ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стрела попала ей в левый глаз, и женщина упала.

Вестермарк, южнее Черного Леса, утро, 12-й день месяца Урожая, 18-й год до второго восхождения Сасмиры на престол

Голоса доносились словно издалека. За голосами пришла боль. Такой боли Занета еще никогда не чувствовала. Вокруг было темно.

– Нам нужны клещи! И чистая ткань!

Это голос ее дяди? Звучит как-то странно. Он словно охрип, в голосе слышалось волнение.

Занета попыталась открыть глаза, но левая глазница как будто наполнилась жидким расплавленным свинцом.

– Кровь не останавливается, – произнес еще кто-то. Занета не могла понять, кому принадлежит этот голос.

– Она в сознании? – растерянно спросил дядя.

– Надеюсь, что нет, – ответил незнакомец.

– Ее правый глаз. Его можно спасти? У нее… кровавые слезы… Она…

– Стрела пробила ей череп на виске. Этот проклятый шлем не стоит своих денег. Эти… Ага. Вот и клещи!

Послышался сухой треск. Воцарилось молчание.

Шлем вдруг вдавило в правую щеку, а затем кто-то осторожно его снял.

– Выглядит плохо…

Послышались громкие звуки рвоты.

– Прочь из повозки, проклятье! – ругнулся дядя.

– Что… – пробормотала Занета.

Говорить было нелегко. Язык казался тяжелым, каким-то неповоротливым.

Кто-то сжал ее руку.

– В тебя попала стрела. Но мы приведем тебя в порядок. Мужайся, сейчас нужно оставаться сильной. Будет больно…

– Мои… глаза…

– Твой левый глаз… – Дядя осекся.

– Что…

– Помоги мне! – приказал незнакомец. – Занета, я сейчас кое-что положу тебе в рот. А ты кусай изо всех сил, слышишь? Изо всех сил. И не двигайся. Ты должна лежать неподвижно.

Ей открыли рот, и Занета почувствовала привкус выделанной кожи.

– Готовьте железо! – приказал незнакомец.

– Нужно остановить кровотечение, – шепнул дядя.

– Сначала достанем наконечник.

Что-то шевельнулось у нее в глазнице. Там точно поселился еж, встопорщил иголки, заворочался… Занета охнула. Горячие слезы покатились по ее щекам. Или то была кровь?

– Держись! – Дядя стиснул ее руку.

И снова боль в глазнице. Занета выгнулась дугой.

– Держите ее! – Незнакомец ругнулся. – Нельзя, чтобы она шевелилась!

– Ты что творишь?! – напустился на него дядя. – Почему так долго?

– Наконечник застрял где-то за носом. Там зубец. Вытаскивать нужно очень осторожно. И вынуть наконечник через отверстие в кости не получится. Я введу его чуть глубже – и выну через глаз.

Снова движение.

Занета, обливаясь потом, забилась от боли. Дядя крепко держал ее. С другой стороны тоже кто-то навалился, прижал ее к лежанке. Теплая кровь струилась из раны, стекала по щеке и шее, впитывалась в плотную стеганку под кольчугой.

– Еще совсем чуть-чуть… – пробормотал дядя.

Занета попыталась отвлечься, подумать о чем-то другом, чтобы отогнать боль. И страх. Как поступит генерал Сян Юй дальше? Эта атака была лишь началом сражения. Как отразить следующее нападение? Она лишилась кавалерии, которая могла бы атаковать отступающие силы противника с фланга.

Женщина хотела что-то сказать, но кожаная штука во рту мешала.

Что-то выскользнуло из ее глаза. Занета почувствовала, как наконечник стрелы вспорол левое веко изнутри. Тяжело дыша, она обмякла. Сделано!

– Железо! – приказал незнакомец.

Что-то горячее поднесли к ее лицу. Раскаленное железо с шипением прижгло рану в глазнице – и от боли Занета потеряла сознание.

Вестермарк, южнее Черного Леса, Час Змеи, 12-й день месяца Урожая, 18-й год до второго восхождения Сасмиры на престол

Марсиа смотрела на окаменевшее лицо Сяна, который следил за происходящим на холме. Она стояла всего в шаге от генерала. Как же ей хотелось взять его за руку – или хотя бы прикоснуться к нему. Но принцесса знала, что это пришлось бы ему не по душе даже при иных обстоятельствах. В присутствии своих людей Сян всегда вел себя с ней сдержанно. Но сегодня что-то изменилось. Он словно ушел в себя, даже был холоден с ней. Таким она не видела Сяна со времен битвы под Креенфельдом.

Склон холма покрывали мертвые тела. Раненые пытались спуститься к лагерю, но никто им не помогал. Арбалетчики в повозках все еще выжидали и, когда кто-то решался броситься на помощь товарищам, начинали стрелять.

Конница степняков кружила возле укрепления рыцарей, стреляя из коротких изогнутых луков. Но враги были надежно защищены, и стрелы не наносили урона.

В лагерях вокруг холма тысячи воинов выстроились наготове. Они стояли большими группами, многие надели трофеи, добытые в бою под Креенфельдом: шлемы, кирасы, дорогие мечи и золоченые ножны. Один приказ Сяна – и все они бросятся в бой на укрепление. Но такой маневр приведет к гибели многих воинов Железной орды.

Солдаты так любили своего генерала еще и потому, что он никогда не жертвовал своими людьми напрасно.

Марсиа перевела взгляд на холм. Сколько мертвых… Это так странно для Сяна.

Ее телохранитель Ленг сообщил ей, что Бао Ли, второй придворный лекарь хана, ночью приходил в юрту к Сяну и провел там много времени. Что же случилось?

– Сегодня больше не будет атак, – громко провозгласил Сян, обращаясь к своим военачальникам. – Помянем отважных воинов Габбара, Уру и Чани и их солдат. Они храбро сражались. И они показали мне, что нельзя использовать такой метод нападения. Я извлек урок из случившегося, и потому их смерть не будет напрасной. Завтра мы раздавим наших врагов, обрушившись на них, как копыто горячего скакуна походя давит скорпиона!

По выражению лиц военачальников Марсиа поняла, что у них возникли некоторые вопросы, но никто не решился заговорить с генералом.

– Марсиа! – Он подал ей знак следовать за ним и направился к себе в шатер, даже не оглянувшись.

Это тоже было странно. За все эти недели он ни разу так себя не вел. Подойдя к юрте, женщина заметила, что не знает ни одного из караульных. А ведь уже три месяца она приходила в юрту почти каждый день.

Но караульные ее знали и молча пропустили внутрь.

Сян был в шатре один. Он показался Марсиа бледным, на лице проступил пот. И мужчина стиснул зубы, точно пытаясь подавить боль, а когда посмотрел на принцессу, его улыбка была вымученной.

– Что с тобой?

– Все в порядке, – поспешно ответил он. Слишком поспешно.

Она подошла к нему вплотную и нежно коснулась кончиками пальцев его виска.

– Что случилось? Это из-за Бао Ли?

Он улыбнулся:

– Ты была бы хорошей императрицей. Ты видишь людей насквозь… Нелегко что-то от тебя утаить…

– Ленг убьет лекаря, если я попрошу его об этом.

Сян вскинул руки:

– Нельзя. Он под защитой хана. Убив его, мы выступим против хана. А я не бунтовщик… – Его лицо перекосилось, точно он только что глотнул кислого вина.

– Я считаю, что нет бесчестия в восстании против несправедливого правителя.

Взяв кувшин, генерал плеснул себе браги в кружку. Марсиа еще никогда не видела, чтобы он пил днем.

– Ты считаешь, что твой отец был несправедливым правителем и поэтому князья восстали против него?

– Я была тогда еще ребенком… – неуверенно протянула принцесса. Ее отец, император Орелиан, всегда был добр к ней. – Говорят, он нарушил естественный порядок вещей. Хотел ввести новый налог и отдавать все эти деньги ордену Черного Орла. Поскольку орден был предан императору, князья боялись, что мой отец больше не будет спрашивать их совета и начнет править империей сам.

– Они предатели! – вспылил Сян. – В ханстве правит только хан, и мы считаем это естественным порядком вещей. Он окружает себя советниками, но они не князья в его ханстве, а ученые мудрецы, помогающие принимать самые благоразумные решения. Я верю в мудрость правителя и потому не стану поднимать бунт.

Марсиа сжала руки в кулаки, и ногти впились в ее ладони.

– Так, значит, ты отправишь меня обратно к ханскому Передвижному Двору?

10
{"b":"736707","o":1}