ЛитМир - Электронная Библиотека

Возникла неловкая пауза.

– Я вас оставлю, – быстро проговорил капитан Джонс и удалился.

Миссис Вильерс тоже поспешила ретироваться:

– Я приготовлю комнату, миледи.

Когда хозяин дома и экономка ушли, леди Мэр обняла Томоса.

– Мы так гордимся нашими детьми, миссис Ханибон. Томос великолепно рисует, а Серен много читает! Мне кажется, она прочла уже половину книг в библиотеке.

– Уже? – Живые глаза миссис Ханибон остановились на Серен.

– Я здесь только с Рождества, – неохотно произнесла девочка.

– Правда? А где ты жила раньше?

– В приюте.

– Какой ужас! – тихо сказала миссис Ханибон. – Бедное дитя!

Серен пожала плечами:

– Ничего ужасного.

– Какая храбрая девочка! – Миссис Ханибон допила чай и повозила чашкой по блюдцу. – Так, значит, я буду давать уроки обоим вашим детям, леди Мэр?

– Да. – Хозяйка тряхнула тёмными волосами. – Мы хотим дать Серен прекрасное образование.

Гувернантка мило улыбнулась Серен.

– Я буду учить Томоса латыни и греческому.

– И меня тоже, – быстро сказала девочка.

Миссис Ханибон не ответила и потянулась к своим баулам.

– Я привезла Томосу подарок, – сказала она, роясь в сумках. – Куда же я его положила? Я такая рассеянная. А, вот!

Она аккуратно вынула из большого саквояжа ящик золотистого цвета и повернулась к Томосу.

– Знаю, что у тебя завтра день рождения. Я увидела эту вещицу в витрине магазина в Лондоне и просто не могла пройти мимо! Поздравляю, дорогой Томос! – И она вручила мальчику ящик.

Томос удивлённо смотрел на подарок.

– Что нужно сказать? – шёпотом подсказала леди Мэр.

– Спасибо! Большое спасибо, миссис Ханибон.

Ящик переливался в солнечных лучах и притягивал взгляд.

– Можно открыть?

– Подарки раньше времени не открывают, – напомнила Серен.

– Ничего, один раз можно нарушить правило. – Миссис Ханибон крепко сцепила руки в красных перчатках. – Я так хочу увидеть, как мальчик обрадуется!

Леди Мэр улыбнулась.

– Миссис Ханибон, не стоило покупать ему подарки. Томос и так слишком избалован. Но, может быть, в порядке исключения…

Томос сразу же откинул крышку. Серен шагнула ближе и с любопытством вытянула шею. Даже горничная Лили, убиравшая чашки, с интересом покосилась на ящик.

Заглянув внутрь, Томос округлил глаза и чуть не присвистнул от восторга.

– Какая прелесть! – задыхаясь от удовольствия, произнёс он.

Мальчик вынул из ящика большой предмет, похожий на барабан, и поставил его на стол.

– Ах! – хлопнув в ладоши, воскликнула леди Мэр.

– Я знала, что вам понравится, – прожурчала миссис Ханибон.

– Приятная вещица, – заметила Лили.

Серен в изумлении смотрела на подарок.

Она никогда не была на ярмарке, но видела такие механизмы на иллюстрациях в книгах и знала, как они называются.

Карусель.

В середине жёлто-красной платформы стоял полосатый столбик, увенчанный золотым шаром. На рисунках в книжках вокруг располагались деревянные кони, которые опускались и поднимались; на них катались дети. На этой маленькой модели были всего три фигуры скачущих коней с всадниками.

Томос повернул крошечную ручку сбоку, и карусель и фигуры на ней с нежным звоном пришли в движение. Сидевший на коне солдат в красном мундире стучал в барабан. Балерина в белом платье крутилась на спине у другого коня, выставляя тонкую ножку в остроносой туфельке. На третьей лошади жонглёр подбрасывал в воздух сверкающие шары и проворно их ловил. А посередине свернулась калачиком, наблюдая за всеми тремя острым глазом, маленькая рыжая лисица.

– Потрясающе! – Томос был очарован игрушкой. – Наверное, это ужасно дорого!

Миссис Ханибон ласково улыбнулась и рукой в перчатке потрепала мальчика по голове.

– Эта вещь стоит потраченных денег, соколик, – сказала она.

Гувернантка с трудом встала с дивана и взяла плащ и шляпу.

– А теперь, дорогие мои, покажите мне комнату.

Леди Мэр и Серен встали и подхватили её баулы, но Томос не двинулся с места. Он снова и снова заводил карусель, не в силах оторвать от неё глаз. Гувернантка улыбнулась и бодрым шагом направилась в коридор. Серен торопилась позади неё, неся сумку с вязаньем. Подойдя к лестнице, она подняла глаза и увидела Сэма: белый кот сидел на площадке, словно пришёл проверить, кто приехал.

Миссис Ханибон остановилась. Она помедлила всего секунду, но в этот миг кот широко раскрыл глаза, поднял шерсть дыбом, прижал уши и зашипел. Затем он в панике умчался вверх по ступеням.

– Чего он так испугался? – вслух подумала Серен.

Миссис Ханибон бросила на девочку быстрый косой взгляд и вдруг, всего на мгновение, в зеркале отразилась совершенно другая женщина – злобная и уродливая.

– Кошки – невероятно глупые животные, – заявила гувернантка и залилась весёлым и даже легкомысленным смехом. Леди Мэр улыбнулась в ответ, и они вместе поднялись по лестнице.

Но Серен осталась стоять внизу, обхватив руками сумку с рукоделием. «Ничего подобного, – подумала она, глядя вслед Сэму. – Кошки очень умные».

Леди Мэр окликнула её с верхнего этажа, и девочке пришлось взбежать по лестнице, роняя по пути мотки шерсти и спицы.

2

День рождения

Барабань и жонглируй, играй и пляши,

Пока мы доберёмся до самой души.

Серен хмуро осмотрела своё отражение в зеркале, повернулась и глянула через плечо, проверяя, ровно ли сидит бант. Она была в чудесном сиреневом платье и серебряном ожерелье с подвесками в виде снежинок – и то и другое девочка получила в подарок на Рождество от леди Мэр. Прежде чем переодеться, Серен тщательно умылась и начистила до блеска туфельки. Жаль, что у неё не очень длинные и не очень густые волосы, но с этим недостатком можно смириться.

До вечеринки оставалось ещё как минимум десять минут. Девочка села на кровать и, плотно закрыв занавески полога, чтобы её никто не видел, достала из-под подушки заветную шкатулку.

На самом деле это была коробка из-под шоколадных конфет, выложенная изнутри блестящей бумагой. Там лежали все сокровища девочки: перьевая ручка и чернильница, записная книжка со звёздами на обложке, высушенный лист дерева с проступающими жилками и рисунок Томоса – на нём была изображена Серен, сидящая летом на качелях под яблоней.

В самом низу находился небольшой бумажный веер и увеличительное стекло с костяной ручкой – миссис Вильерс разрешила взять его для игр в Шерлока Холмса. Серен поднесла линзу к глазу и посмотрела сквозь неё. Полог стал размытым, и девочка положила стекло в коробку.

– Всегда внимательно осматривайте место происшествия, Ватсон, – серьёзно пробормотала она.

Подаренный Томосом браслет был завёрнут в красно-жёлтую папиросную бумагу. Девочке особенно нравился маленький жёлудь, хотя она и не могла рассмотреть букву «С» – да и как это возможно, если та написана водой? Поскольку сегодня был праздничный день, Серен надела браслет на руку.

В коробке остался только один предмет.

Чёрное перо.

Серен вынула его и стала рассматривать через увеличительное стекло. Уродливая, побитая молью вещь с обтёрханными краями.

Но девочка знала, что перо волшебное.

Это подарок Ворона. Серен помнила его скрипучий голос: «Если ты когда-нибудь попадёшь в беду, напиши мне письмо этим пером. Я постараюсь прийти на помощь».

Девочка грустно улыбнулась. Крутя в руках перо, она задумалась, где сейчас Ворон. Его брат Энох увёз его в рождественскую ночь на поезде, и больше Серен о них не слышала. Удалось ли Ворону избавиться от чар и вернуть себе человеческий облик? Может быть, однажды он постучит в дверь в пальто и шляпе и скажет: «Здравствуй, Серен Рис», – а она его не узнает и спросит: «Простите, мы знакомы?»

Ворон обладал раздражительным и вспыльчивым характером, но без него девочка никогда бы не сумела спасти Томоса.

Она очень скучала по другу.

3
{"b":"736285","o":1}