ЛитМир - Электронная Библиотека

Серен сделала огромный глоток воздуха и отступила в коридор.

Её трясло от страха: теперь она вспомнила, что это была за музыка. Это Их мелодия! Манящий колдовской напев Волшебного семейства!

Со спины к девочке подошёл Дензил и спросил:

– Где Томос? Мать его ждёт.

И в этот миг появился Томос в сопровождении миссис Ханибон. Они быстро проследовали мимо Серен, словно и не видели её.

Когда они удалились, девочка скользнула в библиотеку.

Карусель стояла на столике у окна.

Серен подкралась к ней, приблизила лицо к маленьким фигурам и стала их разглядывать.

Каждая была не выше пятнадцати сантиметров.

Жонглёр в полосатом чёрно-зелёном пиджаке. Солдат, высоко и бодро поднимающий барабанные палочки. Балерина с милым личиком и нарисованными глазами.

Серен до ужаса хотелось завести игрушку и снова посмотреть, как они двигаются, особенно рыжая лисица, так спокойно расположившаяся посередине. Её вытянутые глаза пронзали девочку острым взглядом.

Руки Серен потянулись к рукоятке механизма.

– Серен!

Девочка вздрогнула.

В дверях стояла миссис Ханибон. Она улыбалась, обнажая короткие острые зубы.

– Не трогай. Это не твоё.

Из другого конца коридора донеслись отдалённые звуки аплодисментов: видимо, Томос задул свечи на торте.

Миссис Ханибон протянула девочке руку:

– Пойдём, а то тебе не хватит куска.

Серен медленно встала и пошла к двери. Миссис Ханибон обняла её тёплой и мягкой рукой за плечи.

– Так-то лучше. Понимаю, что при твоих способностях трудно держаться в тени.

Серен удивлённо уставилась на неё:

– Что вы имеете в виду?

– Ты же видишь, как мать боготворит Томоса, как осыпает его подарками.

– И что с того?

Миссис Ханибон крепко прижала её к себе.

– Не нужно скрывать свои чувства, дорогуша. Ты такая храбрая, такая сообразительная.

Серен отстранилась. Гувернантка пахла сладкими духами, но из-под этого запаха пробивался какой-то отвратительный душок. Девочка, однако, ничего не сказала, и миссис Ханибон отвела её в гостиную, где Томос неумело резал огромным серебряным ножом торт.

– А, вот ты где, Серен, – сказала леди Мэр, держа в руках тарелку с куском торта. – Спасибо, что отыскала его.

– На самом деле это Дензил нашёл мальчика, – возразила миссис Ханибон. Она взяла тарелку и, не снимая перчаток, стала очень осторожно есть угощение маленькой серебряной вилкой. – Собственно говоря, леди Мэр, я обнаружила Серен в библиотеке, где она играла с подарком Томоса. Мне пришлось увести её оттуда, а то она могла разбить карусель, потому что обращалась с ней очень грубо.

– Ах, Серен! – Леди Мэр удивлённо посмотрела на девочку.

Серен не могла поверить своим ушам.

– Неправда! – возразила она.

Повисла пауза. Миссис Ханибон тряхнула кудрями.

– Не судите её строго, ваша светлость. Видимо, девочка немного завидует вашему сыну. Это можно понять.

– Никому я не завидую!

– Серен…

– Нет! – слишком громко выкрикнула девочка, и все в комнате вдруг повернулись к ней. Томос тоже смотрел на неё, но она не собиралась мириться с клеветой. – Я не трогала подарок. И я бы никогда не испортила игрушки Томоса.

Помолчав, леди Мэр сказала:

– Я знаю. Но, думаю, на всякий случай карусель нужно отнести в детскую. Лили, прошу тебя этим заняться.

Серен проводила поспешившую выполнять приказ горничную удивлённым взглядом и сердито посмотрела на миссис Ханибон. Гувернантка доела кусок торта до последней крошки и, слегка улыбнувшись девочке красными губами, протянула тарелку за добавкой.

Серен пробралась к окну и, усевшись на диванчик под ним, стала качать ногами и глядеть через стекло, как ветер носит по лужайке осенние листья. Её переполняли гнев и недоумение. Зачем миссис Ханибон сказала неправду?!

Листья лохматыми вихрями весело носились по пожухлой траве.

Позади девочки все затянули «С днём рожденья тебя!»

Серен не присоединилась к остальным и даже не обернулась.

3

Открытия

Не всё, о чём мечтают дети,

Существует на планете.

– Извините, я немного опоздала.

Серен влетела в классную комнату, прижимая к себе блокнот, перьевую ручку и чернильницу. Ей пришлось бегом подниматься по лестнице, чтобы взять всё необходимое для урока, а потом у неё порвался шнурок, и девочка целую вечность связывала обрывки и снова зашнуровывала башмак.

Миссис Ханибон размещала небольшую школьную доску на подставке.

– Отдышись, дорогуша, – сказала гувернантка. – У тебя есть острый карандаш?

– Карандаш… Ой, нет…

– Можешь взять у меня, – быстро проговорил Томос и толкнул к Серен деревянный пенал. – Ты всегда опаздываешь! – сердито добавил он.

– Вовсе не всегда.

– Но сегодня опоздала, так что сядь наконец на место, чтобы мы могли начать.

Серен подумала, что Томосу не терпится приступить к учёбе. Но ведь и ей тоже. Она села на скамью, положила на парту блокнот и ручку и огляделась.

Классная комната представляла собой просторное уютное помещение с длинными окнами, выходившими в кухонный сад. Раньше здесь была пустая спальня, но леди Мэр договорилась с миссис Вильерс, чтобы сюда вместо кровати внесли две парты. На полированном деревянном полу лежал большой ковёр, в вазе на окне стояли свежие цветы и огромный глобус, который Дензил принёс из кабинета капитана Джонса. Солнечный свет играл на бордовых пятнах, обозначающих страны Британской империи.

На столе лежали книги. В камине потрескивал огонь. На улице ветер гнал по голубому небу облака.

– Итак, дети. – Миссис Ханибон была в фартуке поверх блестящего платья и держала в одетой в перчатку руке длинную указку. На кудрявых волосах сидела шляпка. – Поскольку здесь оказался глобус, то начнём с географии. Скажи мне, Серен, как называется эта страна?

Кончик указки коснулся зелёного пятна на модели Земли.

– Франция, – не задумываясь, ответила девочка.

Томос захихикал:

– Нет, это Италия.

– Правильно, Томос, молодец.

Серен удивлённо распахнула глаза. Но когда она снова посмотрела на глобус, выяснилось, что кончик указки действительно касается карты Италии. Как такое произошло?

– Назови столицу Италии, Томос.

– Рим.

– Как называется язык древних римлян?

– Латынь.

Миссис Ханибон просияла:

– Какой прекрасный ученик!

Серен сидела молча. Она злилась, но не понимала, что именно её раздражает. Девочка тоже знала ответы на все эти вопросы и могла бы поклясться, что сначала указка касалась Франции.

– Ещё вопрос для тебя, Серен. – Миссис Ханибон со скрипом корсета потянулась к глобусу. – Что это за страна?

Она указала на жёлтое пятно на краю Африки. Серен не знала ответа.

– Абиссиния, – через некоторое время сказал Томос.

Серен вздохнула.

– Не расстраивайся, Серен, – милым голосом проговорила миссис Ханибон. – Наверняка скоро и тебе повезёт.

Но этого так и не случилось. Вопросы сыпались один за другим, девочка только растерянно пожимала плечами, и страны, о которых её спрашивали, были ей неизвестны. А вот Томос блистал: он всё время отвечал правильно и даже знал, что столица Индонезии – Джакарта, поскольку капитан Джонс однажды там бывал.

Серен нахмурилась.

Так продолжалось всё утро, на уроках арифметики, грамматики и истории.

Гувернантка задавала Серен сложные вопросы, а Томосу простые.

Поначалу девочку это не смущало, но потом начало раздражать. Так нечестно. Миссис Ханибон слишком явно отдавала предпочтение Томосу. Она хвалила его почерк, восхищалась сочинением об императоре Августе и чуть не мурлыкала от удовольствия, разглядывая его рисунки.

Что ж, Томос действительно превосходно рисовал.

Но работа Серен об императоре тоже получилась неплохой, к тому же длиннее, а потому девочке было вдвойне обидно.

Наконец миссис Ханибон посмотрела на часы и хлопнула в ладоши.

5
{"b":"736285","o":1}