ЛитМир - Электронная Библиотека

На Чёрном море наши части готовились до последней возможности оборонять Одессу. Защитникам на подмогу из Новороссийска прибыла полнокровная дивизия. Однако вскоре стало ясно, что войска нужнее в Крыму, и они по морю ушли в Севастополь.

Битва за Москву

Столица была одной из основных целей германского плана «Барбаросса». По замыслу фашистов, город должен был исчезнуть в результате операции «Тайфун». На Москву шли 75 дивизий, в том числе 14 танковых. Бомбить её были готовы 1500 самолётов.

Гитлеровцы планировали сначала окружить город – так, чтобы никто не сумел из него уйти, а затем устроить на его месте искусственное море, чтобы «навсегда скрыть от цивилизованного мира столицу русского народа».

Первые бомбы упали на Москву 22 июля 1941 г. Всего же за годы войны на неё был произведён 141 налёт с участием около 8 тыс. самолётов (прорвалось только 229). В отдельные дни 1941 г. войска противовоздушной обороны (ПВО) сбивали по 30–40 фашистских самолётов.

К началу октября немцы прорвались к городам Кашире, Серпухову, Туле, Калинину (ныне Тверь). 4 октября Гитлер заявил, что Красная армия разбита и уже никогда не восстановит свои силы. 7 октября образовался гигантский Вяземский котёл: в окружение попало множество соединений Красной армии.

Всего в октябре 1941 г. в боях под Вязьмой погибло около 400 тыс. человек. Из окружения вырвались 85 тыс., но в плен попали около 688 тыс. советских бойцов и командиров.

В Куйбышеве (ныне Самара) подготовили «запасную столицу», и 15 октября туда эвакуировали Верховный Совет СССР, правительство, министерства и другие учреждения. В Москве, в случае появления войск противника у ворот столицы, собирались взорвать предприятия, склады, метро – всё то, что нельзя вывезти (считается, что заложенную тогда взрывчатку обнаружили в середине 2000-х гг. при разборке гостиницы «Москва»).

16 октября в столице началась паника. Некоторые руководящие работники воспользовались ею и бежали из города, взяв с собой различные ценности. Было угнано 100 автомобилей, похищено наличными почти 1,5 млн руб. Московское руководство приложило огромные усилия, и за несколько дней относительный порядок был восстановлен.

20 октября в городе ввели осадное положение, а оборону на рубежах 100–120 км западнее Москвы возглавил генерал армии Г. Жуков. К концу ноября 1941 г. из города и области эвакуировали почти 500 крупных предприятий.

На ближних подступах к столице (сейчас бо́льшая их часть находится в черте города) строились укрепления линии обороны. В постройке участвовало более 100 тыс. москвичей, главным образом женщины.

7 ноября (самый главный советский праздник – годовщина Великой Октябрьской социалистической революции), как и обычно в этот день, на Красной площади прошёл парад. Его подготовка была строжайше засекречена. Многие участники парада прямо после торжественного марша отправились на передовую (ближайшую к неприятелю линию фронта).

Осенью 1941 г. пришло сообщение от Р. Зорге, нашего разведчика в Японии, что эта страна не вступит в войну против СССР, а будет воевать на Тихом океане против США. Эта информация позволила перебросить под Москву свежие дивизии из Сибири. Однако гитлеровцы превосходили советские войска по количеству и живой силы, и орудий и миномётов (почти вдвое), и танков.

На разных участках фронта 5 и 6 декабря 1941 г. началось контрнаступление советских войск, 8 декабря Гитлер распорядился перейти к обороне, но фашистов это не спасло. В результате ряда операций к 30 марта 1942 г. враг был отброшен от Москвы на 80–350 км. От гитлеровцев были освобождены Московская, Рязанская, Тульская области, многие районы Калининской (ныне Тверской), Орловской, Смоленской областей – всего 11 тыс. населённых пунктов. Вражеская армия потеряла более 330 тыс. человек. Но и наши потери были огромны: погибло более 272 тыс. человек, это каждый четвёртый из участвовавших в операции.

Блокада Ленинграда

Ленинград был отдельной целью плана «Барбаросса». 8 сентября 1941 г. город оказался отрезанным с суши от Большой земли (так здесь называли не захваченную врагом советскую территорию).

В Ленинграде не было особых запасов продовольствия и топлива: к блокаде заранее не готовились. 8–10 сентября гитлеровцы разбомбили Бадаевские склады, где хранились основные городские запасы продуктов. Их потеря не стала причиной голода, но ускорила его наступление.

Гитлер твёрдо верил, что ведёт с СССР «борьбу за существование», а Ленинград – средоточие зла. Город предполагалось окружить и сровнять с землёй с помощью артиллерии и бомбёжек с воздуха. В городе не должна сохраниться даже часть населения. Правда, через некоторое время, когда настрадаются, ленинградцев, которые всё-таки выживут, в отличие от москвичей, можно будет выпустить через узкие проходы – разойдясь по стране, они станут сеять среди соотечественников хаос и панику. Такая перспектива описана в немецких документах.

К началу блокады в городе оказалось около 2,5 млн человек. Эвакуация проводилась всё время, но много людей умерло. Уже к лету 1942 г. жителей осталось чуть больше 800 тыс.

15 сентября 1941 г. в первый раз снизили нормы выдачи продуктов по карточкам. Продовольствие в город поступало, но доставить самолётами и судами по Ладоге удавалось немного. Тяжёлое положение сложилось перед зимой, когда суда уже не могли пройти, а лёд ещё не намёрз. В городе всё время раздавались взрывы. В это время именно от обстрелов, а не от голода погибло большинство жителей.

20 ноября в пятый раз снизили нормы выдачи хлеба. Рабочие стали получать 250 г, а все остальные (кроме бойцов на передовой) – 125 г. Кроме хлеба, почти ничего не давали. Так называемый хлеб наполовину состоял из того, что хоть как-то годилось в пищу: льняного и хлопкового жмыха, отрубей, обойной пыли, перемолотой коры сосны, ветвей берёзы, семян дикорастущих трав… Начался настоящий голод. Это были самые тяжёлые месяцы за всю блокаду. В день умирало более 4 тыс. человек.

25 декабря 1941 г., когда замёрзла Ладога и пришли первые грузовики с мукой, нормы слегка выросли: меньше 200 г хлеба уже не давали. В феврале 1942 г. дважды увеличивали выдачу ещё на немного. Снабжение стало регулярным.

Ещё одна беда – холод. Зима 1941–1942 гг. выдалась рекордно холодной и снежной. Снег на улицах не убирали. Печки-буржуйки ставили прямо в квартирах. В них жгли всё: книги, мебель, паркет.

Особо истощённых подкармливали в специальных стационарах и столовых – 60 тыс. человек за всю блокаду. 85 новых детских домов приняли 30 тыс. сирот. Весной 1942 г. на свободной земле разбили огороды, в апреле пошли трамваи.

В блокаду погибло более 600 тыс. (по некоторым данным – до 1,5 млн) человек, из них 3 % – от обстрелов, а 97 % – от голода. Большинство похоронено на Пискарёвском мемориальном кладбище.

Несмотря на блокаду, город жил. Сотрудники музеев спасали экспонаты и вели экскурсии, работали театры и библиотеки, практически ежедневно по радио выступала поэтесса О. Берггольц. В 1942 г. город услышал симфонию № 7 («Ленинградскую») Д. Шостаковича.

Прорвать блокаду старались с самого начала. В основном – со стороны Синявинско-Шлиссельбургского выступа, истока Невы, где кольцо почти замкнулось. На плацдарме под названием «Невский пятачок» в 1941–1943 гг., пытаясь пробить блокаду, погибло до 50 тыс. советских солдат. Лишь в январе 1943 г. блокада была прорвана, когда наши войска отбили Шлиссельбург и установили коридор от берега Ладоги до Ленинграда.

Блокада продолжалась 872 дня. Снятие блокады 27 января 1944 г. город отметил салютом.

Севастополь: врагу удалась только третья атака

С крымских аэродромов легко было дотянуться до нефтепромыслов Румынии (союзницы гитлеровцев) и нефтяных скважин на Кавказе. Практически всю нефть, из которой делают и топливо, и масла для смазки механизмов и оружия, наша страна тогда получала именно с Кавказа. Гитлеровцы изо всех сил стремились лишить Советский Союз кавказской нефти. Поэтому нам ни за что нельзя было отдать Кавказ врагу.

3
{"b":"736640","o":1}