ЛитМир - Электронная Библиотека

Как самая эффективная анестезия. Жаль, что она несла лишь временный характер

Отрывисто дыша, я впилась пальцами в мужскую спину, предчувствуя оргазм. Когда он пронзил меня мощной волной, я не сдерживала крики — я дарила их дьяволу, который придавил меня своим телом и замер внутри, наслаждаясь спазмами тугих стеночек.

Сердце вылетало из груди. Марк вдруг отстранился и рывком перевернул меня на живот. Он действовал без бережности, но я, зараженная пороком, лишь предвкушающе улыбалась. Убрав ладонью волосы с моего лица, Варавва наклонился и обжег поцелуем мочку уха. Его горячий, влажный язык углубился в маленькую воронку, и я затрепетала, чувствуя внизу живота заряд нового удовольствия.

Подняв мои бедра, Марк нетерпеливо задрал юбку и погладил свое большой ладонью обнаженные ягодицы. Я ощутила как он пристроился сзади, и в этот же момент мужская рука сомкнулась на моей шее. Это обездвиженное состояние добавило остроты, и я вся задрожала, когда твердая плоть рывком заполнила лоно.

От сильных толчков по телу стрелой проходила будоражащая, пьянящая энергия. В какой-то момент, двигаясь во мне более размеренно, Марк толкнул в мой приоткрытый рот два пальца и приказал:

— Обхвати губами как мой член.

Я послушно сомкнула губы и принялась посасывать заходящие до горла пальцы. Сверху послышался глухой рык, и я поняла, что это доставляет ему удовольствие! Варавва начал заходить резче, сжал мою ягодицу до боли, безвозвратно забирая контроль над телом. Я больше не могла ласкать мужские пальцы — из горла вырвались громкие стоны, а внутри все замерло в ожидании разрядки…

Однако Марк держал меня на грани оргазма целую вечность. Это было мучительно и потрясающе одновременно! Судороги пронзили мое тело особенно сильно, захватили каждую клеточку и вытолкнули мое сознание в космос… Варавва вышел из меня в последний момент, вдавился членом в бедро и обжег кожу семенем.

Когда мои стоны стихли, я уже лежала на боку рядом с мужским телом покрытым испариной. Между ног было липко, но никаких сил не находилось даже подумать о том, чтобы пойти в ванную. Я лишь на мгновение закрыла глаза, а проснувшись, обнаружила, что уже без платья, и обнаженный Марк вытирает теплым влажным полотенцем мои бедра.

Он не дал мне уснуть. Отбросив полотенце, подмял меня под себя и, терпеливо коснувшись складочек, принялся вновь пробуждать желание.

Эта ночь была долгой. Как будто все это время Варавва еле сдерживался, а я своей провокацией сорвала плотину…

31

Повернувшись на другой бок, я слегка приоткрыла глаза — увидела светлые шторы, через которые солнце пыталось пробиться в комнату, и вновь безмятежно сомкнула веки. Лишь спустя долгое мгновение, скачек адреналина в груди заставил меня резко откинуть одеяло и неуклюже слететь с кровати.

— Блин, блин, блин!..

Растерянно оглядываясь в гостевой спальне, я безуспешно искала свою одежду. Вспомнила про разорванное платье и досадно простонала, покосившись на пустующую смятую постель.

Во сколько же он встал? Почему не разбудил меня?

Голышом пробежав в ванную, я первым делом направилась в душ. Воду сделала попрохладнее, чтобы наверняка проснуться и сбить накатывающее похмелье. Тошнота так и застыла в горле, а еще голова неимоверно гудела.

Когда я уже стояла возле зеркала, высушивая волосы, и превозмогая расползающуюся по телу слабость, все произошедшее вчера безостановочными картинами всплыло в сознании. В отражении четко прослеживалось, как я то краснела, то бледнела, то стыдливо закатывала глаза, вспоминая свои выходки.

Как будто нервный срыв вчера пережила, и заставила Марка в этом участвовать…

Стараясь уйти от постыдных мыслей, я наспех обернулась полотенцем и торопливо пошлепала в комнату. Короткий вдох ворвался в легкие, едва я сделала шаг от двери, а ноги вмиг стали ватными. Глаза впились в высокую фигуру, стоявшую спиной возле кровати, и сердце заколотилось в груди от волнения.

Услышав мои шаги, Марк не спеша обернулся и окинул меня задумчивым взглядом.

— Доброе утро, — сдержанно поздоровался он.

— Доброе утро, — смущенно отозвалась я, невольно устремив взгляд на кровать.

Она уже была тщательно заправлена, а на покрывале покоилась кем-то идеально выглаженная женская одежда.

— Ох… спасибо, — проронила я, спохватившись, — через пару минут я буду готова!

Однако когда я двинулась к кровати, Варавва вдруг пошел мне навстречу и ловко преградил дорогу.

— Не торопись, — выдал он, поймав меня за плечи и требовательно заглянув в глаза.

В голове тут же родилась неприятная мысль, и я настороженно спросила:

— Почему?.. Ангелина опять сегодня будет с Викой?

Мужское лицо накрыла хмурая тень.

— Нет. Девочкой занимается Аглая, — успокоил меня Марк. — Ты пойдешь к ней после обеда, а сейчас… нам нужно поговорить.

Я как-то сразу стушевалась и, плавно отступив от него, обняла себя руками.

— Да, я знаю. То, что произошло вчера…

— Сядь, Арина, — непреклонно перебил меня Варавва.

В смятении потупившись, я прошла к кровати и села на край.

— Марк, вчера я…

— Вчера ты отчаянно пыталась залезть в мою голову, — сдержанно и без снисхождения бросил он. — Я помню.

Я захлопнула рот, а Марк направился к комоду, возле которого стояло кресло на ножках. Он небрежно перенес его ближе к кровати, и сел прямо напротив меня, уперев локти о колени. А я что-то занервничала. Вытянулась струной и неловко поправила полотенце на груди.

— Зачем тебе это? — вдруг спросил он, глянув на меня исподлобья.

— Что?..

— Что ты хочешь найти в моих мыслях? Узнать мое отношение к тебе? По-моему и так все очевидно. Или ты до сих пор надеешься найти оправдание решению, которое я принял по поводу своей племянницы?

Последний вопрос кольнул меня прямо в сердце, и я в смятении отвела взгляд.

— А если оправданий не будет, Арина? — предупреждающим тоном спросил Марк. — Я ведь сразу объяснил свои мотивы и выложил все как есть. Этого оказалось мало?

Я растерянно нахмурилась, в первые секунды не зная, что сказать.

— Возможно… Если бы я лучше узнала тебя, мне было бы легче понять. — Сделав прерывистый вдох, я посмотрела прямо в янтарные глаза и искренне добавила: — Может, я не хочу верить, что ты настолько хладнокровный! Обладая такими возможностями и в точности зная человеческую психологию — не хочу верить, что ты настолько циничен в отношении людей…

Варавва шумно вздохнул и отвел напряженный взгляд в пространство.

— Дело не в моем отношении к людям. Что касается этой девочки — точно нет.

— Тогда в чем же дело? — осмелилась спросить я.

Он медлил с ответ. Хмурился, поджимал губы — маялся точно зверь, загнанный в клетку. И я ухватилась за это, чувствуя, что он готов раскрыться, но его необходимо подтолкнуть! В этот же момент в сознание пришла догадка…

— Это из-за твоей сестры? — осторожно произнесла я. — Что-то произошло между вами?

Марк резко взглянул на меня, и я вся подобралась, предчувствуя, что сейчас разговор будет грубо завершен. Но я ошиблась…

Его красивое лицо изменилось на глазах. Словно из него выкачали всю жизнь: оно осунулось, потускнело, очерченные брови сошлись на переносице, а янтарный взгляд засквозил горечью и тоской.

— Думаешь, я пытаюсь отомстить своей сестре? — мрачно усмехнулся Марк. — В этом нет нужды. Вита была бы только благодарна за то, что я сделал одолжение, и не стала воспитывать её дочь.

Мои глаза расширились от этих слов. Изумленно посмотрев на своего мужчину, я на некоторое время потеряла дар речи. О чем это он говорит? Разве такое возможно?

— Почему? — спросила я в какой-то момент, неосознанно впиваясь пальцами в края полотенца.

Варавва утомленно потер висок и отстраненно произнес:

— Она уже давно не разделяла мои взгляды на жизнь. Мы не общались с сетрой почти пять лет, по этой причине и племянницу я впервые увидел лишь после ее смерти.

50
{"b":"736107","o":1}