ЛитМир - Электронная Библиотека

Главный военный город Крыма – Севастополь. Ещё в XVIII в. для его закладки выбрали самую удобную бухту полуострова. Севастополь с самого начала был крепостью и строился как крупнейшая военно-морская база. В 1940-е гг. созданный в городе укреплённый район считался одним из лучших в мире. Здесь были и минные поля, и огневые позиции, и батареи тяжёлых орудий. Гитлеровцы знали, насколько хорошо защищён город. Но, не взяв Севастополь, нельзя было овладеть Крымом. А кто владеет Крымом, тот владеет Чёрным морем.

К морским пехотинцам, оборонявшим Севастополь, из Одессы по морю подошло подкрепление (бойцы, около 500 орудий, 20 тыс. т боеприпасов, танки), сюда же подтянулись остатки рассеянных по Крыму сухопутных войск – и защитников Севастополя стало около 50–55 тыс. человек.

В начале ноября 1941 г. гитлеровцы окружили Севастопольскую крепость, но сразу взять её не смогли. Немцы стали готовиться ко второму штурму: подтянули артиллерию, в том числе тяжёлую, в частности, специально привезли из Германии сверхмощное орудие «Дора» с 7-тонными снарядами. Фашисты планировали штурм на конец ноября.

Однако к назначенному дню благодаря усилиям крымских партизан (на полуострове действовало хорошо подготовленное и организованное подполье, специально оставленное в тылу врага) и штормовой погоде из строя были выведены половина вражеских автомобилей и лошадей (без них артиллерию невозможно было сдвинуть с места) и 4 из 5 паровозов (самые тяжёлые орудия перемещаются только по железнодорожным рельсам). Штурм начался с опозданием – 17 декабря, но севастопольский гарнизон опять устоял.

Наши войска не оставляли надежды отбить Крым. Поэтому, пока оборонялся Севастополь, в других городах – Феодосии, Евпатории – высаживались десанты. Попасть на полуостров можно только с моря – с материком его соединяет узкий Перекопский перешеек на севере, поэтому сухопутный путь годится лишь для мирного времени.

Один из десантов оказался удачным: наши войска закрепились на Керченском полуострове. Но успех был временным: гитлеровцы разгромили советскую группировку в Керчи и перебросили высвободившиеся войска под Севастополь.

Пользуясь тем, что Красная армия не могла успешно бороться с фашистскими самолётами (у нас было мало истребителей), немцы увеличили свои воздушные силы, и в Севастополь стало совершаться до 600 боевых вылетов (бомбёжек) в день.

Кольцо вокруг Севастопольской крепости сжималось: подходили вражеские войска, подвозили артиллерию. Третий, самый мощный штурм начался 7 июня 1942 г. Севастопольцы держались больше недели. За это время в гитлеровских ротах осталось по 25 бойцов вместо обычной сотни. Защитники города дорого продавали свои жизни. 30 июня пал Малахов курган – стратегически важная возвышенность Севастополя. Держать оборону стало технически невозможно: вся местность простреливалась гитлеровскими орудиями. Ставка разрешила высшему командованию эвакуироваться (покинуть крепость), остальные защитники продолжали сражаться отдельными группами ещё до 9–12 июля.

При обороне Севастополя погибло почти 157 тыс. наших бойцов, до 100 тыс. попали в плен. Потеря Севастополя и Крыма была большим ударом для советской стороны, однако и гитлеровским частям мы нанесли серьёзный урон.

Перестройка экономики на военный лад

Война потребовала срочно изменить всю жизнь страны, в том числе и экономику. «Гражданских» товаров стало меньше, чем раньше, а всё, что могло пригодиться в армии, отправлялось на фронт.

На каждых трёх довоенных рабочих местах теперь работали двое. Но все понимали: продукции надо производить даже не столько, сколько до войны, а намного больше. Официальный рабочий день стал длиться 11 часов вместо 8 (правда, лишние 3 часа лучше оплачивались), но вот отказаться работать и уйти домой, как раньше, было нельзя. Многие не уходили и после окончания долгого рабочего дня: оставались у станков ещё на несколько часов уже по собственной воле.

Тыл стал жить по законам фронта. Как солдат не имеет права бросить окоп или перейти из стрелков в танкисты, так и в тылу стало нельзя самовольно уходить с работы. Все работники предприятий, в том числе эвакуированных, на период войны объявлялись мобилизованными и закреплялись за теми организациями, где работают.

Тех, кто до сих пор почему-то не работал, обязали работать на производстве и строительстве. В городах на оборону были обязаны трудиться все мужчины в возрасте 16–55 лет и женщины в возрасте 16–45 лет. Если кто-то пытался уклониться от работы, его дальнейшую судьбу решал суд.

Весной 1942 г. трудовая мобилизация коснулась и сельских жителей. В наиболее напряжённые периоды к сельскохозяйственным работам теперь можно было в обязательном порядке привлекать «лиц мужского пола от 14 до 55 лет, а женского – от 14 до 50».

Трудиться в сельской местности должны были и дети – школьники 6–10 классов, и студенты (кроме выпускных курсов). В зависимости от работы, которую они выполняли, и возраста рабочий день у них длился 6–8 часов.

Только за 10 месяцев благодаря трудовой мобилизации удалось привлечь в промышленность 7,3 млн работников.

В самые первые месяцы войны в восточные районы страны перевезли оборудование 2593 предприятий. Вместе со станками и оборудованием на новые места уехали 30–40 % сотрудников, не ушедших на фронт. Умелых кадров катастрофически не хватало. Несмотря на это, перевезённые предприятия начали выпускать первую продукцию уже через 1,5–2 месяца. Иногда станки запускали прямо под открытым небом или наскоро сколоченным для защиты от дождя навесом. А в цеха и мастерские перебирались потом.

Есть такое выражение: «Один переезд равен двум пожарам». Переезжать целым заводом было тяжело, дорого и неудобно. Однако вместе с приездом эвакуированных принявшие их области начали очень быстро экономически развиваться. В 1942 г. на Урале стали производить военной продукции в 5 раз больше, чем до войны, в Поволжье – в 9 раз, а в Западной Сибири – в 27 раз.

За первую половину войны в разы увеличилось количество выпущенных автоматов, танков, артиллерийских орудий, миномётов, самолётов. Маршал Г. Жуков вспоминал, как осенью – зимой 1941 г., во время обороны Москвы, ему всё время приходилось выпрашивать в Ставке орудия и особенно боеприпасы. Их тогда было очень мало: каждая пушка могла выстрелить максимум 1–2 раза в сутки.

К осени 1942 г. снарядов делали столько, что можно было не только обеспечить фронт, но и создать запас.

Инженеры и конструкторы совершенствовали уже имеющееся оружие, придумывали и развивали новые технологии его изготовления, разрабатывали новые образцы и модификации. Это дало возможность уже весной 1942 г. начать перевооружение армии. Стали появляться специализированные (истребительные, штурмовые, бомбардировочные) авиационные части. В июле 1942 г. создана первая советская танковая армия. К 1943 г. на наших заводах танков и самолётов производилось почти вдвое, а орудий – вчетверо больше, чем на германских, причём лучшего качества.

Лагеря уничтожения. Холокост

Почти сразу после прихода к власти в Германии в 1933 г. гитлеровцы создали первый концлагерь в Дахау (близ Мюнхена).

Подобные лагеря для содержания военнопленных, «расово неполноценных» (евреи, цыгане, славяне), политических преступников создавались на всех оккупированных территориях, где гитлеровцы оставались более-менее долго. Есть цифра: более 42 тыс. лагерей и гетто (места закрытого компактного проживания евреев в городах). Современная Германия официально признаёт только 23 концлагеря. Крупнейшие гетто на оккупированной территории СССР были во Львове и в Минске.

В 1942 г. для окончательного решения «еврейского вопроса», то есть скорейшего и полного уничтожения всех евреев, начали строить лагеря смерти. В них существовало специальное оборудование или подготовленные места для умерщвления: газовые камеры, рвы-могильники.

Лагерями смерти были Треблинка, Собибор, Майданек, Освенцим, некоторые другие – в разных странах. На территории СССР было 14 концлагерей: один – в Литве, по два – в Эстонии и Латвии, шесть – на Украине (из них четыре лагеря смерти, все во Львове), три – в Белоруссии.

4
{"b":"736640","o":1}