ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Перекатившись через левое плечо, генерал молниеносно вскочил на ноги. Конь упал в галопе, рыцаря выбросило из седла.

Два шага – и Сян был уже рядом с ним. Острие сабли ударило рыцаря в шею, не защищенную доспехом.

Сзади раздался исполненный ярости вопль. Рыцарь с цепным моргенштерном несся на Сяна, раскручивая над головой тяжелый шипастый шар. Генерал снова перехватил саблю обеими руками.

Кистень обрушился на Сяна, но тот парировал удар саблей, выставив клинок как можно дальше от груди и головы. Цепь со звоном налетела на сталь и обернулась вокруг лезвия. Сян резко дернул саблю на себя, разоружив рыцаря.

Конь отпрянул в сторону, но Сян успел схватиться за пояс рыцаря и легким движением вскочил в седло за спиной воина. Саблю пришлось бросить.

Рыцарь ударил его локтем в кирасу. Волна боли прокатилась по телу генерала, с губ сорвался стон. На мгновение в глазах потемнело. Он нащупал кинжал на поясе, а левую руку вытянул вперед над бедром противника, пытаясь схватиться за уздечку.

Когда в глазах прояснилось, Сян заметил арбалетчика в белом одеянии ордена. Вражеский воин уже взял его на прицел.

Генералу удалось перехватить уздечку. Он рванул изо всех сил.

Боевой конь развернулся.

По телу всадника прошла дрожь – арбалетный болт пробил ему нагрудник. Сян почувствовал, как рыцарь обмяк, из-под массивного шлема донесся громкий хрип.

Опустив кинжал, который он собирался всадить противнику под край спинной пластины кирасы, Сян ударил коня пятками по бокам и свернул в сторону. До лагеря оставалось всего триста шагов.

Гулкие, как колокольный звон, удары ознаменовали второй выстрел из баллист: снаряды пробивали доспехи. Затем воины ордена доскакали до метательных машин и зарубили длинными мечами солдат.

Генерал направил жеребца мимо сражавшихся. Всего двести шагов до красной юрты. Вдалеке он увидел нескольких конных дозорных орды – и отряд рыцарей, мчавшихся наперехват. В отчаянии мужчина подстегнул коня.

Лес к северу от лагеря уже тоже был объят пожаром: пламя перекинулось с травы на подлесок. Бледно-серый дым туманом клубился среди деревьев, тянулся к лагерю.

Сян моргнул. На миг ему почудилось, что в тумане проступают очертания огромного чудовища. Сотканный из дыма дракон протянул к его юрте когтистые лапы.

Генерал мотнул головой. Прищурился.

– Это всего лишь дым! – крикнул он, словно произнося слова заклинания.

Но смерть уже вытянула длань над лугом, готовая забрать всех, кто там был.

Вестермарк, южнее Черного Леса, Час Лошади, 13-й день месяца Урожая, 18-й год до второго восхождения Сасмиры на престол

– Госпожа, прошу вас! Мы должны бежать! – настаивал Ленг.

Он стоял у входа в юрту, чуть приоткрыв завесу и выглядывая наружу.

Все ближе звучали крики раненых и умирающих, все громче раздавался звон мечей.

– Он прав, принцесса, – поддержал телохранителя Бао Ли.

Лекарь хана побледнел, на лбу у него выступили крупные капли пота.

– Я дождусь Сяна! – решительно заявила Марсиа. Ее испугала печаль написанного им письма.

Она осторожно коснулась широкой шелковой ленты, которой был подпоясан ее наряд. Под лентой принцесса спрятала кинжал. Прочитав письмо Сяна, она взяла это оружие из сундука, стоявшего возле постели.

В написанном Сяном послании не содержалось ничего конкретного, но Марсиа поняла, что лекарь хана не только отравил ее возлюбленного, но и сделал что-то еще. Этот Бао Ли хуже скорпиона. Одно неверное слово – и она с радостью всадит ему кинжал в жирный подбородок! Принцесса молча молила Создателя Небесного, чтобы врачеватель дал ей хоть какой-то повод нанести ему удар.

– Госпожа, генерал прикажет отрубить мне голову, если ты окажешься в опасности, – взмолился Ленг.

– И будет прав, – проворчал Бао Ли. – Хватаем эту упрямую бабу – и сажаем ее костлявую задницу на первого попавшегося коня!

Марсиа обнажила кинжал.

– Я обещала Сяну дождаться его здесь. И тебе стоило бы бояться меня не меньше, чем рыцарей у шатра, Бао Ли!

Она удовлетворенно усмехнулась, заметив страх во взгляде лекаря. Толстый врачеватель, широко распахнув глаза, уставился на тонкое лезвие с голубым волнистым узором.

– Уверяю тебя, этот кинжал по остроте не уступит легендарным мечам, скованным из лунного света. А теперь говори, что ты сделал с Сяном?!

Лекарь посмотрел на Ленга, но телохранитель Марсиа не собирался помогать ему. Напротив, юноша опустил ладонь на рукоять сабли.

– Он чем-то навредил генералу.

– Я лишь исполняю волю хана. – Когда врачеватель повернулся к Ленгу, в голосе Бао Ли послышалась легкая дрожь. – Я длань его. И по воле хана я восстановил справедливость. Хан доверял Сяну Юю больше, чем кому бы то ни было иному. И безгранично было разочарование его, когда он узнал, что каждую ночь генерал возлегает с принцессой Марсиа, не в силах сдержаться, точно похотливый пес! Мне было приказано…

– Что ты сделал? – Широко шагнув, Марсиа оказалась перед лекарем и приставила острие к его расплывшемуся подбородку.

– Я оскопил его, – с неожиданной решимостью произнес Бао Ли. Он уже успокоился, видимо смирившись со своей судьбой.

Ее рука дрогнула, и по шее лекаря потекла тонкая струйка крови.

– Ты… что?!

– Я удалил ему семенники. Таково было желание хана. Так вы не сможете родить Сяну ребенка, принцесса. Никогда!

– Тебе не следовало принимать такое решение о моей судьбе. Ты… – Она с трудом подавила желание перерезать Ли глотку. Но, возможно, лекарь ей еще понадобится. В конце концов, он был доверенным лицом хана.

Марсиа опустила кинжал и вновь подошла к маленькому столику, на котором лежало письмо от Сяна. Как же ей была ненавистна традиционная для Передвижного Двора манера скрывать свои мысли между строк. Что же пытался сказать ей Сян? «Прощай» Так начиналось письмо. Он уже знал, что не вернется из боя? Но как он мог предвидеть, какой катастрофой обернется это сражение?

– Пожалуйста, госпожа, – увещевал ее Ленг.

Ему не понадобилось приоткрывать полог юрты, чтобы Марсиа поняла, насколько опасна ситуация. Судя по звонкой песне мечей, бой шел уже в нескольких шагах от шатра.

Она вновь прочла строки. Сян просил ее выпить вино…

– Он точно вернется! – Марсиа вспомнила, как Сян поклялся последовать за ней, куда бы ни завел ее путь. – Мы будем ждать!

Вестермарк, южнее Черного Леса, Час Лошади, 13-й день месяца Урожая, 18-й год до второго восхождения Сасмиры на престол

– Вон там песоед!

Сян очутился в толпе всадников, напавших на его лагерь. Мертвый рыцарь в седле защищал генерала от взглядов, но теперь воины в белых накидках окружили его со всех сторон. Они выходили из густой пелены дыма, будто в этих клубах облекались плотью злые духи.

Перед глазами у Сяна все плыло.

В него ударили копьем, но генерал успел дернуть коня за уздечку, и тот встал на дыбы. Стальной наконечник пробил черную как ночь шкуру.

Схватив меч мертвого всадника, Сян спрыгнул с крупа коня. Ноги подгибались, будто кто-то похитил все его кости. Генерал пошатнулся. От дыма слезились глаза. Впереди, за рыцарями в белом, он разглядел красную юрту. Еще пара шагов…

Тяжелым мечом рыцаря он сумел парировать еще одно копье, едва не ударившее его в грудь, увернулся от третьего копья… «У меня получится, – думал он. – Я успею дойти до Марсиа…»

Лезвие его меча ударило по морде лошади, вспарывая губы и ноздри. С громким ржанием животное встало на дыбы, сбрасывая всадника.

Отбив удар топором, Сян опять пошатнулся. Зажмурился. Что-то со скрежетом ударило его в спинную пластину. Оружие не пробило кирасу, но мужчина потерял равновесие и упал на колени.

Лезвие его меча описало полукруг, столкнулось с чем-то позади него. Кто-то закричал.

Еще одно копье ударило его по голове, сбило шлем на глаза.

Бросившись влево, Сян перекатился через плечо, пытаясь как можно скорее вскочить на ноги, – этому приему его научил наставник по фехтованию. То было так давно… Но он сумел лишь встать на колени.

23
{"b":"736707","o":1}