лоно в оргазме, упивался или просто грамотно затягивал ощущение экстаза.

Второй раз я кончила на спине, когда сверху меня придавливало его крепкое, атлетичное тело, когда мы были лицом к лицу, и его член в одном темпе заходил глубоко в мое лоно. Через туман экстаза я ощутила, как семя обожгло живот и удовлетворенно выдохнула. Почем-то захотелось коснуться пальцами этой теплой жидкости, которая стягивала кожу.

Приятная. Вязкая и нежная.

Марк бесследно стер все влажным полотенцем и, пробыв некоторое время в ванной, вернулся ко мне. Устало прильнув к его груди, я принялась любоваться мужским лицом, которое, наконец, смогла увидеть в свете настольной лампы.

— Хочешь что-то мне сказать, Арина? — хрипло поинтересовался он, глянув на меня из-под полуприкрытых век.

«Я люблю тебя» — пронеслось в моей голове и наверняка отразилось в глазах, но только не вслух.

Не дождавшись ответа, Марк накрыл ладонью мой затылок и прижался губами к моему лбу.

— Спи.

Я послушно прикрыла глаза и тихо вздохнула. Жаль, что он не умел читать мысли…

22

Сладко потянувшись, я зажмурилась от света ласковых лучей, что теплом коснулись моего лица. Как будто кто-то бесшумно приоткрыл шторы, позволяя дню зайти в комнату.

Первое пробуждение встретило меня красочными воспоминаниями и невольной улыбкой на губах. Однако уже в следующее мгновение я резко распахнула глаза и, подскочив в кровати, неуклюже потянулась к электронным часам на тумбочке.

Девять утра…

Черт! Почему не сработал будильник?

Растерянно повернув голову, где меня ждала лишь смятая простынь, я вдруг вспомнила, что не заводила вчера будильник. А еще, что у меня сегодня выходной.

Облегченно выдохнув и пропустив внутри отголоски досады, я подтянула одеяло к груди и прислонилась спиной к изголовью кровати. Потерла глаза и, наконец, разглядела мужской силуэт, который все это время стоял у окна, а теперь не спеша двигался ко мне.

— Доброе утро, — смущенно прохрипела, я мгновенно оживившись.

Уже одетый в строгую рубашку и брюки, Марк возвысился надо мной и ласково зарылся пальцами в волосы.

— Привет.

Видеть его утром в своей комнате казалось таким же нереальным как сон. Но он действительно находился здесь. И он провел со мной ночь…

— Когда ты вернулся? — озабоченно спросила, ежась от приятных мурашек, гуляющих по плечам от его прикосновений.

— Ты уже спала.

Я не сдержала улыбки от мысли, что он решил прийти ко мне прямо среди ночи, не откладывая. Но она быстро померкла, стоило вспомнить неделю, которая я провела без него. Неделю, которая дала мне много пищи для размышлений.

— Твои командировки всегда так неожиданно происходят, — мягко заметила я, встретившись с янтарными глазами. В свете солнца цвет их становился особенно насыщенным и мистическим.

— Общение с иностранными партерами неотъемлемая часть моей работы, — непринужденно пояснил он.

— О… Нет, я в полной мере понимаю, как они важны!.. — поспешила поправиться, чтобы Варавва не подумал, будто мне пришло в голову роптать на его деловую жизнь.

— Но тебя что-то беспокоит, — заключил он, слегка прищурив глаза.

Я опустила неловкий взгляд на свои руки, и заправила за ухо локоны, упавшие на лицо.

— Да… Есть кое-что, о чем я хотела с тобой поговорить.

— Хорошо. Я слушаю, — с готовностью отозвался Марк.

Мои напряженные пальцы принялись нервно сминать одеяло. Это оказалось сложнее, чем я предполагала…

— Возможно, я забегаю вперед, и тебе покажется все это глупостью, — нервно усмехнулась я. — Но мне действительно нужно знать… Понимать, кто я для тебя? Пока все еще не слишком далеко зашло.

Его молчание давило на нервы бетонной плитой. И по лицу ничего не прочтешь — лишь легкая хмурость, а так, будто маска из камня.

— Боюсь, слишком поздно, — вдруг выдал Варавва, и мое сердце гулко забилось в груди.

— Что?..

— Все уже далеко зашло, Арина. И ты знаешь это.

Я сглотнула, глядя на него с жалким непониманием. Или точнее с настороженность, потому что он был прав — наша связь давно перешла все границы осторожностей и какого-либо трезвого анализа. По крайней мере, с моими чувствами все было однозначно, и, похоже, Марк говорил именно об этом.

— Тогда тем более я должна знать ответ, — сказала я на одном дыхании, глядя ему в глаза. Затем неожиданно добавила: — Хотя возможно я итак знаю…

— Вот как?

Взгляд Марка не отражал и толики любопытства, только какую-то острую сосредоточенность.

— Да, — с вызовом заявила я. — Это ведь очевидно. Можно сказать все, что угодно, но действия всегда оказываются красноречивее слов.

— И какие выводы ты сделала исходя из моих действий? — сдержанно спросил он.

Сделав неполный вдох, я отвела напряженный взгляд в пространство и повела плечом. Молчала какое-то время, но Марк упрямо ждал ответ, что невольно заставляло меня нервничать. Просто уму непостижимо как можно без слов произвести давление на человека!

— Ты ведь знаешь обо мне больше, чем самые близкие мои люди, — в итоге заговорила я, задумчиво посмотрев на него. — Но я не знаю о тебе ровным счетом ничего! Я просто слепо доверяю правилам и границам, которые ты устанавливаешь для наших отношений. Хотя наши встречи сложно назвать отношениями, но… это единственное, что у меня есть. Потому что за пределами этих встреч я — просто няня, а ты — мой начальник. Я никак не участвую в твоей жизни, и ты не участвуешь в моей. Если ты уезжаешь в командировку, я узнаю об этом случайно и мне неизвестно, когда ты вернешься. Но так или иначе я жду… И ничего не могу с собой поделать.

Я запнулась, но было поздно. Хотя какой смысл скрывать от мастера психологии свои слабости?

— Ты так и не ответила на мой вопрос, — непреклонно напомнил Марк. — Что кроется за всем этим?

Задумчиво и грустно взглянув на него, я неуверенно выдала:

— Думаю… для тебя я что-то вроде профессионального увлечения. Если вначале ты хотел меня проучить, то после, я превратилась в сложный клинический случай, которому ты бросил вызов. И…в конце концов, тебе станет это неинтересно. Просто наскучит как собранный пазл.

Марк выслушал меня с таким вниманием и терпением, что даже не по себе стало.

— Ты права, — вдруг огорошил он меня невозмутимым ответом. — Сначала я действительно хотел тебя проучить. И да, я использовал профессиональный навык, чтобы помочь тебе преодолеть болезненное прошлое. Но ты упустила главное…

Я хмуро уставилась на него и уже открыла рот для вопроса, но он не дал его задать. Взял мое лицо в руки и требовательно заглянул в глаза.

— Возможно, есть причины, по которым я не хочу, чтобы ты узнала меня слишком хорошо. Я вовсе не отличаюсь альтруизмом и не люблю давать определения, Арина, но скажу: ты не девочка для игр. Мне не плевать на твои чувства, иначе поверь, ты бы еще долго не видела разницы между реальностью и выдумкой, — выдал он, понизив голос. — Это главное, что тебе нужно знать. В остальном — тебе придется мне довериться.

По телу пронеслось стягивающая волна замешательства, и я отвела растерянный взгляд.

— У тебя всегда есть выбор, — вдруг подсказал Варавва серьезным тоном. — Ты можешь согласиться или прекратить все прямо здесь и сейчас. Но не стоит откладывать, поэтому я спрошу: ты хочешь все закончить?

Сердце тут же сжалось в комок и, даже не успев подумать, я отрицательно мотнула головой.

— Хорошо, — удовлетворенно улыбнулся он, погладив большим пальцем мою щеку. — Мне нужно было это знать.

Марк отстранился и отошел от кровати, я а с потерянным видом уставилась в пространство. И почему внутри прошло чувство, будто ему вовсе не требовался ответ?

36
{"b":"736107","o":1}